Общепиты травят людей, но наказания почти никто не несет

Как наказывают общепиты за отравления людей

В Киеве бум отравлений в заведениях общественного питания  — только с начала года 63 человека «подцепили» в сальмонеллез в ресторанах и кафе столицы. Журналисты издания «Большой Киев» узнали, как расследуются такие дела, в том числе приведшие к гибели, и как наказывают за некачественную еду. И выяснили, что нужно поменять, чтобы эпидемия отравлений прекратилась.

Пять студентов отравились в ресторане

Пять студентов, которые оказались в больнице с острой кишечной инфекцией, могли отравиться в ресторане одного из отелей Киева, где они пообедали. Такие выводы сделали в Госпродпотребслужбе Киева по результатам проверки заведения.

«Мощности ресторана не поддерживаются в чистоте, частично повреждено покрытие стен и пола в помещении раздаточной, не обеспечено размещение пищевых отходов в закрытых контейнерах, сконструированных так, чтобы обеспечить максимальный уровень защиты», — говорят в Госпродпотребслужбе.

Проверка установила, что оператор рынка не соблюдал законодательство о безопасности и качестве пищевых продуктов, поэтому деятельность общепита в гостиничном комплексе запретили. А в полицию отправили письмо с требованием отреагировать — действия сотрудников ресторана, считают в ведомстве, подпадают под статью 325 Уголовного кодекса. Это — нарушение санитарных правил и норм по предотвращению инфекционных заболеваний и массовых отравлений.

За год — 92 отравления в Киеве

машина скорой помощи
Фото: Константин Ильянок

С начала года общепиты Киева уложили на больничную койку 92 человека, 63 из них заболели сальмонеллезом.

«В заведениях общественного питания нами зафиксировано четыре вспышки инфекционных заболеваний, в дошкольном заведении — одну вспышку. Зарегистрировано две вспышки заболевания острой кишечной инфекцией и три вспышки сальмонеллеза», — говорят в Госпродпотребслужбе.

В полиции «Большому Киеву» рассказали, что об отравлениях в кафе, на свадьбах и заведениях общепита узнают от врачей. И реагируют на все случаи.

«К нам поступает информация из больниц, группа выезжает на место — устанавливаем всех, кто там был. А медиков просим провести экспертизу продуктов, чтобы выяснить чем именно отравились пострадавшие. Далее начинается расследование», — объяснил спикер полиции Киевской области Николай Жукович.

В столичной прокуратуре уточнили, что в прошлом году по статье  «нарушение санитарных правил и норм по предотвращению инфекционных заболеваний и массовых отравлений» открыли восемь уголовных производств. Правда, на конец года никаких решений по ним принято не было.

«А в этом году открыто уже десять производств, но четыре закрыто. Было установлено отсутствие события уголовного правонарушения или не установлены достаточные доказательства виновности лица», — сказала нам спикер прокуратуры Киева Надежда Максимец.

За смерть от отравления никого не наказали

Летом прошлого года восьмилетняя Маргарита Лукашук готовилась к соревнованиям по гимнастике в частном лагере «Славутич» под Переяславом-Хмельницким. После обеда девочке стало плохо. Тогда и выяснилось, что она и еще 12 детей получили сильное отравление. Малышке вовремя не оказали помощь, и в киевский «Охматдет» ее привезли уже в состоянии комы. А спустя два месяца девочка умерла. Тогда врачи в пищевом блоке детского лагеря нашли возбудители сальмонеллеза, стафилококка и кишечную палочку.

Но виновные, как оказалось, не то что не наказаны, а даже не найдены. И лагерь продолжает работать и принимать детей. Об этом журналистам «Большого Киеву» рассказала адвокат семьи Лукашук Оксана Соколовская.

«Никому не предъявили ни одного подозрения. Экспертиза по детям странным образом проводится по полгода. И очень много загадок. Допускаю, что в этом деле задействованы коррупционные схемы — все со всеми договариваются, а эксперты дают абсолютно бредовые экспертизы. Повторные мне удается назначать только через суды. Одну из таких мы инфицировали сейчас в Харькове. Но пока не можем провести, нам не передают материалы дела, потому что в Киеве проводят экспертизу по остальным 12 детям», — говорит Соколовская.

По словам адвоката, шансы наказать виновных — минимальные.

«Даже вручение подозрения еще не влечет за собой вынесение обвинительного приговора. И никто не может дать ответ, привлекут ли этих людей к уголовной ответственности. Потому что суды, к сожалению, тоже покупаются и продаются. А обвинительный приговор могут получить не люди, которые за этим до сих пор стоят, а обычные сотрудники — повар и медсестра. При этом самые главные фигуранты, то есть директор лагеря и все, кто за ней стоят, так и окажутся безнаказанными. В этом у нас сомнений нет», — уточнила Оксана Сокловская.

Сейчас, несмотря на решения судов, где прямо и четко запрещено готовить продукцию и принимать детей на оздоровление, лагерь продолжает работать, добавляет юрист.

«Просто теперь неофициально. Сейчас они ушли в тень, чтобы не напоминать о себе. Меня удивляет другое: как родители могут отправлять туда детей. Во время одного из обысков были найдены дети, которых прятали в катакомбах», — делится адвокат.

За испорченные продукты платит персонал

ресторан, летняя площадка
Фото: Константин Ильянок

Отравления неразрывно связаны с ресторанным бизнесом, и так было всегда, объясняет генеральный директор компании «Ресторанный консалтинг» Ольга Насонова.

«И причин тому несколько. Одна из них — подпорченные и испорченные продукты, которые привозят поставщики. И по какой-то причине ресторан принимает такие продукты или не обращает внимание на их качество. Вторая причина —  внутренняя. Это когда уже что-то испортилось и продукты с истекшим сроком годности начинают продавать. К сожалению, очень часто порчу возлагают на персонал, поэтому они начинают пускать в ход то, что уже давно пора выбросить. Есть, например, рестораны, которые практически ничего не выбрасывают, используют все и даже гордятся этим, хотя тут нечем гордиться», — отмечает эксперт.

Одна из очень частых причин отравлений — это сальмонеллез, носителем которого является кто-то из сотрудников общепита. Они устраиваются на работу по купленным в переходах  санитарным книжкам.

«Одно дело, когда кто-то просто отравился и все прошло. А сальмонеллез — это достаточно тяжелое заболевание, и оно просто так не проходит. Причиной является то, что люди не проходят реальное обследование и не сдают анализы, потому что это дорого. И эту проблему могло бы помочь решить государство, например, создавая социальные программы для сотрудников общепитов и ресторанов. Это могли бы быть бесплатные медосмотры, но такого, к сожалению, нет», — говорит эксперт.

Как исправить ситуацию

Ольга Насонова замечает, что как только начинается ужесточение со стороны государства, то сразу же увеличивается количество случаев отправлений.

«Государство смотрит соблюдение норм на бумаге, и при этом контролирующие органы не будут каждый день ходить в одно и то же заведение. Пришли, проверили и ушли, а отравления происходят как раз после этого. Ведь главный клиент в момент проверки — представитель государства, которому хотят угодить, а не реальные люди, которые там едят. И случаи отравлений бывают даже в самых хороших ресторанах, но каждое заведение выкручивается как может. Кто-то выписывает продукты, у которых вот-вот закончится срок годности, а кто-то в обязательном порядке берет анализы у всего персонала, не доверяя государственным поликлиникам. У того же «Макдональдза» есть своя поликлиника», —  уточняет Насонова.

Пример других стран, где нет контроля за качеством продукции и рестораторам, чтобы остаться на рынке, нужно быть лучшими, у нас не сработает.

«У нас в стране если нет контроля государства, то фактически происходит полный «Шанхай». Страх должен быть, но не фиктивный, как сейчас. Если вместо сертификатов и документов будут проверять срок годности и реальные продукты, то это уже будет более эффективным. Ведь документы могут быть в порядке, а продукты — глубоко испорчены», — объясняет Насонова.

А наши люди зачастую не брезгливы и могут есть практически все.

«Поэтому покупают шаурму, хотя не известно, из чего она сделана. И оставлять бизнес без контроля — нельзя. Но сократить количество отравлений могли бы контрольные замеры, когда под видом покупателей и за деньги контролирующие органы могли бы ходить по заведениям и заказывать еду. Таким образом они могли бы брать пробы продуктов. А для рестораторов самый простой выход мог быть в страховании от отравлений. Если учесть, что рано или поздно такие случаи в ресторане будут встречаться, то можно было бы оплачивать компенсацию ущерба тем, кто отравился. А собственник заведения будет защищен от халатности своего же персонала», — говорит Насонова.

Что в судах

По словам Ольги Насоновой, судебная система построена так, что человек даже в суд нормально не сможет подать. Поэтому клиент и не будет этим заниматься.

Мы проверили: случаи, когда люди отстаивали в  судах свои права и получали компенсацию — большая редкость.

В Киеве, например, мы нашли только одну историю — семья на день рождения сына купила в одном из супермаркетов на Левом берегу торт «Тирамису». И на следующий день все оказались в инфекционных больницах города. Семейству удалось доказать, что вместо каникул дети лежали под капельницами, а  потом сидели на жесткой диете. И это позволило отсудить у супермаркета 76,8 тыс. грн.

А одна из частей Нацгвардии только через суд смогла расторгнуть договор с фирмой, выигравшей тендер по доставке горячих обедов. Внутреннее расследование показало, что военных кормили некачественными продуктами, в результате чего у срочников в/ч 2260 фиксировались желудочно-кишечные расстройства.

Примечательно, что фирма не раз «светилась» в скандалах с качеством еды в Киеве, а ее клиентами являются школы сразу нескольких районов столицы.

Автор: Евгения Иванова: Большой Киев

Читайте также: