Суд в Харькове не стал арестовывать полицейского который пытал задержанного

Суд в Харькове не стал арестовывать полицейского который пытал задержанного

30 сентября прокуратура предъявила полицейскому из Харьковской области Андрею Тарахтееву подозрение в пытках. По версии следствия, еще в 2019 году таким образом он заставил мужчину признаться в убийстве — бил его деревянной палкой и бутылкой с водой, душил подушкой и сдавливал гениталии. Полицейский не отрицает, что работал на месте убийства, но уверяет, что пыток не применял.

1 октября Ленинский районный суд Харькова отклонил ходатайство прокурора об аресте полицейского и назначил ему круглосуточный домашний арест.  Издание «Ґрати» рассказывает, в чем подозревают полицейского и почему суд решил его не арестовывать.

Убийство и пытки

В ноябре 2019 года в районное управление полиции в Змиеве Харьковской области поступило сообщение об убийстве в поселке Омельченки. Заместитель начальника одного из отделов Андрей Тарахтеев вместе с коллегами — «неустановленными лицами» — выехал на место происшествия. Опросив жителей поселка, они выяснили, что погибший Василий Довбенко дружил с другим местным жителем — 61-летним Николаем Малаховым.

По версии следствия, Тарахтеев и его коллеги, «не имея убедительных доказательств», «с целью скорейшего раскрытия тяжкого преступления» решили заставить Малахова взять на себя вину в убийстве Довбенко.

Полицейские отправились домой к Малахову, вошли через незапертую дверь и увидели спящего мужчину. В сговоре с коллегами Тарахтеев несколько раз ударил Малахова по спине деревянной палкой, после чего этой же палкой прижал его голову к подушке, «чтобы у него не было возможности кричать, звать на помощь, дышать». Затем Тарахтеев поднял Малахова с кровати и нанес ему несколько ударов кулаками по туловищу.

Полицейские надели на мужчину наручники и отвезли его в районное управление полиции. В служебном кабинете они по очереди били Малахова бутылкой с водой по голове.

«Не достигнув поставленной цели», полицейские продолжили пытки — пока коллеги держали Малахову руки и ноги, Тарахтеев надел резиновые перчатки и начал сдавливать и оттягивать мужчине гениталии, требуя признания в убийстве».

Пытки продолжались около пяти часов.

«Они стали говорить: «Ты знаешь, кто убил Васю. Ты с ним пил, поэтому мы считаем, что убил ты. Признавайся». Я сказал, что никого не убивал и вообще ничего не знаю, — позже рассказал следствию Малахов. — В кабинете на листке бумаги лежал незнакомый нож с черной ручкой. Тот, кто меня бил палкой, сказал: «Бери нож в руки». Я сказал, что не буду. Тогда меня опять начали бить, было очень больно. Я взял в руки нож, потом положил его обратно и сказал: «Хорошо».

Пытки прекратились, когда Малахов написал признание в убийстве под диктовку следователя, который был свидетелем пыток. На следующий день суд арестовал Малахова. Государственной адвокатке и сотрудникам СИЗО он сказал, что его никто не бил — травмы объяснил тем, что «сам упал пьяный».

Позже Малахов заявил о пытках. Он добился смягчения меры пресечения, но подозрение с него не сняли. Дело по обвинению Малахова в умышленном убийстве  часть 1 статьи 115 Уголовного кодекса сейчас слушает Фрунзенский районный суд Харькова. Ему грозит до 15 лет лишения свободы.

Позиция защиты

За два года следствие так и не установило всех полицейских, работавших на месте убийства Василия Довбенко. Прокуратура сообщила подозрение в пытках, совершенных по предварительному сговору группой лиц (часть 2 статьи 127 УК), только одному — Андрею Тарахтееву. Ему грозит до десяти лет лишения свободы.

Полицейский не отрицает, что в ноябре 2019 года работал на месте убийства Довбенко.

«Заходит сообщение о совершении особо тяжкого преступления. По тревоге поднимается практически весь личный состав. Туда посылаются все: участковые, уголовный розыск. Наша задача — максимально опросить, установить хоть какие-то данные, чтоб на основании их анализа делать какие-то выводы», — сказал он «Ґратам».

На месте полицейские собрали данные о возможной причастности Николая Малахова к убийству, подтвердил Тарахтеев.

«Я осуществляю общее руководство. Моя задача — понять, кто, и показать следователю. А следователь уже процессуально это оформляет», — объяснил он.

При этом Тарахтеев отрицает, что давал следователю приказ задержать Малахова. Как дальше продвигалось следствие, он не помнит, ссылаясь на давность событий. Полицейский также отрицает, что он или кто-то из коллег мог пытать Малахова.

«Может, кто-то там когда-то, в далеких 90-х, что-то и делал… Мы сейчас живем в правовом государстве, сейчас куча всяких служб. Сейчас, получается, бандиту легче всего защититься от обвинения в особо тяжком преступлении — сказать, что его побили», — отметил Тарахтеев.

Он возмутился, что ему объявили подозрение спустя два года после происшествия.

«Либо я кому-то мешаю в связи с борьбой с преступностью, и нашли повод, к чему прицепиться, лицо ГБР (Госбюро расследований, которое ведет дела в отношении правоохранителей — Ґ ) решило сделать картинку», — предположил вывод полицейский.

Мера пресечения

1 октября Ленинский районный суд Харькова избрал Андрею Тарахтееву меру пресечения. Прокурор Дмитрий Гладун просил отправить его в СИЗО. По его мнению, оставаясь на свободе, полицейский может влиять на ход расследования, используя свои профессиональные навыки, или скрыться.

Прокурор Дмитрий Гладун в Ленинском райсуде Харькова, 1 октября 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

По данным прокурора, вину Тарахтеева доказывают протоколы допросов Николая Малахова и двух свидетелей, а также данные следственного эксперимента с участием потерпевшего. Кроме того, в материалах дела есть медицинские экспертизы, которые подтверждают, что Малахов получил травмы, зафиксированные «скорой», в результате пыток, которые он описал во время следственного эксперимента. В деле также есть трафики соединений мобильной связи, которые подтверждают, что Тарахтеев был дома у Махалова и в райотделе рядом с ним. В ответ на это Тарахтеев утверждал, что вышки в Змиевском районе фиксируют мобильные трафики с погрешностью в несколько квадратных километров.

Тарахтеев просил не арестовывать его, ссылаясь не недоказанность вины. Предъявленное ему подозрение полицейский назвал ошибкой следствия или потерпевшего.

Его адвокатка Елена Гетьман ссылалась на то, что подозреваемый женат, воспитывает двоих детей, имеет работу и хорошую репутацию, а также на его медицинские диагнозы заболеваний.

Тарахтеев знал о производстве, открытом по заявлению Малахова, и о следственных действиях ГБР, но не стал скрываться — отметила адвокатка. Она намекнула, что потерпевший, который в то же время является обвиняемым в дело об убийстве, мог оговорить полицейского — «такой способ защиты».

Судья Анжелика Гримайло в Ленинском райсуде Харькова, 1 октября 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

Судья Анжелика Гримайло спрашивала у прокурора Гладуна, почему следствие длится так долго и был ли допрошен следователь — главный свидетель пыток. Но прокурор не смог ответить.

Выслушав стороны, судья решила отклонить ходатайство прокурора и назначила подозреваемому круглосуточный домашний арест. Защита не планирует оспаривать это решение.

4 октября суд  должен был рассмотреть еще одно ходатайство прокурора — об отстранении полицейского от работы.

Автор: Ганна Соколова; Ґрати

Читайте также: