влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Голосование

Можно ли победить коррупцию в Украине?

Можно, но не быстро
Это не возможно
Окончательно победить не удастся

Реклама

...
Печать

Девушка из Беларуси, побывавшая в сексуальном рабстве в ОАЭ: ненавижу мужчин

15.07.2017 08:50

Анна переехала в Барановичи четыре года назад. Родной город она покинула, желая забыть о прошлом: девушка, поверив обещаниям знакомой о хорошо оплачиваемой работе в Дубае, попала в сексуальное рабство. О том, как желание заработать любой ценой привело ее в бордель, как голодала, потому что «хозяйка» считала, что «сытые плохо работают», как клиент поджег ей ноги и как ей удалось вернуться домой она рассказала белорусским журналистам.

 Мне было 17, когда умер отец. Он был дальнобойщиком и в один из дней просто не вернулся из рейса. Погиб. Мама после смерти отца стала выпивать, говорила, что не хочет без него жить. Почти год я с 6-летней сестрой наблюдала, как мама угасает. И однажды я нашла ее в ванной со вскрытыми венами.

Пришлось резко повзрослеть

С детства я мечтала стать балериной. Училась в хореографическом училище. Мне пророчили блестящее будущее, и я уже видела себя примой большого театра.

После смерти мамы мне пришлось резко повзрослеть. Из мечтающей о сцене девочки я превратилась во взрослую женщину – добытчика, главу семьи. Родственникам до нас не было никакого дела. И так как мне исполнилось 18 лет, я стала опекуном сестры.

Кое-как я окончила училище. О карьере балерины не могло быть и речи. Чтобы нам с сестрой было на что жить, я пошла работать. Днем торговала на рынке, а ночью работала посудомойкой  в одном из ночных клубов. Заработанных денег хватало только на оплату коммунальных услуг и еду. Мне было нелегко. Да еще с сестрой отношения были сложные. После смерти родителей она ушла в себя, со мной практически не разговаривала.

Заработать любой ценой

Каждую ночь, глядя на «расфуфыренных» девиц в клубе, я задавалась вопросом: «Чем я хуже?». Я завидовала им. И с каждым днем это чувство росло. Мне хотелось носить красивые дорогие вещи, а не ходить в одной и той же старой кофточке, хотелось, чтобы  сестренка тоже ни в чем не нуждалась. Я твердо решила заработать много денег. Заработать любой ценой.  

Однажды на работу в клуб пришла новенькая девушка Алена. Мы быстро подружились. И как-то Алена рассказала про свою одноклассницу, которая за год работы в ОАЭ танцовщицей заработала почти 30 тысяч долларов, затем вернулась домой и открыла свой бизнес. Слушая ее рассказ, я думала: это вариант, который подходит мне на 100%. Танцевать – это единственное, что я умею и люблю. А если за это заплатят еще такие сумасшедшие деньги!

Я попросила Алену познакомить меня с этой девушкой. И уже через два дня я встретилась с Кристиной (так звали одноклассницу). Она долго расспрашивала меня, умею ли я танцевать, где я училась, а потом предложила мне работу танцовщицы в одном из пансионатов в Дубае с зарплатой в 2 тысячи долларов в месяц. Для меня это были сумасшедшие деньги, и я согласилась, не раздумывая. Я уже представляла, как мы с сестрой заживем!

Все расходы на визу и перелет Кристина пообещала взять на себя и не обманула: очень скоро документы были оформлены, билет куплен. Я планировала съездить в ОАЭ на пару месяцев – «в разведку». На это время сестренку взяла к себе тетя, которую я еле уговорила.

Кто-то скажет: «Разве можно быть такой дурочкой?» Но в тот момент мысли о том, что меня могут обмануть, даже не возникло. Легкие деньги затмили мой разум.

Казалось, это происходит не со мной

Дату прилета в Дубай я помню до сих пор – 15 июля 2012 года. Там меня встретил мужчина по имени Игорь. Новый знакомый забрал у меня документы, сказав, что они понадобятся для оформления бумаг, и отвез меня в небольшой поселок недалеко от столицы.

Меня привели в двухкомнатный барак. Там находилось 10 девушек. Все они были приезжие – из стран СНГ. Меня познакомили со старой полькой Агнешкой, которая была «хозяйкой», «главной». Она дала мне паранджу и сказала, что без паранджи на улицу выходить нельзя.

Вечером всех девушек куда-то увезли. А у меня будто пелена с глаз упала: «Какие танцы? Меня привезли совсем для другого». Всю ночь я проплакала. Мне казалось, что это происходит не со мной. 
Мои опасения подтвердились на следующий день: соседки в подробностях рассказали, что меня ждет. Я поинтересовалась, неужели нельзя сбежать. И девочки рассказали мне историю Юли из Калининграда, которая попыталась это сделать. Ее поймали в тот же день, избили до полусмерти и увезли. Больше ее не видели.

Да и бежать было некуда. Поселок находился в пустыне. Ни дорогу, ни расстояние до города никто не знал: во время поездок девушкам всегда завязывали глаза.

Чтобы не помнить, пыталась напиться «в хлам» 

Той ночью мне пришлось разделить участь всех пленниц. Агнешка отвезла нас в один из баров, где было много мужчин и ни одной женщины. Меня «купили» уже через 15 минут. Араб Мустафа оказался галантным кавалером, привез к себе домой. Там были женщины, но они не сказали ни слова, только молча смотрели на меня. Он приказал им накормить меня и дать новую одежду. А после предложил заняться сексом. Я умоляла его отпустить меня (я хорошо говорю по-английски), надеялась, что он сжалится надо мной. Но нет.  

То, что я пережила в ту ночь, словами не передать. Такого отвращения к себе я не чувствовала никогда. Утром я не могла смотреть на себя в зеркало, мне было противно. Со временем это чувство притупилось, но забыть тот первый раз я до сих пор не могу.

За несколько  месяцев «работы» я постарела лет на 20. Я чувствовала себя вещью: каждый день меня продавали и покупали. Бывало, что за ночь приходилось обслуживать по 10–15 человек. Лица клиентов слились в одно мерзкое лицо. Многие предлагали мне выпить, и я никогда не отказывалась. Наоборот, чтобы не помнить этого кошмара, пыталась напиться «в хлам».

За каждую девушку Агнешка брала по 80–100 долларов, но нам не давала ни копейки. И практически не кормила. Мы голодали. А она повторяла, что сытые плохо работают.

Однажды меня купил очередной араб. Он привез меня домой. Это был бедный небольшой домишко. Мужчина предложил мне выпить. Я согласилась. Не знаю, что он подмешал в вино, но я отключилась. В себя пришла от сильной боли в руках. Открыв глаза, я увидела, что он тушит об меня сигареты. Я закричала, но он заткнул мне рот тряпкой, а затем облил мои ноги бензином и поджег. Больше я ничего не помню.

Очнулась я уже в бараке. На руках ожоги от сигарет, на ногах почти нет кожи. Агнешка приглашать врача отказалась, купила лекарства. Меня лечили девочки. Работать я не могла около двух месяцев.

"113- короткий номер инфолинии по безопасному выезду и пребыванию за границей. Звонок бесплатный со стационарных телефонов.

По сравнению с бараком тюрьма казалась раем

После ожогов мое тело выглядело непривлекательно. Но Агнешка посчитала, что и такой товар кто-то купит. Я же задалась целью убежать.

В одно из «дежурств» в баре я услышала русскую речь. За столиком сидели двое парней. Я подошла к ним, мы разговорились. Оказалось, что они из России и проводят в Дубае отпуск. Я поняла, что это мой шанс на спасение. Я стала умолять ребят помочь мне. И они согласились.

Парни «купили» меня и отвезли в отель. Оттуда я позвонила в полицию и все рассказала. Но вместо того, чтобы помочь, полицейские задержали меня и стали требовать взятку, угрожая, что посадят меня в тюрьму за занятие проституцией. Денег у меня не было. И я оказалась в камере. По сравнению с бараком тюрьма казалась раем: там кормили три раза в день и не было никаких мужчин.

Через месяц меня депортировали.

Ненавижу мужчин

Вернувшись домой, я решила забыть обо всем. Поэтому в милицию я не обращаюсь – не хотелось всех этих расспросов. Из родного города, где напоминания о прошлом постоянно преследовали меня, мы с сестрой уехали в Барановичи. Тут живет моя тетя. О танцевальной карьере пришлось забыть навсегда. Кто возьмет такую уродину? С обожженными руками и ногами? К тому же пострадали сухожилия – я больше не могу танцевать, как раньше. Устроилась продавцом. На жизнь нам с сестрой хватает.

Мне 25 лет, а выгляжу на все 40. Я не могу иметь детей. У меня нет парня: я ненавижу мужчин, боюсь их прикосновений. До сих пор по ночам я вскакиваю в холодном поту, переживая во сне кошмар пятилетней давности.

И мне бы хотелось предупредить всех девочек: легких денег не бывает. Если вам обещают золотые горы за границей, сто раз подумайте! Я не хочу, чтобы еще кого-то постигла такая же судьба.

Автор: Ирина ПЛЮТО, Intex-press

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...