«ЭНЕРГОАТОМНАЯ» БОМБА

Современный преступник — это вовсе не обязательно громила с фомкой или бейсбольной битой. Современный продвинутый злоумышленник выглядит вполне прилично и, как правило, весьма неплохо образован. Вместо ножа и пистолета эти молодые и обаятельные люди пользуются компьютерной техникой, связями в высоких кабинетах и хорошо ориентируются на рынке ценных бумаг. Их речь не отягощена матом или «феней», но пестрит такими понятиями, как «вексель», «взаимозачет» и «дисконт». Часто они «экспроприируют» капитал у таких же, как и они мошенников, но в итоге все- равно страдает государство, а значит и каждый из нас. Однако, для того, чтобы деятельность подобных «беловоротничковых» преступников по ограблению родного государства была успешной, мошеннику, как правило, нужны сообщники в высоких и опять-таки, государственных кабинетах. Чтобы эта история была понятной, мы сразу хотим уточнить, что «вексель» — это не фамилия. Это – «письменное долговое обязательство строго установленной формы, дающее его владельцу (векселедержателю) бесспорное право по истечении срока обязательства требовать от должника или акцептанта уплаты обозначенной на векселе денежной суммы. Вексель выступает орудием коммерческого кредита. По своей форме вексель подразделяются на простые и переводные. Простой вексель выписывается заемщиком. Переводной вексель(тратта) представляет собой письменный приказ кредитора заемщику об уплате последним определенной суммы третьему лицу (ремитенту). Наибольшее распространение получил переводный вексель. Форма векселя определяется законом страны, где он выписан. Вексель широко используется во внешней торговле в качестве средства оформления кредитно-расчетных отношений. Значительное распространение получили банковские акцепты (переводный вексель, выставленный на банк и им акцептованный).» Скучно? Безусловно. Но весьма прибыльно, если знать, как с векселями правильно обращаться. В Украине это знают многие.

Как известно, в нашей стране с начала перестройки остро стоит проблема наличности и вообще денег. Пройдя через бурное море «бартеризации» Украина в конце концов пришла к стадии «векселизации» и дисконтов. Не секрет, что 60-70 процентов себестоимости продукции украинских предприятий, в особенности тяжелой промышленности, составляют энергозатраты. За энергию, в частности атомных электростанций предприятия должны расплачиваться с НАЭК «Энергоатомом», которому еще в середине девяностых годов были приданы несвойственные функции эмитента и фактически торговца ценными бумагами. Вместо того, чтобы заниматься проблемами ядерной энергетики, НАЭК должен был заниматься ценными бумагами. Проблема заключалась в том, что у НАЭК «Энергоатом» денег тоже не было. А долги имелись. В первую очередь, перед Россией за ядерное топливо для электростанций и за утилизацию ядерных отходов. И для того, чтобы рассчитываться со своими кредиторами НАЭК выпускал свои собственные векселя. Соответственно, предприятие, которое было должно НАЭКу деньги за электроэнергию, приобретало за 20-30 процентов от реальной стоимости вексель самого НАЭКа, а затем сдавало его «Энергоатому» по реальной стоимости. Почему за 20-30 процентов? Потому что векселей у всех было очень много, в то время как реальных денег – мало. Реальную цену за вексель получить практически не возможно. Можно лишь вернуть его эмитенту, то есть «Энергоатому». И тогда можно списать долги на номинальную стоимость векселя. Кроме того, на рынке ценных бумаг не так уж много игроков и не все на этот рынок могут попасть. В случае с «Энергоатомом» рынок ценных бумаг «играл на понижение» и дисконт составлял 70-80 процентов, то есть миллионный вексель можно было продать за 200-300 тысяч гривен. Но, вернув вексель «Энергоатому», списать долгов можно было ровно на миллион. Фактически, это как правило было разновидностью и «отката», и «отмывания», а часто и вывоза капиталов из Украины. Зарабатывали на этом многие, проигрывало всегда только государство. До 1999 года таким образом через НАЭК из украинской энергетики были выведены миллиардные суммы, что естественно, не могло не сказаться на общем состоянии украинской экономики. А теперь, перейдем от теории к практике.

Эта история началась в 1999 году, когда в и без того криминальной системе расчетов за электроэнергию начали всплывать еще и поддельные вексели НАЭК «Энергоатом». Причем, часть из них весьма конкретно обозначилась в городе Киеве. Всплыли они после того, как фирма «Х» заподозрила, что векселя, которые предложила ей продать фирма «Y» являются поддельными. Причем, фирма «Х» уже приобрела пять векселей, каждый стоимостью в миллион гривен, но решила приобрести еще. И вот тут то и появились у нее некоторые сомнения. Было подано соответствующее заявление в УБОП и вызванные на встречу представители фирмы «Y» были оперативно задержаны. Правда, случилось при задержании одно странное происшествие. Один из «фирмачей», с обезоруживающей улыбкой отдал убоповцам паспорт. Убоповцы паспорт взяли, а, увидев в руках молодого человека кожаную папочку спросили: «А это что?» Молодой человек ответил: «Папочка. Нужна? Забирайте.» И после этих слов убежал. Причем убежал от целых восьми сотрудников УБОП. Что несколько странно. Впрочем, впоследствии оказалось, что в папочке находилось несколько векселей НАЭК «Энергоатом». Кроме того, известно, что с собой у молодого человека было 6 тысяч долларов, которые куда-то вдруг исчезли. Исчез и сам молодой человек. Его соратников пришлось отпустить, потому как они оказались обычными охранниками. Векселя приобщили к возбужденному делу о мошенничестве, которое особых шансов на раскрытие не имело. Паспорт молодого человека при ближайшем рассмотрении оказался фальшивым, фирма, которая располагалась в гостинице «Предславинская» — фиктивной. Осмотр гостиничного номера тоже ничего не дал. Интересно сложилась судьба изъятых векселей. Первая экспертиза, проведенная прямо в РОВД показала, что вексели настоящие. Кроме того, выяснилось, что эти самые вексели, каждый стоимостью по миллиону гривен и которые предлагались к продаже в Киеве, в тоже время находятся в городе Николаеве, в распоряжении городской администрации. Возникло вполне законное подозрение, что НАЭК «Энергоатом» выпускает одинаковые вексели, с одинаковыми номерами и зарегистрированные под одним номером в реестре векселей. Мало того, поддельные вексели, по заключению экспертов были подписаны лично тогдашним директором Нигматуллиным и главным бухгалтером НАЭК «Энергоатом» Мостовым. Последние, однако, упорно отрицали достоверность «киевских» векселей и была проведена повторная экспертиза, уже в КНИИСЭПе. Выводы повторной комиссии были диаметрально противоположны выводам первой – вексели поддельные и подписи тоже. На этом дело до поры до времени заглохло. Шустрый молодой человек, назовем его Сергей В., залег на дно, новых афер с векселями пока не наблюдалось. Дело, видимо по причине полной бесперспективности, было приостановлено.

Однако, в 2002 году Генеральная прокуратура возбуждает уголовное дело в связи с огромными убытками, нанесенными НАЭКу в различных сферах его деятельности. В рамках этого огромного дела возобновляется производство и по делу о поддельных николаевско-киевских векселях.

Новому следователю после долгих поисков удалось все-таки найти выйти на ближайшее окружение Сергея. Нужно заметить, что к тому времени Сергей уже успел обзавестись семьей, нашел вполне легальную работу, и бегать от милиции ему уже совсем не хотелось. Он надеялся, что дело о поддельных векселях закрыто и уже никогда не всплывет. Всплыло. И Сергей пришел в прокуратуру с явкой с повинной. И стал рассказывать такое, чему видавший виды следователь вначале отказывался верить.

С самого начала своего рассказа Сергей заявил, что к его «операциям» руководство НАЭКа никакого отношения не имеет, и что всю комбинацию с векселями задумал и осуществил он один. Как оказалось, Сергей в свое время учился в одном из элитных ВУЗов МВД, где, по его словам и получил весьма специфическую подготовку. В частности, навыки по подделке документов. Для того, чтобы начать свое «дело», прежде всего, нужен был чужой паспорт. В беседе с автором этой статьи Сергей объяснял: «Я не так милиции боялся, как служб безопасности банков и прочих коммерческих контор. Рано или поздно ведь вычислят, и в милицию обращаться не будут. Сами порешат». С паспортом было просто. Украл, а фотографию переклеил. Дальше нужно было организовать фирму. Сергею удалось добыть документы чужой фиктивной фирмы. Затем фотополимерным способом Сергей изготовил печать этой фирмы. Был проведен следственный эксперимент, на котором Сергей в присутствии эксперта при помощи элементарных подручных средств в течение часа смог подделать предложенную ему печать.

Далее последовал вполне закономерный вопрос следователя о самих бланках векселей. Бланки изготавливаются типографским способом и по достаточно сложной технологии. Рассказывает Сергей: «Для начала я купил в ближайшем банке несколько бланков векселей. Они стоили тогда три гривны с чем-то за штуку. Однако, на бланке уже проставлены номера, которые мне нужно было изменить. Попробовал сводить номера при помощи одного химиката. Но, как выяснилось, вексель изготовлен из особой бумаги, плотной, но в то же время пористой, как туалетная бумага. В результате капля химиката, попав на бумагу, тут же расползалась и разъедала вексель. Тогда я понял, что бланки нужно будет печатать самому. Вышел на жуликов, которые занимались подделкой паспортов. Сказал что мне нужно, договорился о цене, и одна из киевских типографий отпечатала мне 50 штук векселей.»

Несмотря на подробный рассказ Сергея, следствию так и не удалось найти эту типографию. По его словам, она находилась на Подоле, на территории фирмы «Тетрапак». Однако, на этом пятачке находятся площади трех крупных предприятий. Каждое предприятие сдает свои площади в аренду. Одну типографию все-таки нашли. Но, оказалось, что ей всего полтора года отроду. А вексели печатались четыре года назад. Кроме того, выяснилось, что, и оборудования для высокой многослойной печати в этой типографии никогда не было. Проверяли арендные документы за последние четыре года – и ничего. Типография просто растворилась в воздухе.

(продолжение следует)

Станислав Речинский

Читайте также: