Банк «ВТБ» и Юрьев день

 Не интересуясь моим желанием и не заручаясь согласием (а зачем?), руководство фирмы перевело мои деньги в один респектабельный банк с известным названием – «ВТБ». Но после непродолжительных и бурных отношений…я снял со счета все до копейки, чтобы больше никогда не иметь с ним дела.

Недавно волей судьбы мне довелось получать причитающиеся деньги в одной солидной харьковской конторе, точное название которой – «ХарОптТорг» – мало кому известно, но зато все знают ее под «медийным» именем «Торговый центр «Барабашово». Не интересуясь моим желанием и не заручаясь согласием (а зачем?), руководство фирмы перевело мои деньги в один респектабельный банк с известным названием – «ВТБ». Впрочем, всех своих работников руководство также «передало» в распоряжение «ВТБ», надо думать, в этом была какая-то финансовая выгода. Или кредитная задолженность. Или еще что-то.

Как будто, «ВТБ» нужно расшифровывать как Внеш Торг Банк России, точно не знаю, да и знать не хочу, но наверняка знаю, что «ВТБ» – это государственный российский банк, в «закромах» которого денег и прочих активов больше, чем в годовом бюджете всей Украины. В народе «ВТБ» еще называют «Путинский банк». То ли Владимир Владимирович был причастен к его созданию, то ли он его «крышует», то ли попросту госбанк России ассоциируется с Президентом, а затем – Премьер-министром соседнего могучего государства, но называют его на Украине именно «Путинским».

В одном из помещений торгового центра приглашенный юный банковский клерк, бледностью и суетливостью напоминающий сперматозоид, без лишних проволочек оформил мой договор с банком. Читать текст полностью мне пришлось бы с помощью лупы в течение дня, поэтому я не глядя (банк-то «Путинский»!) подписал все документы и получил красивую банковскую карточку, на которой мои имя и фамилия были выбиты выпуклым золотом. Круто!

Также я получил стандартный конверт, внутри которого был «спрятан» пин-код, который, кроме меня, не должен знать никто, в том числе и банковские служащие. Простота оформления договора с банком мне понравилась, и я даже не задумался о том, что народ недаром когда-то придумал поговорку: «Простота – хуже воровства».

Когда немного позже я вскрыл конверт, то удивился – пин-код состоял из трех цифр, а не четырех, как во всех других банках, с которыми мне приходилось иметь дело. Но я этому особого значения не придал, решив, что это, вероятно, связано с тем, что банк-то не украинский. Возможно, в российских банках обходятся и тремя цифрами. Вон и автомобильные номера у них трехзначные, а не четырех, как в Украине.

Спустя несколько дней я надумал снять деньги со своего нового банковского счета. Через Интернет узнал, где в Харькове находятся банкоматы и отделения «ВТБ», и пришел в одно из них, «Державинское», расположенное по адресу: проспект Гагарина, 43/1. В «предбаннике» стоял банкомат, очереди к нему не было. Я вставил карточку в прорезь и, заглядывая во «внутренность» конверта, набрал пин-код: 588. Банкомат молчал. Пришлось «попросить» карточку обратно. Эту манипуляцию я повторил несколько раз – результата никакого, банкомат молчал как убитый.

Я зашел в зал отделения, где сидели нарядные девушки-менеджеры в форменных блузках и нашейных платочках вроде пионерских галстуков, и обратился к одной из них со своей проблемой. Узнав, что я трижды пробовал «оживить» карточку, она стала журить меня, объясняя, что тем самым я заблокировал ее, и теперь мне нужно для ее разблокирования предъявить паспорт – иначе никак.

Паспорта у меня с собой не было, я его, как правило, не ношу. Я выложил ей на стол несколько документов, на которых красовалась моя фотография и различные печати: удостоверения ветерана МВД, инвалида армии, члена Союза журналистов Украины, пропуск в Харьковский национальный университет. Но ни один из них ее не удовлетворил. Только паспорт!

Начиная подозревать, что это не я такой «лоховатый», а безумны условия, в которых я оказался, я сообщил менеджеру, что код мой состоит из трех, а не четырех цифр. Она посмотрела на меня снисходительно, как смотрят на слабого умом, и назидательно сообщила, что код обязательно должен состоять из четырех цифр! А следовательно, я, набиравший на клавиатуре банкомата только три цифры, беспросветный хуторянин, не знающий даже слова такого – цивилизация.

Мне не понравилась такая невысокая оценка моего интеллекта и эрудиции, и я достал из кармана надорванный конверт с кодом, снова для подстраховки посмотрел в него и объяснил, что действовал исключительно в соответствии с инструкцией, набирая тот код, который в конверте был записан. Я протянул ей конверт, и она, не раздумывая, посмотрела на число в нем (а ведь, как будто, не имела на это права). Мне, впрочем, на это было уже наплевать, для себя я решил, что с этим банком я никогда отношений иметь не буду – не надежно.

Затем она обратилась ко всем менеджерам, присутствующим в зале, чтобы они тоже оценили мой пин-код. Девушки по очереди рассматривали бумагу и так и этак (какая уж тут банковская тайна!), и на просвет, пытаясь угадать, что за цифра скрылась на рябеньком поле, окружающем знаковое число. Но никто отгадать не сумел, рябое поле было напечатано так, что ни один человек невооруженным глазом его «пронзить» не мог.

«Моя» менеджер стала было ласково прогонять меня, отправляя за паспортом, но тут уже возмутился я. Я сказал, что в случившемся моей вины никакой нет, что даже в советское бесправное время в конторе любого «забитого» колхоза было больше порядка, чем сегодня в государственном банке России, и что неофициальное название «Путинский» накладывает на банк особые обязательства – он просто не имеет права считаться идиотским. Как ни странно, но этот довод мне помог.

Моей проблемой стали заниматься. Девушка спросила, какое ключевое слово я выбрал при заполнении договора. Я простодушно признался – никакое. Меня, действительно похожий на сперматозоид клерк, составлявший договор, не спросил, какая фамилия была у моей матери до замужества или как кличут мою собаку. Во всех банках обычно об этом спрашивают. Девушка-менеджер усомнилась в этом, но потом, глядя в монитор и пощелкав «мышкой», радостно сообщила, что мое ключевое слово – это, оказывается… моя фамилия.

Мне подумалось, что «ВТБ» напрасно называют «Путинским», чекист Владимир Владимирович никогда бы не додумался до такой дебильной конспирации. Не поверю, хоть на куски меня рвите! Но факт остался фактом. «Потайным» словом была моя фамилия, которую можно узнать в любой квитанции по оплате коммунальных услуг, и, вообще, в случае «взлома» моего счета, это первое, что может прийти на ум «взломщикам».

Затем девушка-менеджер позвонила в Киев (об этом она мне сообщила так торжественно, как будто звонила самому Премьеру России), и попросила (в смысле не Путина, а какого-то киевского «шнурка»), чтобы он дал нам возможность попробовать «открыть» мою карточку, подставляя наугад цифру рядом с известными. Он дал нам три возможности. Только три! Хотя для уверенности нужно было десять.

С менеджером, которая держала в руках мой «тайный» пин-код, мы вышли в «предбанник» к банкомату. Попробовали наугад, подставляя любые первые цифры к имеющимся трем: 1, 2. 3. Не получилось!

Девушка вернулась в зал, снова позвонила в Киев и попросила повторить эксперимент. Мы опять подошли к банкомату, и она по очереди набрала: 4, 5, 6. Снова неудача!

Девушка еще раз перезвонила в Киев и непонятно зачем передала трубку мне (видимо, она уже опасалась обращаться с просьбами к вышестоящему клерку, мол, поговорите вы). На другом конце провода я услышал молодой и твердый голос. Я объяснил владельцу голоса свою ситуацию, на что он непреклонно ответил, что у меня осталась только одна попытка.

Я стал объяснять ему, что мне нужно четыре попытки (7, 8, 9, 0); что я, мол, ни в чем не виноват, что это ошибка банка, но он так же жестко сообщил мне, что у меня осталась только одна попытка! Я повторил свое обращение, подчеркивая, что я – клиент, пострадавший из-за «сбоя» техники или нерадивости банковских служащих, но он остался непоколебим: только одна попытка!

Я попытался представить себе этого сопливого додика, мне очень захотелось за такую «говнистость» уцепить его резко за уши и раза три-четыре ударить физиономией об стол, но дотянуться до него я не мог: я был в Харькове, а он в Киеве. Осталось только обозвать его «козлом», и снова вернуться к общению с харьковскими представителями «ВТБ». Его благодеяние – одну цифру – девушка-менеджер использовала, набрав на клавиатуре «7». Не получилось!

…История эта через час все же закончилась. Полный код я так и не узнал, мне «вручную» выдали мои скромные деньги, я снял со счета все до копейки, чтобы больше никогда не иметь отношений с «ВТБ».

Мне вспомнилась русская поговорка, означающая раскрытый обман и разочарование: вот тебе, бабушка, и Юрьев день. И я догадался: правильно аббревиатуру банка нужно расшифровывать так:
Вот Тебе Бабушка и «Путин-банк»!

Владимир Ажиппо, специально для «УК»

Читайте также: