РОЖДЕСТВО В КИЕВСКОМ «ЦЕНТРАЛЕ»

Киевский «централ» — это огороженный высоким забором с колючей проволокой комплекс зданий в районе метро «Лукьяновская»,. Официальное его название СИЗО № 13, а «централом» или «У деда Лукьяна» это место нарекли сами арестанты. Киевский «централ», как и всякое столичное заведение, в какой-то степени – лицо страны. И лицо это отвратительно. До сих пор на окнах висят «баяны», которые уже во всем цивилизованном мире считаются орудием пыток. До сих пор – переполненные камеры и скудный концлагерный паек. И до сих пор – бесчеловечное отношение к тем, кого суд еще даже не признал виновным. Это лицо нашей родины и лицо нашего времени.

Впервые киевский «централ» — СИЗО №13 мне довелось увидеть с седьмого этажа госпиталя МВД. По иронии судьбы, захворавшие правоохранители вынуждены наблюдать из окон своих палат это печальное место. Для чего так сделано, не знаю. То ли для того, чтобы радовать милицейский глаз созерцанием плодов своего труда, то ли, наоборот – для медитации на тему «от сумы и от тюрьмы не зарекайся». Как бы то ни было, с высоты птичьего полета «централ» выглядит довольно сносно. Несколько зданий за высоким забором, чисто и по сравнению с другими заведениями подобного типа даже пристойно. Но это снаружи. А изнутри порой на волю доносятся такие стоны и вопли, после которых становится абсолютно понятно – в ближайшее время нам Европы не видать как своих ушей. И принять нас могут не в Евросоюз, а в лучшем случае в какую-нибудь Лигу африканских каннибалов.

Но ближе к теме. Накануне нового 2004 года довелось мне побывать в СИЗО №13 по личной надобности. Подавал запрос, на который мне, кстати, администрация этого заведения так и не ответила. Поразили в комнате приема передач какие-то дикие объявления о необходимости заплатить за электричество родственникам тех, кто пользуется в СИЗО телевизорами и электроплитками. Странная какая-то мелочность. Если администрация не может обеспечить нормальные условия существования для людей (в том числе и просмотр телеперадач, и возможность подогреть еду), то, как хватает наглости еще брать деньги за электроэнергию? Типа опыт немецко-фашистских товарищей переняли? Которые брали с осужденного к повешению деньги за веревку и мыло. Так вот, не успел я заняться плотнее темой наших СИЗО, как получил письмо из этого самого «централа» от абсолютно незнакомого мне человека. И рассказал этот человек о том, какие подарки приготовила администрация «централа» арестантам к светлому празднику Рождества Христова. Сейчас начну цитировать, но прежде хочу напомнить – наш суд не приговаривает ни за одно преступление к голоду, холоду, пыткам или психологическим издевательствам. Может приговорить к лишению свободы, но не к лишению человеческого достоинства. Но те, кто находятся в следственных изоляторах – это, в большинстве своем, люди, вина которых еще не доказана. Это граждане, которым суд в качестве меры пресечения избрал заключение под стражу. Очень часто случается, что люди эти невиновны. Однако, следствие у нас медлительное, и потому под следствием невиновный человек может просидеть годы. От администрации СИЗО зависит, в каких именно условиях этот, исходя из презумпции невиновности, невиновный человек будет жить эти годы. А живет он всегда очень плохо. Настолько плохо, что никак это не вписывается ни в рамки европейской страны, ни тем более 21 века.
Цитируем: «Это было 27 декабря 2003 года. В нашу камеру ворвались «мотоциклисты» или «буц-команда». Так мы называем сотрудников спецподразделения в шлемах с темными забралами, бронежилетах и специальных рукавицах. В рукавицах этих невозможно делать обыск, в них удобно только бить. Итак, ворвались эти «мотоциклисты» во все камеры СИЗО, подняли дикий шум, видимо в этих шлемах они друг друга еще и плохо видели, потому что постоянно друг с другом сталкивались. Стали выталкивать арестантов в коридор СИЗО. Потом расставили всех, кто в чем был, у стены с высоко поднятыми руками и широко расставленными ногами. В коридоре очень холодно и сильный сквозняк, а многие из арестантов гриппуют, простужены или больны туберкулезом, требуют соответствующего лечения, которого в СИЗО нет. А нас выгнали в холодный коридор, не разрешив даже надеть теплых вещей. Долгое время стоим «на растяжке», Время от времени какой-нибудь из «мотоциклистов» подбивает ноги всем арестантам. Все это время они постоянно на нас громко орут. «Не шевелиться!», «Выше руки!», «Не поворачиваться!». Все это с изрядной долей мата. Все эти крики, как я теперь понимаю, направлены на то, чтобы спровоцировать нас на неповиновение, чтобы у кого-нибудь не выдержали нервы. Но все стоят молча, спокойно. «Мотоциклисты» бесятся еще больше. Потом они начинают обыскивать нас металлоискателем, а потом еще и каким-то сканером. Но, видимо, не найдя ничего предосудительного, приказывают всем раздеться до гола. И нас раздевают в этом холодном коридоре, где и стекла-то не во всех окнах есть. Раздели, теперь заставляют по несколько раз приседать, надеясь, что у кого-нибудь что-нибудь выпадет из задницы. Потом вообще начинают издеваться. Голых, замерзших, истощенных людей заставляют по многу раз приседать и считать свои приседания. Зарядку устроили как в концлагере каком-то. Но многие арестанты считать отказываются. Видимо, «мотоциклистов» это бесит, но повода накинуться на всех нас нет. Начинают вдруг топтать и пинать нашу одежду. После этого опять начинают кричать. Один кричит «одеться», другой – «с вещами в камеру», третий – «взять вещи в руки». И начинают заталкивать нас в камеры, при этом бьют по спинам. «Мотоциклисты» остались явно недовольны тем, что не удалось нас спровоцировать на неповиновение. Пока мы были в коридоре, другие «мотоциклисты» по идее должны были обыскивать камеры. Но, посмотрев на следы их пребывания, мы поняли, что ничего они не искали, просто порассыпали сахар, потоптали те продукты, которые можно испортить. Главное было нагнать побольше страха, напомнить о себе физически, избив нескольких арестантов. Неужели, те, кто посылает этих налетчиков в камеры, не понимают, что не нас они унижают, а дискредитируют себя, сидящих в руководящих креслах и с большими звездами на погонах? Кстати, при этом налете присутствовал представитель администрации СИЗО. И ни слова не сказал против этого беспредела. Когда после этого мы обратились к администрации СИЗО с вопросом, кто были эти люди и зачем они нас морозили, избивали и унижали, администрация отвечала нам, что ей ничего не известно об этом отряде. Мало того, сама же администрация признала, что не было никакого смысла нас бить, раздевать и топтать нашу одежду. Обыск можно провести гораздо проще и цивилизованнее. Те же представители администрации заявили, что этот загадочный отряд «мотоциклистов» им не подчиняется и присылается из управления МВД.»

Здесь мы прервем цитирование этого письма, чтобы выразить свое удивление. С какой стати «зондеркоманда» из МВД врывается на территорию СИЗО? Как известно, СИЗО МВД не подчиняются и находятся в ведении Департамента по исполнению наказаний. Который, в свою очередь подчиняется отнюдь не МВД, а Министерству юстиции. Вызывать же подобные подразделения департамент может лишь в случае бунтов заключенных. Однако, бунта в киевском «централе» не было. Соответственно, этот налет был либо акцией устрашения или, вообще «учениями». Такая поганая мода, «учиться» на живых людях, кстати, существует не только в Киеве. Есть сведения о том, что подобные «зондеркоманды» периодически тренируются на заключенных, причем даже туберкулезных «зон». Видимо, столичных «мотоциклистов» решили перед новогодними праздниками лишний раз потренировать. Чтоб не расслаблялись и отрабатывали нештатные ситуации.

Но продолжим цитирование письма: «В общем, как мы поняли из путаных объяснений представителя администрации, целью этого налета было запугивание арестантов. Однако, запугать не получилось. Мало того, мы начали настойчиво добиваться у администрации ответа на вопрос, на каком основании и кто унижал и избивал нас. И тогда нам решили отомстить более изощренным способом.
31 декабря – для всех людей праздник. В том числе и для тех, кто оказался за решеткой. Традиционно в этот день администрация всячески облегчает процедуру получения арестантами посылок от родных. Чтобы и у нас была какая-то добавка к скромному тюремному рациону. Знают об этом и наши родные и в этот день съезжаются из разных городов области, чтобы с пяти часов утра встать в очередь и передать хоть что-нибудь своим сыновьям или мужьям. Однако, столичный «централ» решил сделать в этот день «подарок» прежде всего нашим близким. Подойдя к СИЗО они увидели объявление, что 31 декабря передачи не принимаются! И нашим матерям и женам пришлось тащить обратно все то, что они смогли приготовить для нас, оторвав от своего небогатого стола. Очень хороший подарок к Новому году и Рождеству, ничего не скажешь. Мы уверены, что это месть администрации арестантам, которые протестовали против беспредела команд «мотоциклистов». Мелкая, мерзкая месть людям, у которых и так уже без суда отняты основные человеческие права. Спасибо за то, что хоть вы обратили внимание на жизнь своих сограждан, временно и часто незаконно изолированных от своих родных и близких и от всех человеческих прав.
Вечно голодные и злые на администрацию арестанты.»

Почему злые, понятно. А почему голодные? Судя по поварской раскладке СИЗО, арестанты должны просто лосниться от упитанности. Потому что, арестанту положено в день:
Хлеб – 750 гр.
Сахар – 30 гр.
Мясо – 80 гр.
Жиры – 20 гр.
Рыба – 100 гр.
Чай – 1 гр.
Соль – 10 гр.
Томатная паста – 3 гр.
Картофель – 500 гр.
Овощи – 250 гр.
Крупы – 140 гр.
Макароны – 20 гр.
И еще всякие мелочи.

Вроде бы не мало. На деле, как пишут арестанты «если бы нам из этого списка выдавали хоть пятую часть, то можно было бы жить. Но наш хлеб можно отдавать мэру города Омельченко для строительства высотных зданий. Он любую проверку на сейсмоустойчивость пройдет. А на второй день после выдачи этот хлеб почему-то сильно пахнет ацетоном. Мясо, которое иногда попадает в наши миски похоже на какие-то отходы абортария. Основная еда – вода, сверху которой плавает вонючий костный жир.»

Это — 21 век, столица европейской страны. Это концлагерь, который остается неизменным, несмотря на смену портретов в руководящих кабинетах. Конечно, во время каких-нибудь комиссий питание кардинально изменяется. Потому и любят арестанты всяческие комиссии – хоть поесть можно.

А еще родственники арестантов, если хотят передать кипятильник своим близким, должны сделать «благотворительный» взнос в пользу СИЗО, 20 гривен, за оплату электроэнергии. Кипятильники в камерах долго не живут и через месяц-полтора нужно покупать новый, и опять платить 20 гривен. Интересно, что за телевизор, принесенный родными, положено платить 50 гривен, хотя, как известно, электроэнергии он потребляет значительно меньше, чем кипятильник. Впрочем, в этом мрачном зазеркалье законы логики, так же как и принципы морали – не работают.

Такое вот письмо. Добавить к нему особенно нечего. Что можно говорить об обществе, где уничтожено такое базовое человеческое и христианское качество, как сострадание к тому, кто и так уже лишен свободы? Во все времена на Руси считалось долгом христианина навещать в дни праздников больных и узников. В наши времена накануне праздников арестантов избивает сборный отряд специального назначения, а потом администрация лишает арестантов последних небольших радостей, положенных им по закону. Европа? 21 век? Не похоже. Скорее затянувшееся путешествие на край ночи.

Этот снимок сделан не в Киевском «централе», а в московской «Матросской тишине». Снимками из СИЗО №13 редакция, к сожалению не располагает. Однако, быт нашего СИЗО ничем отличается от «Матросской тишины»: камеры, в которых содержится до 80 арестованных одновременно, которым приходится спать в две смены, пользоваться единственным туалетом, пить техническую воду…

Станислав РЕЧИНСКИЙ

Читайте также: