«Покушение» на Юлию Тимошенко: как все было на самом деле

Хоть комедию снимай! Пока капитан направляющей машины премьерского кортежа (которая по инструкциям должна двигаться в нескольких сотнях метров от основного кортежа) «колотил понты» перед водителем-потерпевшим в «кармане» возле Лавры, как раз подоспел основной кортеж — вторая машина сопровождения, основной автомобиль (автомобиль премьера), автомобиль охраны и замыкающий автомобиль сопровождения. Водитель второй машины сопровождения то ли не понял маневра коллеги, то ли решив подождать окончания «разговора», то ли решил полюбоваться на «экзекуцию», но притормозил и стал глазеть влево. И вдруг… 

28 августа нынешнего года украинские СМИ получили отличный для летнего информационного затишья «подарок». В тот день кортеж Премьер-министра Юлии Тимошенко во время движения по Днепровскому спуску в направлении к Парковой аллее со стороны Днепровской набережной, находясь напротив заезда в Киево-Печерскую Лавру, был «атакован» чуть ли не в «лоб» неизвестным автомобилем, двигавшимся сверху. В результате чего автомобиль премьера и машина сопровождения получили существенные повреждения. Премьер-министр Украины, как сообщили многочисленные СМИ, спаслась чудом и не пострадала по одной простой причине – кортеж двигался «порожняком».

Некоторые СМИ даже составили детальные схемы: как именно двигался кортеж, и каким именно образом он был «атакован» «террористом». Схемы, к слову, составлялись в редакциях собственными силами. И основывались исключительно на интервью Сергея Коломийца, начальника департамента ГАИ, который весьма живописно рассказал жаждущим новостей журналистам о сути инцидента).

С полной ответственностью заявляю, что практически все, озвученное в СМИ до сего времени (за редким исключением) касательно данного инцидента – сплошная чушь. Имею все основания так утверждать, так как являюсь полномочным представителем новоявленного псевдотеррориста, «посягнувшего» едва ли не на самое святое, что сегодня обретается в Украине.

В силу этого обстоятельства автор этих строк полностью осведомлен обо всех обстоятельств данного инцидента. И с позволения клиента излагает скандальную ситуацию в «реальном измерении» и полном объеме.

Итак, первой ложью (демонстрирующей, прежде всего, умственные и организационные способности высшего руководства ГАИ) является комментарий начальника Департамента ГАИ относительно самого очевидного обстоятельства – направления движения «террориста» (дальше будем называть его потерпевшим (оправданность чего станет понятной по прочтению результатов моего расследования).

На самом деле, направление движения потерпевшего было не сверху (по встречному направлению к движению кортежа), а в попутном направлении, снизу вверх, в сторону центра. Именно так трактуют события составленные по результатам инцидента документы (которые главный ГАИшник Украины так и не удосужился прочитать, потешая журналистов озвученными несуразицами).

Кроме того, инцидент случился в 9 часов 50 минут утра. Все киевляне знают, что с 7 до 10 утра режим движения по данной дороге односторонний, и ни один автомобиль просто не может двигаться сверху вниз (не в последнюю очередь по причине усиленного круглосуточного патрулирования силами Дорожно-патрульной службы Госавтоинспекции данного направления).

Это обстоятельство — «оговорка» г-на Коломийца относительно направления движения потерпевшего — на самом деле имеет огромное значение для сути сложившейся ситуации (позже поймете почему).

В отношении потерпевшего непосредственно был составлен протокол о совершении им административного правонарушения, текст которого приводим полностью (орфография сохранена):

«28.08.09 р. о 9-50 в місті Києві водій керуючи автомобілем по Дніпровському узвозі з Набережного шосе в напрямку пл. А. Первозданного водій здійснив поворот наліво з крайньої правої смуги при цьому не пропустив автомобілі котрі рухалися в попутному напрямку з ввімкненими проблисковими маячками синього та червоного кольору, при цьому вимусив водія автомобіля Тойота Кемрі н/з 0319 різко гальмувати та зупинятися, щоб уникнути зіткнення, чим створив аварійну ситуацію».

По мнению сотрудников ДПС ГАИ МВД Украины, составивших протокол, водитель тем самим совершил правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 122 Кодекса Украины об административных правонарушениях. И учитывая то, что за подобное правонарушение предусмотрено лишение прав – последние у него были изъяты до решения вопроса судом.

Протокол (в части определения направления движения водителя-потерпевшего) также, кстати, опровергает интервью начальника Департамента ГАИ Коломийца. Схема ДТП вообще не составлялась (очевидно потому, что факт столкновения автомобилей ГАИ кому-то признавать было ой как неприятно! По той же причине фиксировать местоположение поврежденных автомобилей гаишники тоже не стали).

Точнее, схема ДТП не составлялась в момент оформления материалов происшествия. Но, возможно (по обыкновению) она появится позже, уже в суде (бумага все стерпит!).

Сразу обратим внимание на следующее обстоятельство: все СМИ единогласно сообщили, что результатом инцидента было существенное повреждение автомобилей кортежа (но сейчас об этом ни слова)…

А теперь обратите внимание еще на несколько обстоятельств, изложенных в протоколе. Они заставляют задуматься.

Во-первых, у неискушенного читателя сразу возникает вопрос о правомерности использования проблесковых маячков в момент движения кортежа, в котором никого из «важняков» (сопровождаемых первых лиц государства) не находится. И сразу же ответим на подобный — риторический – вопрос: подобное использование маячков «вхолостую» запрещено, поскольку цель использования проблесковых сигналов – именно создать условия для беспрепятственного и безопасного проезда высших лиц государства.

Не лишним будет также задать вопрос: какая собственно возникла «аварійна ситуація» (дословно по протоколу)? Закон предусматривает и использует официальную терминологию «аварійна обстановка» (укр.), но уж никак не загадочную «ситуацію» (которую «нафантазировали» ГАИшники).

Возможно, кому-то покажется, что «ситуація» и «обстановка» — это, как говорится в народе, те же яйца, только сбоку. Однако разница между этими терминами такая же, как между этикой и эстетикой (либо между пистолетом и револьвером, которые, являясь внешне похожим индивидуальным стрелковым оружием, вместе с тем существенно разнятся принципом действия).

В данном же случае инспектор, составлявший протокол, изложил терминологию, которая явно не вписывается в законодательное поле и позволяет толковать и допускать, что угодно…

И наконец – весьма интригующе утверждение протокола о том, что водитель Тойоты вынужден был активно тормозить, дабы избежать столкновения (опять же, непонятно с кем, и чем, собственно, это торможение закончилось). Судя по протоколу, больше никто из кортежа не был «вспугнут» водителем и не тормозил в экстренном порядке (и именно по этой причине, заметим, упомянутой затормозившей Тойоте сопровождения премьерский автомобиль и въехал в «зад»)…

Интрига, как поняли читатели, состоит в том, что весьма непонятны обвинения, выдвинутые в адрес водителя-потерпевшего: водитель премьерского автомобиля не выдержал дистанцию и не смог избежать столкновения с внезапно остановившимся впереди идущим автомобилем… А ведь любой адекватный водитель (и тем более – водитель Премьер-министра) должен всегда предусматривать возможность остановки впереди идущего автомобиля и сопоставлять свой режим движения, дабы вовремя остановится. С больной головы на здоровую…

Все описанные «непонятки» и пробелы на самом деле имеют простое объяснение: составленный протокол – «фуфел», а сами стражи порядка оказались на уровне «ниже плинтуса».

А теперь о том, как события происходили на самом деле, и насколько они извращены действиями ГАИшников (что не сложно установить, поскольку реальными свидетелями инцидента оказались десятки людей – прихожан Киево-Печерской Лавры).

Итак, водитель-пострадавший (обвиненный едва ли не в терроризме) поднимался по Днепровскому спуску и как раз поворачивал налево к Киево-Печерской Лавре. В это время снизу «зарисовался» кортеж премьер-министра. Несмотря на то, что необходимости и права пользоваться проблесковыми маячками не было никакого, участники кортежа (в украинском языке для характеристики последних с учетом манеры поведения принято называть не иначе, как «посіпаки») решили «показать понты», по их мнению, «быдлу на дороге» (которые без маячков) и проехаться с ветерком.

Водитель первой машина кортежа, решив, что водитель-потерпевший «не уважает государевых слуг» и ведет себя неподобающе (не прижавшись к обочине вправо, чему смысла не было, поскольку водитель уже давно повернул влево к Лавре) – решил продемонстрировать жлобское воспитание и «поучить» уму-разуму, свернув за водителем-потерпевшим в «карман» возле Лавры и остановившись сразу за ним же.
Выскочив из автомобиля сопровождения, капитан милиции с выражением лица, по которому без труда можно диагностировать отсутствие интеллекта, потребовал у «нарушителя» водительские права.

В обычных условиях подобные действия немыслимы. Автомобили сопровождения обязаны быть заняты своим прямым делом – сопровождением охраняемого автомобиля «випа» без какого-либо права встревать в «разборки». Это элементарные правила техники безопасности, которым учат с первого дня.

Кроме того, право требовать водительские документы и на их основании фиксировать нарушения правил дорожного движения имеют лишь сотрудники Дорожно-патрульной службы ГАИ во время несения службы, но никак не «кортежники» и прочая подобная публика. И даже если последних «подрезали» — то «качать права» они не могут по определению, поскольку имеют процессуальный статус потерпевшего и потому не могут быть объективными.

Но, видимо, водитель направляющей машины, упомянутый нами капитан с выразительной физиономией, либо маялся от безделья (никого не охраняя), либо терзался лаврами «знаменитого» КОБРиста (в свое время показавшему «фак» целому спикеру парламента Арсению Яценюку), либо просто решил «вспомнить» молодость – и потому банально «быконул», что, собственно, и привело к столкновению премьерского автомобиля, которое вообще произошло анекдотично.

Пока капитан направляющей машины кортежа (которая по инструкциям должна двигаться в нескольких сотнях метров от основного кортежа) «колотил понты» перед водителем-потерпевшим в «кармане» возле Лавры, как раз подоспел основной кортеж (вторая машина сопровождения, основной автомобиль (автомобиль премьера), автомобиль охраны и замыкающий автомобиль сопровождения.

Водитель второй машины сопровождения то ли не понял маневра коллеги, то ли решив подождать окончания «разговора», то ли решил полюбоваться на «экзекуцию», но притормозил и стал глазеть влево.

А вот водитель третей по счету машины, Мерседеса Премьер-министра, вообще не оказался в курсе «движняков» и не заметил «свой» автомобиль, остановившийся впереди (даже и с мигалками), и смачно въехал ему в «зад».

Этот «знаковый» момент произошел как раз тогда, когда водитель первого автомобиля сопровождения вовсю «парил» мозги водителю-потерпевшему, и это видели, повторимся, десятки свидетелей. По этой причине водитель-потерпевший никак не мог в причинно-следственном отношении «подрезать» зазевавшийся автомобиль сопровождения, вынудив последний резко затормозить (и «подставиться» под двигающийся сзади Мерседес Премьер-министра).

Ротозейство и откровенные жлобство, проявленное в этом инциденте «ближним кругом» водителей и охраны Премьер-министра Украины, поистине поражают и с должностной точки зрения оправдания не имеют. С подобными «навыками» охранной деятельности и водительского «мастерства» «свои» способны «разобраться» с охраняемым объектом лучше целой бригады киллеров…

По мотивам описаной ситуации можно снимать комедийный фильм.

Вот и весь секрет «нападения» «террориста» на кортеж обаятельного Премьера. А по сути – яркая демонстрация полной деградации отечественных «правоохранителей». Причем исполнители по морально-деловым качествам полностью соответствуют высшему руководству как Министерства внутренних дел, так и Департамента ГАИ, подсовывающему «любимому» Премьер-министру Украины весьма «достойных» «сопровождающих».

Что же касается дисциплинарной ответственности упомянутых водителей и охранников – надеемся, что высшее руководство Министерства внутренних дел Украины все же найдет в себе мужество и способности навести порядок в собственных рядах.

О дальнейших перипетиях этого дела мы детально уведомим наших читателей.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: