влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Голосование

Можно ли победить коррупцию в Украине?

Можно, но не быстро
Это невозможно
Окончательно победить не удастся

Реклама

...
Печать

Тело как инструмент: женщины в роли секс-агенток на службе партизан и немцев

28.07.2017 08:25

Большевики, зная слабость немцев, засылали хорошеньких девушек, прошедших специальную школу разведки НКВД в достаточно большом количестве. Действие их на немцев всегда было неотразимым. В лучшем случае такая девушка внезапно исчезала из города, прихватив с собой документы, бланки, печати. А было и хуже.

«Разведка - не то поле деятельности, на котором оттачивают и совершенствуют принципы общественной морали. Скорее наоборот: шпиону эти принципы мешают», - писал в своих воспоминаниях разведчик Борис Григорьев.

С словами опытного шпиона трудно не согласиться, ведь из истории исследований известны невероятные методы выведывание информации у противника, большинство из которых лежат за гранью морали. Скажем, получение нужных сведений с помощью «романтических отношений». Известно, что большинство носителей государственных секретов неразговорчивы, но сколько раз любовницы в кроватях им «развязывали языки»! Поэтому руководители спецслужб никогда не гнушаются использованием в своих целях очаровательных представительниц «слабого пола». Потому женщине проще установить близкий контакт с человеком, попасть в то, что психологи называют «интимной зоной». К тем, кто проник в эту зону, человек относится почти, как к себе, и бывает с ними очень откровенным.

Довольно распространенным этот способ получения вражеской информации был и во Второй мировой войне. В поединке советских партизан и немецких оккупантов женщины-разведчицы были задействованы с обеих сторон. Благодаря им партизаны время от времени совершали дерзкие акции против немцев или избегали облав, а немцы - узнавали о местах дислокации партизан или уничтожали их командиров. К сожалению, в научной литературе найти информацию об этих разведчицах крайне трудно.

Шпионки, конечно же, использовали в интересах дела свою внешность, коммуникабельность и умение флиртовать с мужчинами. При этом каждая из них ежеминутно должна была быть готовой переступить черту флирта и вступить в сексуальный контакт с неприятелем - или под разными предлогами избежать его. Психологически таким женщинам и девушкам было очень трудно. Не каждый может изображать влюбленность во врага, не давая ему повода для сомнения в своих чувствах.

Герой Советского Союза И.Сергунин в воспоминаниях «Давали клятву партизаны» писал: «Тот, кто знаком с подпольной работой, хорошо знает, как это было трудно. Представьте себе: девушку послали работать во вражеское заведение. Она молодая, симпатичная, за ней волочится не один гитлеровский офицер, а ей нужно получить данные для партизан. Преодолевая отвращение, она идет с фашистом за руку, улыбается ему на виду у односельчан».

Кроме этого, приходилось терпеть постоянную травлю общества. Население обычно относилось к ним с презрением, постоянно подчеркивая свое неуважение, или демонстративно избегало их общества. Артистка Галина Ратмирова в интервью искусствоведу Валерию Гайдабуре рассказывала, как в оккупированном Киеве вместе с подругой пришла на рождественскую вечеринку к коллегам из Театра комедии, но, застала там двух женщин в обществе немцев, поэтому они как можно скорее оставили пирушку: «Приходим, а там - двое немецких солдат с нашими «барышнями». Мы с Надей почувствовали себя неуютно и вскоре начали прощаться с хозяевами».

«Барышни», вызвавшие отвращение у артисток, на самом деле были советскими шпионками, о чем автор узнала уже после войны.

Красноречиво описал уже упомянутый Сергунин отношение соотечественников к женщине-разведчице, которая контактировала с немецкими военными: «Дети вслед кричат ей: "Овчарка немецкая! Подстилка фашистская!». Родители выгоняют ее из дома, подруги отказались от нее. Она никому не может открыть свою тайну. И, собрав все свои силы, молчит и терпит ... Через такие унижения, оскорбления и трудности прошло немало славных подпольщиц».

В городах подпольщики активно использовали сексуальность девушек и женщин для уничтожения немецких офицеров. Антон Бринский в мемуарах «По ту сторону фронта» вспоминал, что в его соединении были подпольщики, которые до вступления в партизаны проводили такую работу в Киеве. В частности, командир Мусоргского отряда лейтенант Базыкин, до прибытия в отряды «дяди Пети» (псевдоним Брынского) руководил в столице подпольной группой из двух мужчин и трех женщин. Девушки знакомились с гитлеровскими офицерами, заманивали их в заранее определенное место, где тех уже ждали «народные мстители». Осенью 1942 года СД разоблачило группу. Те из ее членов, кто остался на свободе, ушли из Киева и, блуждая лесами, присоединились в конце концов к соединению Брынского.

Заведя романтические отношения с немецкими офицерами, шпионки, кроме выведывание нужной информации, могли с помощью любовников ликвидировать неугодных партизанам людей, оказывать всевозможные провокации, наводить немецкие спецслужбы на ложный след. Коллаборационист Павел Ильинский в воспоминаниях о жизни в оккупированной Беларуси писал:

«Большевики, зная слабость немцев, засылали хорошеньких девушек, прошедших специальную школу разведки НКВД в достаточно большом количестве.Действие их на немцев всегда было неотразимым. В лучшем случае такая девушка внезапно исчезала из города, прихватив с собой документы, бланки, печати. А было и хуже. Но для российского гражданского населения любовница-разведчица была гораздо опаснее не тогда, когда она убегала из города, а тогда, когда она, оставаясь в нем, за спиной своего покровителя энергично занималась провокацией».

Немцы тоже широко использовали агентов-женщин против партизан, для растления их изнутри, убийства командиров или их дискредитации. Ведь в то  время партизанские отряды были морально неустойчивыми, позволяли себе много лишнего в отношении гражданского населения (грабежи, мародерство, насилие). Абвер, зная об этом, активно вербовал молодых красивых женщин для отправки в такие отряды.

Обычно агенток набирали из бывших партийных руководителей, активисток и комсомолок. Вербовка часто проходила путем шантажа - либо расстрел за принадлежность к коммунистическому активу, либо работа на пользу рейха. Брали в заложники членов семьи, детей, кого соблазняли большими суммами денег, кто-то шел из ненависти к большевистской власти. Ведь немцы активно вербовали агентов из числа репрессированных советской властью граждан - как отмечалось в одном из немецких отчетов, «такие люди почти всегда были готовы собирать и предоставлять информацию о партизанах».

Командир соединения Федорова Григорий Балицкий вспоминал, что к ним не раз поступали сообщения от командира штаба партизанского движения Т.Строкача об организации немцами в Киеве разведывательной школы, куда подобрали красивых девушек и готовили из них шпионок и диверсанток, забрасывая затем в Красную армию и к партизанам. Здесь они становились походно-партизанскими женами командиров отрядов, собирали секретную информацию, иногда совершали террористические акты против командования. В отчете Ровенского партизанского соединения №2 говорилось, что только в Степанском районе Ровенской области абвер направил для инфильтрации в партизанские отряды 150 агентов, в том числе 50 женщин.

Руководитель Минского партизанского соединения В.Козлов в разговоре с писателем Авдеевым в 1965 году вспоминал, как его чуть не убила одна из таких красавиц: «Они подослали шпионку специально по мою душу. За мою голову немалые деньги немцы давали. Сто тысяч марок ... И ее разоблачили ... хитрющая была. А красавица! Вышла она замуж за одного нашего командира и попыталась его завербовать, чтобы помог ей меня убить. Верила, что из-за любви к ней муж пойдет на все. А он доставил ее куда надо».

Один из организаторов и руководителей коммунистического подполья в Киеве Терентий Новак рассказывал, как подпольщики из-за такой немецкий агентки потеряли своего коллегу Виталия Поплавского. Работая инженером промышленного отдела при гебитскомиссариате, он был приглашен немецким чиновником на обед в ресторан, где было еще две девушки.

Одна из них, красивая блондинка, как узнал Поплавский, работала переводчицей в СД, и он решил завязать с ней отношения, чтобы в будущем получать ценную информацию для подполья. Довольно быстро между молодыми людьми завязались романтические отношения, но оказалось, что очаровательная блондинка на самом деле была опытным агентом СД, которую, вероятно, подослали к подпольщику для вербовки. Она разоблачила Поплавского, и его расстреляли немцы. Подпольщики не остались в долгу - выследили девушку и убили.

Разоблачение женщин-агенток с обеих сторон при условии отказа от сотрудничества, завершалось для них расстрелом после изнасилований и пыток. Разведчица партизанского соединения Сабурова Муся Гутарева сумела очаровать в Трубчевске немецкого полковника Сахарова (белогвардейского эмигранта, члена «Русского общевоинского союза»). Он готовил и забрасывал к партизанам немецких агентов. Флиртуя с ним, девушка сумела выведать немало ценной информации, но была разоблачена. Несмотря на пытки, упорно твердила, что не имеет никакого отношения к партизанам, пока ее не узнал один из местных полицаев. После этого ее публично расстреляли на одной из площадей Трубчевска.

В британском лагере для пленных воинов вермахта один офицер рассказывал, как в России его подразделение поймало женщину-шпионку и сильно поиздевалось над ней перед казнью: «Сначала били ее палкой по ягодицам, затем обработали ее ягодицы штыком, потом мы ее изнасиловали, потом ее выбросили, выстрелив ей вслед. Там она лежала на спине, мы бросали в нее гранаты. И каждый раз, как к ней приближались, она начинала кричать. В конце концов она сдохла, а труп мы выбросили ».

Еще одна история произошла в мае 1942 года в городе Холм: командир поста 65-го полицейского батальона, задержав 18-летнюю девушку, заподозренную в сотрудничестве с партизанами, провел показательную порку. Бедную приговорили к смертной казни через повешение. Однако сначала положили на стул, сняли нижнее белье и положили во влагалище записку. Немцы знали, что советская агентка часто таким образом проносила сообщения. Затем повесили на дверях поста.

Партизанские женщины-связные, подвергая себя смертельной опасности, передавали необходимую информацию. На фото - группа связных партизанского отряда им. К. Ворошилова, Кировоград (1942-1943).

Партизаны соединения «За Родину», действовавшего на Черниговщине, после разоблачения немецкой агентки устроили ей жестокую экзекуцию. «Никогда не забуду такую женщину со странной фамилией Книга. Она была родом из Чернигова, бывшая учительница, у которой немцы единственного сына бросили в концлагерь. Перед ней в гестапо было поставлено требование: или она отравит командный состав отряда или ее сына расстреляют, - вспоминала партизанка Оксана Соколова. - После того, как Книгу арестовали, ее допрашивала партизанка с именем Женя, у которой всю семью сожгли немцы, в том числе и двух маленьких детей. Озлобленная женщина медленно загоняла нож  в тело Книги, пока та не призналась во всем».

В военных нарративах и документах спецслужб встречаем упоминания о том, что обе воюющие стороны использовали друг против друга проституток, специально зараженных венерическими болезнями. Ветеран-моряк Василий Елисеев рассказывал, что когда они прибыли в 1943 году в город Геленджик, то отдельные военные «пережили страшные дни от «приятных» встреч с батумскими красавицами» - трое-четверо подхватили сифилис. «Позже мы узнали, что немцы специально заражали наших красивых женщин и девушек и ссылали их в приморские города для выведения из строя военных».

Отчеты СД свидетельствуют, что партизаны тоже «подкладывали» под немецких солдат женщин, намеренно зараженных венерическими болезнями. Так в сообщении от 12 февраля 1943 года, которое касалось Житомирского, Киевского, Днепропетровского и Харьковского округов, отмечалось: «Имеющиеся факты, свидетельствующие о том, что по приказу большевистских кругов движения сопротивления (при этом не жалеется свой собственный человеческий материал) делаются попытки вызвать венерические болезни среди немецких солдат и гражданских лиц ».

Немцы давно были настороже относительно этого. Еще в начале войны в их руки попала нелегальная польская брошюра под названием «Святая обязанность поляка», которая призвала не терять надежды и бороться с врагом до победного конца. В ней содержались инструкции для населения о том, как вести борьбу. Женщинам авторы рекомендовали: «Ваше оружие - венерические заболевания. Польские девушки, если вы больны, ваша обязанность - иметь половые отношения с немецкими солдатами и заражать их. Пусть эта замечательное оружие уничтожит их армию! Это сильнее, чем самолеты, пушки и корабли».

В партизанских отрядах женщины выполняли функции не только шпионок, но и медсестер. На фото крестьянки передают молоко для раненых партизан медсестре В.Хотимской с Чернигово-Волынского партизанского соединения, 1942.

Важное место женщины занимали в подпольных типографиях. На фото - партизанка работает над выпуском очередного номера газеты "Большевистская правда» (Винницкое партизанское соединение имени Я.Мельника, 1943).

Фотографии - из книги: Архивы оккупации. 1941-1944 \ Упордник Н.Маковська. - М., 2006.

Автор: Владимир ГИНДА, Zbruc

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...