Аферисты наступают! Не заметить — нельзя, уберечься — можно

Как сберечь и преумножить заработанное? Пока мы ломаем голову над этим вечным вопросом, всевозможные мошенники и аферисты нашептывают нам свои ответы. На смену старым «финансовым пирамидам» вроде «МММ» и «Властелины» приходят новые, более продуманные и порой вполне законные. И количество подозрительных компаний растет. Не заметить — нельзя, уберечься — можно. Ну почему все «финансовые пирамиды» оказываются такими замечательными? Честно работающему банку или заводу часто и сказать про себя нечего, кроме: «в прошлом году мы заплатили все налоги». Зато «финансовым пирамидам» самовосхваление всегда удается блестяще.

«Известия» уже опубликовали список компаний, которые Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) считает «финансовыми пирамидами» (в номере от 26 июня).

Тогда их руководители как один заявили нам по телефону, что федеральная служба ошиблась: мол, на самом деле они работают предельно честно и открыто.

«Нехорошо обвинять людей голословно», — подумал я тогда и решил сам стать вкладчиком. Хотя бы понарошку. Вскоре выяснилось, что человеку с улицы в пирамидах не рады. Во-первых, клиентов туда обычно приводят знакомые. А во-вторых, после публикации «черных списков» ФСФР эти компании стали осторожнее. Но мне удалось втереться в доверие.

EX investment group: чужие здесь не ходят

Если вы думаете, что непреступные крепости в Москве уже не строят, вам следует навестить эту фирму. Она расположена прямо напротив Московского зоопарка, через дорогу от вольера с газелями. И не забудьте взять с собой карту — никаких вывесок и указателей там нет.

Чтобы попасть внутрь, мне пришлось пройти через две запертые двери с домофонами и телекамерами. Одна — в глухом заборе из стальных труб, другая — в само здание. Дверь бронированная и такая тяжелая, что взрыв гранаты ее, видимо, даже не поцарапает. Особнячок, между прочим, дореволюционной постройки. Стоит себе одиноко посреди пустого двора: никаких деловито снующих сотрудников, довольных клиентов или обманутых вкладчиков.

За дверью — хорошо оборудованный пост охраны с пультами сигнализации и мониторами телекамер. Чуть дальше — еще одна дверь. Но туда меня не пускают. Вход в EX investment, говорит мне охранник, находится с другой стороны дома.

— Спасибо. А здесь что располагается? — интересуюсь я.

— Другая компания, — охранник даже не пытается скрыть, что спрашивающий EX investment человек кажется ему крайне подозрительным.

У другого входа курили сотрудники. Утираю со лба пот после борьбы с еще одной бронированной дверью и оказываюсь в обычной офисной приемной. Слева открытая комната, где сосредоточенные люди в рубашках и галстуках массируют спинки компьютерным мышкам. С самым обычным конторским фоном резко контрастирует только группа из трех типичных «братков», развалившихся на диванчике в прихожей. Я таких уже лет десять не видел, так натурально они «базарят» и «раскидывают пальцы». Уж не для встреч ли со «старыми» клиентами они здесь сидят?

Мой взгляд падает на настенные часы с крупной надписью на циферблате: «ANDA». Под ними — стойка с корреспонденцией. Как бы невзначай рассматриваю наклейки — письма адресованы в ООО «АНДА инвест». В голове всплывают слова с сайта EX investment: «ANDA является нашим собственником и управляющей компанией». Ага…

— Что вам нужно? — секретарша тоже смотрит на меня неприветливо.

— EX investment.

— А зачем?

— Я хотел бы отложить немного денег.

— А вы у нас раньше не бывали? — ледяным тоном она продолжает допрос.

— Не успел, — я вздыхаю. — Времени не было. Теперь пришел обсудить возможности сохранить деньги…

Тут девушка наконец смягчается и на лице появляется улыбка:

— Поймите, чтобы знать, что с вами делать, я должна быть твердо уверена: вы уже наш клиент или еще нет.

Я клиентом еще не был — и поэтому через две минуты очутился просто в роскошных апартаментах. Кожаный диван и кресла, огромные рабочие столы из стекла — все новенькое, с иголочки. На потолке сияют красками и сусальным золотом лепнина и только что отреставрированная роспись. Все так замечательно, что даже не сразу замечаешь, что здесь все… слишком «правильно», нарочито аккуратно — в жизни так не бывает. Мои подозрения вскоре подтвердились: сотрудники явно нечасто оказывались за своими «рабочими» столами. В тупик их ставили самые элементарные нужды — поиск скрепки превратился в увлекательную эпопею с поочередным открыванием всех многочисленных ящичков и тихим чертыханием.

Зато сама беседа прошла чрезвычайно приятно: как самого дорогого клиента меня усадили в просторное кожаное кресло, и та самая секретарша быстренько сервировала мне прекрасный чай с печеньем. Все вокруг излучали гостеприимство — а ведь еще пять минут назад на меня здесь смотрели с подозрением. Может, принимали за старого клиента? Если мне и суждено будет когда-нибудь стать состоятельным рантье, пусть и тогда все будет именно так — с мягким кожаным креслом, ароматным чаем и золочеными потолками. Насаждаясь гостеприимством, я решил быть вежливым и взял за правило ни к чему не придираться. Ну, разве что-то чуть-чуть, для вида.

— Разве вы не видели нашу рекламу? — начинает сотрудник, молодой человек с честным лицом и открытым взглядом. — Мы постоянно публикуем ее в таких газетах, как «Метро» и «Октябрьское Поле».

Я делаю вид, что поражен уровнем известности и открытости компании. Мне тут же предлагают на выбор четыре «программы по размещению денежных средств». Уровни доходности — больше 28% годовых в рублях (в два раза больше, чем на банковских депозитах).

— Я вижу, для вас важна надежность инвестиций, поэтому мы и не предлагаем высоких процентов. Все наши обещания абсолютно реальны… — и дальше в таком же духе убеждает он.

Я тыкаю пальцем в предложенный мне проспект:

— Почему здесь упоминается не EX investment, а какой-то «агент в городе Тула ООО «Мегаполис Инвест»?

— Не обращайте внимания, я дал вам не ту бумажку, — говорит улыбающийся консультант и тут же кладет передо мной точно такую же табличку «Быстрый способ накопления денежных средств», но уже с надписью «агент в городе Москва». И я делаю вид, что вполне удовлетворен, хотя слово «агент» там все же осталось.

В конце концов я выбрал «умеренную» по предложенной доходности ( «всего» гарантированные 24,6% годовых) полугодовую программу с выплатой всей суммы в конце срока. Объясняю, что сразу готов вложить 30 тыс. руб. и потом каждый месяц докладывать еще по 5-10 тыс. руб.

— Замечательно! — мой собеседник немного разочарован такой скромной суммой. — А теперь мы распечатаем вам договор.

И если до этого речь шла о «договоре займа», то теперь я почему-то держал в руках некий «договор финансирования». На первый взгляд, все в нем было предельно честно и правам инвестора отведена аж половина всех его положений. Например, там четко прописано право досрочно забрать деньги и штрафы за задержку выплаты.

Но это только на первый взгляд. А на второй легко заметить, что, например, договор заключается от лица агента, название и реквизиты которого… вписываются от руки. Скорее всего они часто меняются. Но самые важные слова, как мне показалось, стояли во втором абзаце: клиент «передает в собственность компании денежные средства». Вот оно: «в собственность»! То есть, как только вы подписали это соглашение и передали им оговоренную сумму, деньги тут же перестают быть вашими. И даже если в договоре написано про «права» и «штрафы», отдать вам ваши (увы, уже бывшие) денежки новый владелец может только по доброй воле. Конечно, если что, вы можете пойти судиться и попытаться доказать, что пали жертвой мошенников. Но не получится ли так, что взыскивать деньги будет уже не с кого?

Но я делаю вид, что договор мне нравится, вот только одна мелочь меня смущает — я показываю на слова «в собственность».

— Это же просто юридическая формальность. Порядок возврата денег прописан ниже, — я соглашаюсь и с этим, ведь договор мне показывает красавица-блондинка. Говорю, что зарплата у меня в следующий четверг и обещаю зайти в пятницу. Кажется, все остались довольны. Меня вежливо выпроваживают в дверь, противоположную той, через которую я вошел в комнату с золотой лепниной. Представьте же мое удивление, когда я оказался возле той самой бронированной двери с постом охраны, куда меня сначала не пустили! Уже знакомый охранник ловит мой удивленный взгляд.

— У нас указание: всех пускать через ту дверь, а выпускать через эту, — добродушно (ведь меня все же пустили внутрь) отвечает он.

Получается «система ниппель»: парадный вход и золотые потолки, видимо, не для всех.

— Так здесь находится и «АНДА», и «ИпоТек Банк»? — я перечисляю виденные только что на рекламных буклетах названия.

— Не знаю, — сознается человек в форме. — Тут постоянно одни въезжают, а другие выезжают…

RADO-S: акулы для инвесторов

ФСФР особо отметила «Радо-С» — в «черном списке» компании досталось сразу два места. Сначала под именем «Холдинг «Радо-С-Групп», затем — ООО «Радо-С-Инвестмент». Признаться, пока я готовился к походу по офисам «финансовых пирамид» и собирал о них доступные сведения, «Радо-С» показалась мне самой интересной. Судите сами. На своем сайте компания открыто заявляла, что «осуществляет только один вид деятельности — работу с заимодавцами. Прочие услуги и виды операций продекларированы в уставе компании и рассматриваются нами в качестве потенциальных». И следом: «компания не осуществляет операций с ценными бумагами и не планирует их осуществлять еще около 10 лет». Согласитесь, это гениально: любому интересующемуся деятельностью «Радо-С» в компании открыто и предельно честно признаются, что занимаются одним-единственным делом — берут деньги в долг. Все. Какие еще могут быть вопросы? Но это нисколько не смущало приходивших в эту компанию людей, которые покусились на обещанные 80% и даже 100% в год.

К тому же глава компании Радик Саакян — человек небезызвестный (ему, к примеру, в 2007 году даже вручили премию «Персона года»). Конечно, после этого и мне очень захотелось лично познакомиться с этим заслуженным человеком. Тем более что в одном из своих интервью он рассказал, что в своем рабочем кабинете держит в аквариуме настоящую акулу. Своей резиденцией «Радо-С» выбрала престижный московский Центр международной торговли.

— Да, знаю «Радо-С», — сообщил мне первый же охранник на роскошных дверях. — Третий этаж, офис 332.

Спешу на третий этаж в предвкушении встречи с «акулой бизнеса», вот уже видно дверь с вывеской «RADO-S» и… какое разочарование — дверь заперта и опечатана. Читаю на приклеенной к косяку бумажке с печатью: «Обращайтесь в службу охраны помещений». Обхожу весь этаж и нахожу еще пять дверей с табличками «Радо-С» — но они тоже опечатаны. Бегу в охрану, расспрашиваю дежурного.

— Подтверждаю, — заявляет он. — Офисы «Радо-С» опечатаны по распоряжению коммерческой службы за дебиторскую задолженность (видимо, компания не оплатила аренду помещений).

— Там же акула в аквариуме плавает, — вспоминаю я о бедной рыбе. — Ее хотя бы кормят?

— Да сдохла она уже, наверное, — вздыхает дежурный. — Указание было все держать в нетронутом виде, и мы внутрь не заходили. Как опечатали, так двери и не открываем.

— Так она же вонять начнет!

— Пока никто не жаловался.

«Живодеры!» — подумал я и попрощался. Поблизости значился еще один офис «Радо-С», и теперь мне особенно захотелось туда попасть. Поиски привели меня к банальной крашеной металлической двери на скромном крылечке. Рядом табличка: «Адвокатское бюро Резник, Гагарин, Абушахмин и партнеры».

— Была тут такая «финансовая пирамида», — заявила мне как раз отпиравшая эту дверь девушка. — К ним много народу ходило. Но они уже несколько месяцев как съехали. Куда — не знаю.

Ну вот и все. Кажется, славная история «Радо-С» закончилась. По крайней мере в опечатанные офисы в Центре международной торговли так никто и не приходил, а все 12 телефонов компании не отвечают. Найти какие-либо следы Радика Саакяна мне тоже не удалось. Но, может быть, как раз сейчас он регистрирует новую компанию и снова готов заняться своим любимым делом — «работой с заимодавцами»? А в кабинете у него будет плавать новая акула…

Признаки того, что ваши деньги в опасности

1. Об этой компании вы никогда прежде не слышали, а теперь вам о ней с восторгом рассказывают знакомые или реклама в мелких газетах.

2. Друзья ссылаются на личный опыт успешного инвестирования и подталкивают вас побыстрее воспользоваться такой потрясающей возможностью.

3. В компании обещают высокую доходность и говорят, что инвестируют в самые разные отрасли.

4. Вам предлагают прийти на собрание или уверяют, что уставный капитал в 10 тыс. руб. — это нормально.

5. У компании нет работающего сайта в интернете.

6. Если сайт есть, то на нем говорится про «займы», «доверительное управление», но вся информация об инвестициях сводится к общим красивым словам.

МНЕНИЯ ОБМАНУТЫХ ВКЛАДЧИКОВ

Ирина,

вкладчица компании «Рубин» (перестала работать в феврале 2008 года)

Я в декабре 2007 года взяла кредит в банке и вложила в «Рубин» 60 тыс. руб. Получила первый возврат в январе. После известия о том, что «Рубин» рухнул, все у меня внутри перевернулось. Больно сознавать себя облапошенной в очередной раз. Думаю, всем пострадавшим надо собраться, посоветоваться с юристами и что-то организовать!

Геннадий,

вкладчик «Радо-С» (перестала работать в июле 2008 года)

Все, конечно, замечательно, но когда «Радик» и прочие вернут деньги? Мне как-то без разницы, кто там работает и как. Я хочу получить свои деньги! Что для этого надо сделать? Прийти в офис с акулами впятером и с битами?

Алексей,

участник собрания клиентов «Радо-С»

В начале года я побывал на их презентации, там еще речь шла о программе «Президентская» с доходностью 180% годовых. Так вот, сидит в зале толпа тетенек и вместо вопроса: «А на фига вы под такой процент средства привлекаете?», спрашивают что-то вроде: «А можно ли платить государству не 13% налога на доходы, а зарегистрироваться как индивидуальный предприниматель и платить 6%?» То есть никого не интересовало, откуда эта компания вообще возьмет такие деньги, все совершенно очумело делили неполученную прибыль.

Павел Арабов, Известия

Читайте также: