Похищение кредита G-24: двое убитых и один невыданный шпион

«…Экс-президент банка «Олимпия» Лев Кремер покинул свой пост нехорошо. По свидетельству очевидцев, дюжий охранник вытащил упирающегося экс-банкира на улицу, и, отвесив ему пинка, — швырнул в объятия асфальта улицы Лачплеша…». Так началась одна из самых шумных историй времен кредита G-24.

На снимке: Вячеслав Гойло в аэропорту "Рига" —  момент выдачи из Америки; дом, где его убили. 

Частность из этого "выноса тела" была такая: началось следствие по 500-тысячному кредиту крестьянского хозяйства Zīlītes. Однако следствие, по-сути зашло в тупик. Двое фигурантов — Лев Кремер и Вячеслав Гойло — были убиты.

О банкирах из 90-х

"…Экс-президент банка "Олимпия" Лев Кремер покинул свой пост нехорошо. По свидетельству очевидцев, дюжий охранник вытащил упирающегося экс-банкира на улицу, и, отвесив ему пинка, — швырнул в объятия асфальта улицы Лачплеша. Перед этим у Кремера состоялся разговор с фактическим владельцем банка Владимиром Лесковым. В ходе беседы г-н Лесков обматерил г-на Кремера и обвинил его в краже 6 миллионов 142 тысяч 385 долларов".

Это цитата из нашей публикации в газете "СМ-сегодня" от 26 августа 1996 года. Издание было, подчеркнем, вполне серьезным по тем временам — и по тиражу, и по охвату аудитории, "цитируемости" и пр. Но эпоха "первого миллиона" требовала адекватной формы воплощения. И — стилистика следовала за жизнью 🙂 Это потом, уже в нулевых появится непробиваемо серьезный, почти похоронный тон по отношению к банкам и банкирам. А тогда в редакции была шутка эпохе в тон: "Приходил банкирствующий бандит. Или бандитствующий банкир — как больше нравится". И шутки в этом было очень мало: банковской деятельностью занимались небезызвестные Волдемар Селга, Владимир Лесков, Грига и др.

Поцитируем еще немного упомянутый текст 1996 года, чтобы уяснить себе механизм распределения пресловутого G-24:

"Кремер, став президентом "Олимпии", поначалу имел неограниченное влияние на главу "Пардаугавы" Владимира Лескова. Чем не преминул воспользоваться: давал устные указания о выдаче кредитов, в том числе по линии G-24, а также гарантии "Олимпии" для других банков. По некоторым данным, за это он клал в свой карман до 30 процентов от стоимости кредита.

Такой вид деятельности позволял ему неплохо существовать. В качестве примера можно привести траты Л. Кремера во время фестиваля в Каннах — президентский номер за 5 тысяч долларов в сутки, шуба за 100 тысяч для жены, два "мерседеса" по 55 тысяч…"

…Отметим уже из нашего 2010-го: довольно скромно, в общем, банкиры тогда жили…

"И все это продолжалось до тех пор, пока в дело не встрял Борис Карпичков — бывший майор КГБ, специалист по подслушиванию, ныне обвиняемый в присвоении полумиллионного кредита Zīlītes… Вторая половина полумиллионного кредита была переведена в "Риетуму банк" на счет фирмы Виталия Киселева (одно из имен прикрытия Бориса Карпичкова). Карпичков снял со счета наличность и пришел делиться к Кремеру. Однако тот положил наличность в сейф и выставил Карпичкова за дверь. Оскорбленный Карпичков некоторое время звонил Кремеру с угрозами. Потом плюнул и поставил подслушивающие устройства экс-партнеру в кабинет и машину, а собранный компромат передал Владимиру Лескову. После этого Кремер и покинул "Олимпию". (К тексту статьи прилагалось фото счета, выставленного Кремеру) .

А теперь вернемся в наш 2010-й. Общий итог таков: виновных разоблачить и наказать не удалось. Борис Карпичков с конца 90-х находится в розыске, на него выдан международный ордер (на днях он снова привлек к себе внимание громкими разоблачениями — см. текст "Самый разыскиваемый преступник Латвии — контрразведчик Борис Карпичков" от 3.08). Директор латвийского Бюро Интерпола Юрий Ясинкевич сообщил нам весной 2000 года:

— Карпичкова должны выдать Латвии через пару недель. Все документы уже оформлены, остались только процессуальные нюансы.

Однако, как мы видим, Карпичкова не выдали и в следующие 10 лет.

Дело по экс-председателю правления банка «Олимпия» Льву Кремеру было закрыто еще в конце 90-х «за невозможностью найти дополнительные доказательства». Обвинение ему отводило роль свидетеля, но, увы, — Л.Кремер был убит в 2000 году. Позже и еще один фигурант этого дела — Вячеслав Гойло — тоже был застрелен. (Подробнее об этих убийствах — см. в справке.)

Вы спросите, "а как же справедливость?". Вот и мы о том же — в справке. Там об этом все сказано. Просто справедливость — она не всегда линейная бывает.

Аферист: «А я тут при чем?»

А теперь вернемся в наш 2010 год и перескажем эту историю в чуть более привычной стилистике.

В 1993 году крестьянское хозяйство «Зилитеc» получило в банке «Олимпия» кредит — 500 тыс. долларов. Затем половина этой суммы была перечислена на счет фирмы «СОП» (директором ее был некто Олег Качан) и попала в итоге к Вячеславу Гойло (известному также как Аферист). Остальные 250 тысяч поступили в «Риетуму банк» на счет фирмы «КС». Оттуда их снял бывший сотрудник КГБ Борис Карпичков, и далее следы денег теряются.

Версия обвинения: кредит был похищен. Бизнес-план, представленный при его получении, — обвинение расценило как явную липу. Ибо никто из обвиняемых и не собирался развивать сельское хозяйство страны. В общем, преступный умысел — налицо. Вина Гойло, Качана и Карпичкова — неоспорима.

И Кремер, и Гойло были категорически не согласны с версией обвинения. Оба это дело нам комментировали в конце 90-х.

В.Гойло защищался очень просто: ничего не знаю. Деньги кто получал? Правильно, владелец «Зилитеc» Олег Качан. Так с него и спрашивайте.

— Если говорить о кредите вообще, то это вопрос взаимоотношений между банком «Олимпия», фирмами «Зилитеc» и «СОП». А если обо мне, то я этих денег не получал, — заявил нам В.Гойло. — Обвинение предъявлено на основании показаний г-на Качана, который якобы передал деньги мне. Но он вообще человек неуравновешенный. Недавно он дал еще одни показания (заверенные нотариально), из которых следует: я тут ни при чем, а прежние показания из него извлекли путем всяческого давления…

Борис Карпичков: «Это все Киселев»

— Ну и что с того, что документы на получение денег заполнены моей рукой! Этих денег я не получал! — не раз повторял Борис Карпичков. За последние годы он дал несколько интервью разным изданиям (в том числе и нам), в которых защищался таким образом:

— Да, я заполнил документы на получение денег — по просьбе моего бывшего коллеги по КГБ, владельца «КС» Виталия Киселева. Он жил в Москве, хотя имел паспорт постоянного жителя Латвии и зарегистрировал здесь свою фирму. Весной 1993 года он обратился ко мне с просьбой открыть счет в «Риетуму банке» — поскольку все документы должны быть на государственном языке. А он латышского не знал. Я помог ему в этом. Как впоследствии помогал заполнять и другие документы. И присутствовал при получении денег…

Куда дальше делись 250 тысяч? Б.Карпичков не знает. А предположения прокуратуры, что Киселев и Карпичков — это одно и то же лицо, несостоятельны. «Доказательств-то нет!»

Для справки

В воскресенье, 30 апреля 2000 года в 14.15 Лев Кремер ехал по юрмальской улице Ригас. В машине вместе с ним сидела его 4-летняя дочка. За полтораста метров до Дзинтарского виадука джип-«мерседес» Кремера остановился либо притормозил (вероятно, в этом месте у Кремера была назначена встреча).

Тут из прилегающего к дороге леса выбежал неизвестный, явно поджидавший бизнесмена. Приблизившись к машине, он четыре раза выстрелил сквозь лобовое стекло «мерседеса» — по мнению полиции, из 9-мм пистолета.

Выпустив в Кремера три пули, убийца сделал контрольный выстрел — в голову. После чего бросился обратно в лес. Ребенка, сидевшего рядом с отцом, киллер пощадил. Девочка осталась цела и невредима.

Это убийство осталось нераскрытым.

Вячеслав Гойло (Аферист) был убит 29 марта 2005 года — с несколькими огнестрельными ранами он был найден на первом этаже подъезда жилой многоэтажки.

Убийцы — их было двое — подкараулили его в подъезде дома по ул. Стирну, 48. Когда он вошел в дом, прозвучал выстрел. Гойло упал, и один из нападавших добил его еще тремя выстрелами с близкого расстояния. По факту убийства было возбуждено уголовное дело. Однако оно также осталось нераскрытым.

О нем. Вячеслав Гойло родился в 1960 году в Брестской тюрьме, где оказалась его мать. Впервые попал под суд в 17 лет. Далее последовал еще ряд судимостей. В середине 90-х оказался в эпицентре скандальной истории с присвоением 500 000 долларов из кредита G-24 по делу банка «Олимпия», в связи с этим США в 1999 году выдали его Латвии по требованию латвийской прокуратуры. На момент его смерти разбирательство по делу «Олимпии» еще не закончилось.

В мае 2000 года Гойло был освобожден из-под ареста под залог в 50 000 латов.

В феврале 2003 года Рижский окружной суд приговорил Гойло к трем годам, 7 месяцам и 25 дням тюремного заключения и освободил его в зале суда — с учетом времени, проведенного в досудебном заключении. Первоначально Гойло обвинялся в присвоении денег (по делу банка "Олимпия"), но суд переквалифицировал обвинение на "содействие в присвоении денег". Этот приговор он обжаловал, но вскоре был убит.

В последние годы активно занимался риелторством, был руководителем компании VG Real Estate, управляющей недвижимостью на ул. Салнас.

И о кредитах G-24

В связи с нарушениями при использовании кредитов G-24 Генпрокуратура ЛР возбудила 15 уголовных дел, 7 из которых были переданы в суд. Серьезным наказанием закончилось фактически одно — Н. Островский (индивидуальное предприятие И. Лейите) был приговорен к лишению свободы на 7 лет (по амнистии срок был уменьшен до 3,5 лет).

Общий вывод: несмотря на массу условий, приоритетов и критериев, в числе получателей кредитов оказалось много фирм, так и не возвративших деньги. На престиже латвийского государства это, правда, никак не отразилось. У кредиторов G-24 деньги брала Латвия, и она же должна была расплачиваться по долгам. Это и произошло в начале нулевых — Латвия полностью рассчиталась за европейскую помощь 10-летней давности. Из взятых по линии G-24 73,4 млн. долларов Латвии, а точнее — ее налогоплательщикам, пришлось вернуть 18,9 млн. долларов вместо обанкротившихся банков-гарантов и их неплатежеспособных клиентов.

На снимке: Вячеслав Гойло в аэропорту "Рига" — момент выдачи из Америки; дом, где его убили.

Марина МИХАЙЛОВА, Игорь ИЩУК, kriminal.lv

Читайте также: