Найти… из ничего

В истории уголовного розыска немало интересных дел, когда сыщикам удавалось задержать преступника практически чудом. Однако чудес, как известно, не бывает… О нескольких подобных случаях рассказывает заслуженный работник МВД СССР и МВД Казахстана, полковник юстиции Александр Гинзбург. Он же комментирует каждую историю. Пеленки и торбы

Дело было в Москве, в двадцатые годы. По городу прокатилась волна убийств. Трупы находили один за другим, в разных районах уже тогда немаленького города. Свидетелей, которые видели хоть что-нибудь, не находилось. Из-за отсутствия в карманах жертв денег и более-менее ценных украшений, просматривался мотив — убийство с целью ограбления. Однако зачем грабителю необходимо было всегда убивать несчастных? Может быть действует маньяк-убийца, а деньги и украшения он забирает только для того чтобы сбить милицию со следа? Как бы то ни было, но сперва надо было найти убийцу, а потом уже выяснять мотивы и причины кровавой забавы.

Однако следов неуловимый убийца не оставлял, жертвами становились люди самых разных профессий, и обеспеченные, и не очень, мужчины и женщины… Зацепок не было. Пока сыщики не обратили внимание, что мешки, надетые на головы практически всех жертв, были ничем иным, как торбами, из которых, подвешивая их на шею лошади, извозчики кормят своих питомцев. Предположение о торбах подтвердили и следы овса, обнаруженные в мешках.

Итак, убийца — извозчик? Расплывчатый след, если принять во внимание то, что в то время в Москве работало более тысячи «таксистов». Однако эксперты не сидели сложа руки. Детские пеленки, используемые в качестве кляпа при нескольких убийствах, сперва не привлекли особого внимания. Мало ли чем рот заткнуть можно… Но вот, на одной из пеленок обнаружили грязные пятна. Эксперты выяснили, что это фекалии, достаточно свежие, и принадлежат, скорее всего, новорожденному. Круг поиска внезапно резко сузился — выяснить, у кого из извозчиков недавно родился ребенок хотя и нелегко, но вполне реально. Через несколько дней списки были составлены. А уже на завтра грянула полицейская облава одновременно на без малого, сотню извозчиков-отцов. Убийца был задержан неподалеку от остывающего тела очередной жертвы.

Комментарий специалиста:

Это, на первый взгляд поразительное дело — не более чем пример хорошей работы специалистов. Блестящее подтверждение тому, что на месте преступления, когда нет казалось бы никаких следов, надо тщательно искать улики и обращать внимание на казалось бы совсем незначительные мелочи. Затем, отталкиваясь от этих мелочей, делать выводы и не лениться проверять предположения, даже самые казалось бы, невероятные.

Следователь для неутомимого маньяка

Он совершил более ста изнасилований, шесть или семь убийств. Ему никто особо не мешал — около десятка раз маньяка задерживали, но потерпевшие, как сговорившись, никогда злодея не опознавали. Приходилось отпускать. На местах преступлений нередко обнаруживали частицы крови, спермы, но неопровержимыми доказательствами эти следы считать было нельзя. Отпечатков пальцев, как назло не находилось никогда. А преступник вновь и вновь выходил на тропу войны, и все больше зарубок, означавших очередную жертву, появлялось на старом заборе…

Кто знает, когда и как закончилась бы эта жуткая «карьера», но как-то раз Девятьяров, подвыпив, средь бела дня и прямо на улице, напал на женщину. Ударил как бил обычно, ребром ладони по сонной артерии. Однако спьяну промахнулся и врезал несчастной по плечу. Та закричала во весь голос. Преступник во весь дух рванул по улице. На его беду рядом, во дворе частного дома хозяйка стирала белье. Увидев бегущего стремглав мужчину, она проворно толкнула ему под ноги пустое корыто. Девятьяров споткнулся и растянулся во весь рост. Как раз в это время мимо проходил спешащий на работу милиционер…

Девятьярова доставили в отделение за хулиганство. Светило ему в худшем случае пятнадцать суток. Однако милиционеры обратили внимание на удар — — так, чтобы жертва мгновенно «отключилась» бьют профессионалы, но никак не подвыпившие хулиганы… Через пару часов, когда подняли уголовные дела, стало ясно, что за хулиганство задержан тот самый, не единожды подозревавшийся в изнасилованиях и убийствах… Милиционеры решили не торопиться. Дело о заурядном хулиганстве поручили одному из самых опытных сотрудников. И тот повел хитрую, обстоятельную игру.

Общаясь с задержанным максимально корректно, стараясь расположить его к себе, он быстренько закончил дело о хулиганстве и получил санкцию на обыск квартиры. Следует заметить, что раньше, хотя Девятьяров задерживался по подозрению в особо тяжких преступлениях, обыск у него не проводили. Улик вроде как было маловато…

При обыске, следственная бригада обратила внимание на радиорепродуктор — обычную по тем временам вещь. Тем не менее, припомнив то, чему в свое время учили, репродуктор развинтили. Из устройства выпала женская комбинация, испачканная бурыми пятнами…

Деталь женского туалета опознали родственники одной из убитых и изнасилованных женщин.

Собранные сведения следователь подшил в папку. Но предъявлять их хулигану не торопился — в одном из дел о загадочном насильнике он наткнулся на еще один интересный эпизод.

Из материалов следовало, что вечером на возвращающуюся домой девушку сзади напал неизвестный, одним ударом сшиб с ног и начал срывать одежду. И тут на помощь подоспели отец девушки и ее сестра, вышедшие во двор ей навстречу. Мужчина повалил нападавшего, а сестра пострадавшей нанесла ему несколько сильных ударов по голове острым каблучком туфельки. Насильник потерял сознание. Втроем его потащили к ближайшей дороге, чтобы сдать в милицию, как злодей очнулся, вырвался и убежал. Родственники пострадавшей все-таки заявили в милицию и отдали милиционерам шарф, который потерял нападавший.

Теперь, спустя несколько лет, в руках следователя был отличный материал. Тот самый шарф он показал родственникам Девятьярова; они его опознали. Далее следователь рассуждал так: если после удара по голове острым каблучком человек потерял сознание, значит, травма была нанесена достаточно серьезная. Вполне возможно, пострадавшему пришлось обращаться за медицинской помощью. В результате последовал звонок по месту работы Девятьярова — там подтвердили, что именно этого числа он взял больничный на три дня из-за головной боли. Не составило особого труда отыскать и медицинское учреждение, куда обращался пострадавший. Медики сообщили, что такие травмы вполне могли быть нанесены каблуком-шпилькой женских туфелек.

Следователь вызвал хулигана и сказал примерно следующее: я тебе еще одно обвинение предъявлю. Если согласен, что все доказательства есть, так и скажи. И положил перед арестованным опознанный родственниками шарф, и справку из больницы.

Девятьяров сразу понял, что отпираться бесполезно. Да и что запираться — подумаешь, еще одну женщину ударил, год назад! И признался. Чувствуя к милиционеру что-то вроде уважения — каков оказался! Раскопал все-таки…

При следующей встрече с Девятьяровым следователь демонстративно распахнул сейф. Вместо двух папок с делами, преступник вдруг увидел уже три. Еще через неделю папок было пять. Когда их стало семь, Девятьяров ошарашено спросил — это что, все мои?! Твои — отвечает следователь. И будет еще больше. Может, расскажешь все сам? Все равно докопаемся…

И преступник все рассказал. Следствию удалось доказать 36 изнасилований. После чего насильник заявил — на самом деле изнасилованных было сто, я знаю это точно, я каждый раз делал на заборе зарубки. И показал тот самый забор. Зарубок действительно оказалось сто…

Остальных жертв неутомимого насильника, как правило не написавших заявление в милицию, разыскивать не стали. Для сурового приговора материала и так было более чем достаточно.

Комментарий специалиста:

Как и в предыдущем случае, здесь милиции ничем не могла помочь экспертиза крови и спермы. Однако и при таком «раскладе» необходимо было упорно работать, не особо обращая внимание на то, что преступника никто из потерпевших не опознал. Не опознают — ну и что? В случае опознания все равно пришлось бы искать улики и другие доказательства — вдруг у опознающей есть личные счеты к предполагаемому нападавшему и она хочет его оговорить. Точно так же следствию всегда приходиться проверять обстоятельства, даже если подозреваемый дал признательные показания — мало ли в силу каких причин он признался, к примеру, в убийстве… Точно так же, не играет особой роли, если преступник не признал своей вины, но она неопровержимо доказывается материалами следствия.

А вот подход к делу играет огромную роль — следователь сумел расположить к себе подозреваемого. И не на словах — все равно докопаемся, лучше сам расскажи — а на деле доказать ему, что приговор за убийства и изнасилования — всего лишь вопрос времени.

В истории уголовного розыска немало интересных дел, когда сыщикам удавалось задержать преступника практически чудом. Однако чудес, как известно, не бывает… О нескольких подобных случаях рассказывает заслуженный работник МВД СССР и МВД Казахстана, полковник юстиции Александр Гинзбург. Он же комментирует каждую историю.

«Случайность» и каннибал

Самый известный казахстанский людоед Николай Джумагалиев, объявленный во всесоюзный розыск, нежданно-негаданно был задержан в Узбекистане. Там, в одном из кишлаков, местные жители поймали неизвестного, укравшего барана. От души побили и уже собрались было отпустить, как местный милиционер решил все-таки оформить кражу как полагается — раскрытое преступление в отчетности лишним не будет. В милиции с воришки не поленились снять отпечатки пальцев и на всякий случай проверить их по всесоюзной базе данных. Так был задержан неуловимый дотоле каннибал.

Комментарий специалиста:

В этом деле конечно нет многочисленных версий, напряженной работы оперативников, бессонных ночей следователя… Здесь к успеху привело соблюдение давнего милицейского правила — на всякий случай проверяй на причастность к преступлениям всех, кого только можешь. А ведь тот милиционер мог бы и не возиться с воришкой — подумаешь, барана украл, да еще и попался тут же…

Кстати говоря, похожим образом был задержан гораздо более известный маньяк Чикатило. После очередного убийства, выйдя из рощи, он наткнулся на милиционера. Маньяк не вызывал подозрений внешним видом или поведением, но проинструктированный накануне милиционер — тогда серийного преступника уже разыскивала вся милиция города Ростова и области — на всякий случай проверил у него документы. И написал рапорт — такого-то числа в таком-то районе, возле рощи проверил документы у такого-то гражданина. На этот рапорт внимания не обратили. И только год спустя Чикатило был задержан, когда новому следователю попался на глаза этот документ…

Университетский маньяк

Некоторое время назад в Алматы, на берегу речки, неподалеку от КазГУ, начали один за другим находить трупы девушек. Все перед смертью были изнасилованы. На одном из тел нашли следы крови, явно принадлежащие насильнику и убийце. Это был хороший след. Кровь на анализ взяли практически у половины мужчин Алма-Аты. В числе подозреваемых оказался и преступник. Однако проверку он прошел легко — у него оказалась первая группа крови, а группа крови, обнаруженной на месте преступления была четвертой. Расследование зашло в тупик. Вскоре, в том же месте обнаружили еще один труп изнасилованной девушки…

А преступник, уверовавший в свою безнаказанность, повел себя весьма нагло. Осматривая место очередного убийства, старший оперативно-следственной группы обратил внимание на неизвестного, прячущегося неподалеку за камнями и наблюдавшего за милиционерами. Мужчину задержали. На вопрос что он здесь делает, ответил нимало не смутившись — просто интересно. Данные любопытного гражданина передали в милицию, где выяснилось, что ранее он был судим за изнасилование малолетней. Казалось бы — вот и основательная зацепка! Подозреваемый, которого потянуло на место преступления, сам себя выдал! Однако тут же выяснилось, что насильника уже проверяли, и он вне подозрений — группа крови у него первая, а не четвертая.

Расследование зашло в тупик, когда в Алма-Ату прибыл известный в своих кругах московский специалист. Выслушав алма-атинских коллег, он предложил сделать еще один анализ обнаруженной крови — в его практике был случай, когда только дополнительный, более сложный анализ позволил изобличить преступника.

Кровь срочно отправили в НИИ МВД СССР. Скоро оттуда пришел результат — кровь с места преступления оказалась не четвертой группы, как были уверены в Алма-Ате, а первой! В то время московские специалисты уже владели соответствующей методикой, неизвестной, однако в Казахстане.

Любопытного гражданина задержали в очередной раз, в его квартире провели обыск, Во время которого обнаружили женские сапожки, принадлежащие одной из убитых девушек. На этот раз преступник сознался во всех, совершенных им убийствах.

Комментарий специалиста:

В наше время подобное «недоразумение» невозможно — сейчас даже микрочастицу крови можно исследовать на генетическом уровне и с вероятностью 99,9 процента доказать ее принадлежность тому или иному человеку. Криминалистика идет в ногу с научно-техническим прогрессом…

Ян Отлавский, Crime.kz

Читайте также: