Карантин по-израильски. Как борются с коронавирусом на Святой Земле

Фото: Ilia Yefimovich / Global Look Press

В одной из самых благополучных стран Ближнего Востока, Израиле, бушует эпидемия. Заболевших более 4300. Смертей на порядки меньше, чем в Европе, но коронавирус сильно ударил по экономике.

Карантин по-израильски испытал на себе корреспондент издания The New Times.

НЕ ДО ПРАЗДНИКОВ

Приближающиеся христианские и еврейские пасхальные торжества впервые за многие десятилетия могут обойти стороной Святую Землю. Сейчас страна почти полностью закрыта для иностранцев. Собственных граждан, прибывающих в страну, вынуждают сидеть на карантине и следят за их передвижением при помощи электронных средств. Рост вируса в стране один из самых быстрых в мире (по отношению ко всему населению) — каждые сутки число подтвержденных больных растет более чем на 480.

25 марта были введены беспрецедентные для страны меры — режим ЧП. Теперь жители страны не могут без уважительной причины покидать жилые помещения дальше 100 метров. Помимо этого, сильно ограничено движение общественного транспорта. Частные автомобили могут перевозить лишь членов семьи либо одного пассажира. Даже такси готовы оказывать услугу перевозки лишь одному человеку.

Официально закрыты все торговые точки, кроме аптек и продуктовых магазинов. Изменились и аптеки. При входе посетителя ждет сотрудник, контролирующий гигиену. Пока гражданин не вымоет руки специальным составом и не наденет перчатки, в помещение его не впустят. Правда, купить средства защиты уже невозможно ни в одной аптеке Иерусалима.

ДОРОГА К ЗАКРЫТИЮ

Жесткий карантин откладывался до последнего момента. Этому мешала политика. В стране полным ходом шла предвыборная кампания в Кнессет. Несмотря на опасения по поводу заражения граждан, выборы 2 марта проходили почти в обычном формате. Их особенностью стали только специальные участки для голосования находящихся на карантине.

Через два дня после выборов премьер-министр Биньямин Нетаньяху лично вмешался в процесс борьбы с вирусом, он выступил с объявлением первых ограничений для населения. Уже с 4 марта было запрещено собираться на массовые мероприятия численностью больше 500 человек. Оппоненты сразу же обвинили главу государства в манипуляции опасностями. С их точки зрения, премьер лишь пытался потушить политическую борьбу против правящей партии.

Еще через 5 дней меры правительства стали еще более радикальными — был запрещен въезд в Израиль всем иностранцам, которые не могли доказать наличие места для прохождения карантина. А начиная с 9 марта все израильтяне, возвращающиеся в страну, тоже стали обязаны на 2 недели изолироваться дома. К 11 марту в стране было уже 82 больных. Через день это число выросло более чем на 20, и ответ со стороны правительства пришел сразу. В стране прекратили работу все учебные заведения.

Еще через трое суток было выпущено указание о закрытии всех развлекательных учреждений и кафе. Правда, по факту, как убедился корреспондент NT, многие заведения не закрылись, а лишь запретили посетителям есть в залах. Некоторые ТЦ, формально закрытые, продолжали работу.

КАРАНТИН ПО-ИЕРУСАЛИМСКИ

Игнорировалась и такая важная мера, как запрет собираться более 10 человек. По крайней мере в Иерусалиме: особенно жестко протестовали против него в религиозных общинах страны. Ультраортодоксальные евреи продолжали устраивать свадьбы, моления…

Отношение многих религиозных людей к вирусу было продемонстрировано еще 9 марта в праздник Пурим: несмотря на карантинные меры, люди танцевали на площадях и улицах. Некоторые из них даже шутливо пели «Корона», издеваясь над настроением светских жителей.

Позже из-за такой беспечности Иерусалим станет одним из главных центров распространения вируса (наряду с Тель-Авивом). Некоторые чиновники, по сообщениям СМИ, стали говорить, что именно ультраортодоксы — виновники сильного распространения вируса.

Автор этих строк видел, как общины продолжали устраивать массовые сборы в синагогах, грубо нарушая условия изоляции. В кварталах ультраортодоксов регулярно проходят демонстрации религиозных жителей (недавно они даже напали на полицию) против давления властей на их сообщество — закрытие ешив, синагог и кошерных лавок.

За публичные нарушения режима ЧП полиция активно выписывает штрафы в размере 500 шекелей (около 10 тыс. рублей) и предупреждает об уголовной ответственности. Но ультраортодоксов и этим не остановить. Например, в одном из городов молящиеся еще пару дней назад отказались покидать синагогу.

Противниками карантина оказались и жители пляжных районов Израиля. Несмотря на запреты, они продолжали гулять по берегу моря, наслаждаясь солнечными днями. По-прежнему немало людей и в парках.

ВСЯ СТРАНА — НА ПОМОЩЬ МЕДИКАМ

При всех нарушения карантина уровень смертности в стране пока невысокий: 15 человек за все время пандемии. То есть на порядки ниже, чем в европейских странах, Китае и США. Израильский биолог Дмитрий Вайсман, комментируя The New Times эту статистику, говорит, что такой показатель объясняется небольшим количеством заболевших по сравнению с крупными странами и вовремя введенными запретами. С его точки зрения, пока медицина справляется с контролем состояния здоровья каждого больного: «В целом болеет немного людей, потому что были заранее приняты необходимые меры, такие как ограничение путешествий». Он добавил, что в Израиле, в отличие от Италии (рекордсмена по летальным исходам) не так много китайцев, которые изначально были главными переносчиками инфекции.

Возможно, спасает людей и продвинутая израильская медицина: минздрав официально разрешил применять препараты, не получившие лицензии ни в одной стране мира.

Кроме того, борьбе с вирусом помогают все сферы экономики. Так, многие гостиницы крупных сетей переоборудовали в центры приема больных еще в середине марта. Сейчас роль отелей еще больше возросла — минздрав официально призывает больных в легкой форме переезжать в гостиницы, открывшие свои двери специально для зараженных. Уже более 200 таких больных живут в подобных отелях.

Участвуют в борьбе даже спецслужбы. Моссад, например, привез в страну около 100 тыс. тестов на вирус. Сегодня в Израиле делают около 6 тыс. тестов в день, но обещают скоро дойти до 10 тыс. в день. Для сравнения: в России, с населением в 14 раз больше, за все время эпидемии сделали немногим более 100 тыс. тестов.

Помимо этого, спецслужбы помогают следить за передвижением заболевших, чтобы предупреждать потенциальных разносчиков. Для помощи населению было выпущено специальное приложение, помогающее понять, мог ли человек пересечься с больным.

В помощь медикам выступает и армия. На выезде из некоторых районов, как заметил корреспондент, дежурят посты, которые фиксируют, по какой причине человек покидает карантин.

ВРЕМЯ ДЛЯ ПРИМИРЕНИЯ

Эпидемия уже привела к серьезным потерям экономики. За месяц с начала появления вируса в стране появилось более 100 тыс. безработных, этот показатель растет на 1 тыс. в час. Единственным важным плюсом стало неожиданное примирение политических противников. Уже более года страна живет без нового правительства, потому что ни одной из сторон не удается добиться нужного числа сторонников для формирования кабинета. После последних выборов никто так и не смог достичь прочного большинства.

Одним из первых призвавших к созданию антикризисного правительства был сам премьер Нетаньяху: «Мы воюем с вирусом. Каждый дерется на этом поле боя, победа целиком зависит от ответственности, участия каждого. Мы обязаны создать чрезвычайное правительство национального единства перед лицом смертельной угрозы». Премьер предложил объединиться всем политическим силам. Однако многие политики продолжали критиковать предложения главы правительства. Так, Авигдор Либерман, яркий оппонент Нетаньяху, обвинил премьера в некорректном антикризисном управлении. По его мнению, государственные службы продолжают сеять панику, искусственно преувеличивая угрозу, а в результате «уже в апреле число безработных достигнет отметки в полмиллиона человек».

Несмотря на дебаты о целесообразности жестких мер правительства, в стане оппозиции произошел раскол. Бени Ганц стал спикером Кнессета, положив начало созданию правительства национального единства. Он и его соратники надеются получить важные посты в новом кабинете. Остается лишь вопрос о том, как именно новое правительство сможет побороться с эпидемией и экономическом кризисом.

Автор: Константин Гликин; The New Times

Читайте также: