Насильник в рясе: между ангелом и бесом

Мать несовершеннолетней девочки, которую развращал и пытался изнасиловать кременецкий священник, сегодня заставляют замолчать любыми способами. Травля ведется цинично и системно. В ход идут угрозы, оскорбления, шантаж. А местная милиция фальсифицирует в отношении Оксаны Полищук уголовное дело. Об этой истории «УК» уже писала. Любого нормального человека эта история повергнет шок. Напомним, что речь в статье идет о сексуальном насилии, совершенном в отношении несовершеннолетней.

До сих пор безнаказанным остался насильник, который 21 ноября 2005 года в своем автомобиле совершал развратные действия и пытался изнасиловать несовершеннолетнюю девочку. Многочисленные факты свидетельствуют, что насильником является священнослужитель Тернопольско-Кременецкой епархии, духовник при областном УМВД (!) Михаил Мазурчук.

Однако «своего» попа местные правоохранители успешно «отмазали»; проверка обстоятельств произошедшего проводилась формально и необъективно. В частности, не было проведено опознании Мазурчука, «забыли» предъявить свидетелям его автомобиль (когда по заявлению О.Полищук, матери потерпевшей, началась проверка, авто это было спешно продано), провести осмотр места происшествия, снять информацию с технических каналов связи (священник, пытаясь откупиться, на протяжении десяти дней звонил Оксане Полищук и назначал встречи).

Мать травмированной девочки, несмотря на постоянное давление, уже второй год добивается правды…

Дело «состряпали» без проволочек

Криминал, который «навесили» на Оксану Полищук кременецкие «правоохранители», подпадает под ч.1 ст. 180 УК Украины – «незаконное воспрепятствование религиозному обряду» (!). Наказание за это преступление достаточно сурово – штраф до пятидесяти необлагаемых налогом минимумов доходов граждан или арест на срок до шести месяцев, или ограничение свободы на срок до двух лет.

Заявление в милицию подал Архиепископ Тернопольский и Кременецкий Иов (в миру — Василий Павлишин). В нем утверждается, что 21 ноября 2006 года работница Кременецкой райгосадминистрации Оксана Полищук вместе с Катериной Полищук до и после богослужения, которое проходило в храме Свято-Преображения села Пидлисцы, учинили скандал. В результате чего было сорвано проведение религиозного обряда.

«В частности, — пишет В.Павлишин, — они в грубой форме подстрекали парафиян села и гостей против священнослужителей, а именно: против настоятеля храма о.Михаила Мазурчука, Архиепископа Тернопольского и Кременецкого Иова. Гр.Полищук О.Г. называла настоятеля храма о.Мазурчука демоном, насильником, употребляла при этом нецензурные выражения. Кроме этого сорвала архиерейскую службу, потому что после заамвонной молитвы должен был состоятся крестный ход вокруг храма, после обхода храма должна была состоятся архиерейская встреча с парафиянами данного храма, но после выхода с храма гр.Полищук О.Г. начала кричать, обзывать священнослужителей хамами, демонами, вследствие чего люди начали расходится и вследствие чего религиозный обряд был сорван».

На заявление батюшки местные «стражи правопорядка» отреагировали без проволочек (такая бы оперативность и рвение при проверке факта развращение и попытки изнасилования девочки!). Дело «состряпали» уже через 10 дней; за это время были взяты показания у десятка свидетелей.

Бесы в рясах, оборотни в погонах?

Читать материалы этого «дела» весьма познавательно. В том плане, что сразу понятно: кременецкие милиционеры в профессиональном плане ничего не умеют. Ни раскрывать преступления, ни даже их фабриковать.

Первое, что выглядит странным — лица, давшие показания. По сути, выходит та же история, что с «алиби» Мазурчука, которое, как уже писала «УК», подтверждали его родные, кумовья и хорошие знакомые. В числе свидетелей «бесчинств», якобы творимых Оксаной (мать в праведном гневе, опять же, якобы, сорвала крестный ход), четыре священника, жена священника, церковный староста, жена церковного старосты, хорошая знакомая, пенсионерка с семи классами образования. Короче, все свои…

Что же касается их показаний – то это, по сути, пересказ заявления Иовы, правда, чуть в более расширенной форме. Очень похоже на то, что часть показаний писалась «под копирку», «подгоняясь» под уже существующее заявление архиепископа. «Вынашивали намерения», «прямой умысел», «их действия были направлены, на то, чтобы сорвать обряд»… — такими вот специфическими выражениями изобилуют «откровения» свидетелей. Такое впечатления, что батюшки, перед тем как давать обличительные показания, наизусть выучили Уголовный кодекс.

Еще одна любопытная деталь – почерки, которыми подписана часть объяснений. Не надо быть большим экспертом в сфере почерковедения, чтобы заметить: часть показаний – явная подделка. Ибо подписаны эти документы одной и той же рукой.

Характерно, что среди объяснений очевидцев фигурируют и показания кумовьев главного «героя» – дубновских священников О.Куценя и С.Черенюка; тех самых, которые подтверждали алиби Мазурчука раньше, в деле о попытке изнасилования девочки. Показательно, потому что в день, когда Оксана Полищук «срывала» религиозный обряд в Пидлисцах, батюшек-кумовьев там вообще не было. Куцень и Черенюк в это время проводили богослужение в Свято-Покровском храме города Дубно.

Выгадали даже крестный ход!

А еще в материалах дела — масса несуразностей и неточностей. Есть они даже в показания главного обвинителя. В заявлении, которое было написано в милицию, архиепископ Иов утверждал, что «виновники» учиняли скандал до и после богослужения; что О.Полищук при этом употребляла нецензурные слова. А уже через пять дней, давая показания милиции, управляющий Тернопольской епархией утверждает, что скандал был в конце литургии, а нецензурной лексики «как таковой» «в ее словах не было». Много чего проясняет и такая фраза (ею архиепископ начинает свои показания): «Еще до начала службы мне сообщил настоятель этого храма – отец Михаил (Мазурчук), что в храме среди прихожан находятся люди, а в частности две женщины, которые вынашивают планы сорвать службу, говоря, что священнослужители являются демонами». Батюшкам, если судить по этому выражению, все было известно наперед – и о намерениях прихожан, и даже то, какие слова им будут говорить, чтобы сорвать службу. Откуда такие телепатические способности?

— Никакого скандала в церкви не было, — рассказывает Оксана Полищук. – В тот день, находясь на богослужении в Свято-Преображенском храме в селе Пидлисцы, я после окончания церковного ритуала подошла к архиепископу Иове и спросила, снят ли с Музурчука запрет на проведение богослужений. То, что на Мазурчука был наложен такой запрет и что сам батюшка снят с прихода в Пидлисцах, я услышала во время общения с Филаретом. Так же мне было известно, что данный запрет архиепископ выдал Мазурчуку на руки.

Все это происходило во дворе возле храма, никаких провоцирующих действий с моей стороны не было. Владыка ответил, что разговаривать со мной не желает, сел в свой автомобиль и уехал. А через 10 дней по информации Кременецкого райотдела милиции (о зафиксированных дежурной частью преступлениях) я узнала, что на меня от владыки поступило заявление.

Дело, которое против меня возбудили, сфальсифицировано от начала до конца. При помощи подделок, лжесвидетельств и с единственной целью – меня запугать. Крестного хода в тот день в Пидлисцах не должно было быть. По случаю приезда владыки такой религиозный обряд не проводится, а только – по большим праздникам. Однако в деле появился явно поддельный циркуляр (датированный 26 августом 2002 года), где прописано, что «при Архиерейском служении благословляется крестный ход вокруг Храма с чтением Святого Евангелия». Таких циркуляров, как мне удалось выяснить, никто из священников в районе не получал, никогда по приезду владыки крестный ход не проводился. Но ведь тем, кто «стряпал» это дело, очень нужно было доказать, чтобы я намеренно сорвала религиозный обряд…

Во время богослужения в Свято-Преображенском храме велась видеосъемка (что также может опровергнуть выдвинутые против меня обвинения). Изъяты ли эти материалы у М.Мазурчука и Р.Хомина (который в тот день высвячивался на священника) — не известно. Кроме того, в тот день в храме находились начальник районного СБУ В.Цуркан, бывший начальник районной милиции А.Ковальчук, другие правоохранители. Они были свидетелями того, что до начала, во время и после окончания церковного обряда я находилась в церкви. Потом вышла на улицу и ничему не препятствовала.

Не замолчишь – отравит подруга…

Попытки заставить потерпевшую замолчать предпринимались постоянно.

— Сначала Мазурчук звал меня на встречи и попытался откупиться, — рассказывает Оксана Григорьевна. — Когда это у него не получилось, была попытка как-то подсунуть, подбросить деньги и взять меня «на горячем». План этот разрабатывался совместно с начальником милиции. Но это у них тоже сорвалось. А чуть позже, поехав на прием к начальнику областной милиции В.Писному, я узнала, что меня обвиняют… в шантаже. Он мне тогда сказал «А вы знаете, что вас будут в УБОБ звать, разбираться?»

Соответствующее заявление, поданное в областное УМВД, батюшка, как оказалось, подкрепил записью нашего с ним разговора. Во время этой беседы он пытался подвести меня к тому, чтобы я сказала, что мне нужны деньги, и разглашения скандала не будет (в его автомобили тогда «случайно» оказалась видеокамера). Однако после того, как я рассказала Писному все обстоятельства произошедшего, в УБОЗ меня никто не вызывал. А Мазурчука вскоре лишили права быть духовником областного УМВД.

После этого начались угрозы. На улице меня останавливали незнакомцы и угрожали, что, если я не успокоюсь, мне подбросят наркотики и посадят. Что незаметно подложат в квартиру оружие и возбудят уголовное дело за его хранение. Когда я и после этого не отступила и добилась, чтобы Мазурчука отстранили от богослужений в Пидлисцах, а затем, когда он начал служить у своих кумовьев в Дубно, прогнали и оттуда, начали угрожать мне смертью. Мне говорили, что со мной разберутся ровенские бандиты; пугали, что меня за несколько тысяч долларов «отравит любая подруга» и так далее.

Циничней всего, что Мазурчук, отделавшись легким испугом, сегодня, как ни в чем не бывало, и дальше проводит богослужения. Правда в эту церковь в последнее время со всего села ходит лишь несколько десятков прихожан…

Вместо эпилога

Сегодня, с назначением нового министра МВД, звучит много заявлений, что в органах милиции решительно наводится порядок. Хотелось бы надеяться, что милицейская служба внутренней безопасности обратит, наконец, внимание на сотрудников Кременецкого райотдела, где так оперативно и «мастерски» сфабриковали уголовное дело против матери потерпевшей от насилия девочки.

Решение о возбуждении дела, рассмотрев материалы проверки, принимал старший следователь И.Ширма. Начальником Кременцкого райотдела в настоящее время является подполковник Михаил Денисовский Поговаривают, что двоих Михаилов – Денисовского и Мазурчука, который помимо «духовной» деятельности, весьма активно занимается ввозом из-за границы и перепродажей иномарок, в одной компании видят довольно часто. Возможно, для службы внутренней безопасности и прокуратуры эта «дружба» таит массу интересного фактажа.

Виктор Корниенко, специально для «УК»

Читайте также: