«Советую телевизор не включать». Исповедь оператора государственного телевидения России

У меня сейчас вообще нет телевизора, я смотрю исключительно новости по интернет-каналам. К российскому телевидению я совершенно никакого доверия не имею. Советую телевизор не включать.

Наталья Красовская из Борисова рассказывает как на Донбассе ее пытали «ополченцы» и использовали российские пропагандисты

История о том, как беларуска поехала помогать российским боевикам в «ДНР», её кинули на подвал, избили, потом держали в заложниках, накачивали наркотой, насиловали. Та самая, которую российские пропагандисты Коц и Стешин сняли на видео с её обращением к Лукашенко.

От вчерашних чеканных шагов пропаганды к ее теперешнему вкрадчивому шепоту

Пропаганда может быть независимой от действительности, если ее аргументы и убедительность принимаются массовым сознанием. Советская пропаганда была именно такой.

Беглые украинские чиновники и политики из круга Януковича попали под бандитский «пресс» в РФ

Как харьковский криминальный авторитет Юрий Василенко и российские мафиози «разводили на бабки» бежавших из Украины в 2014-м году представителей окружения Януковича.

Ноздровскую убили не только 17 ножевых ранений, но и нежелание системы наказать виновных по закону

За год, прошедший после убийства правозащитницы Ирины Ноздровской, правоохранители опросили почти 650 свидетелей, установили одного подозреваемого и передали материалы в суд. Но близкие погибшей следствию не доверяют и не прекращают поиски причастных к преступлению.

Хакерская атака на Integrity Initiative

На протяжении последних лет множество экспертов описывало стратегии и тактики российской пропаганды и «информационных операций», являющихся непосредственной частью «активных мероприятий» спецслужб. Однако самые точные представления об этих тактиках можно получить из юридических документов.

Основні виклики та ризики для України: січневі оцінки

Цьогоріч Україні належить подолати фінальний етап електорального циклу. У порівнянні з 2014 роком, нинішні кампанії (президентська та парламентська) проходять в принципово інших реаліях української дійсності. П’ять років тому революційна ейфорія та патріотизм, підігрітий агресією РФ, сформували потужний суспільний запит на об’єднання.