Нацбанк пора ставить на место

При попустительстве или по прямому наущению Президента Украины осенью этого года Нацбанк вбросил деньги в экономику через неликвидный банк, обрушив национальную валюту. Единственная разумная при этом цель: создать кризис неплатежей, социальные выступления и ввести прямое президентское правление. Парадокс: криминогенные условия в данном случае созданы… Верховной Радой Украины. И что самое потрясающее — ни депутаты, ни правительство не видят — чем именно. Расскажем об этом. 

То обстоятельство, что цивилистика – штука профессиональная и довольно тонкая в своей материи, кажется, доказывать никому не надо. Ну, разве что некоторым профанирующим субъектам. Да и то доказывать им – что море ситечком носить.

То, что зачастую законодатели весьма невнимательно и чрезвычайно оказионально подходят к законодательству — тоже вполне очевидно. Точка зрения людей при власти весьма схожа на ту, которую то и дело демонстрировали деятели компартий: «Партия спускает вам план сделать 4 открытия к такой-то дате! Воля же Партии — закон, а коммунисты всесильны, потому что их учение верно!» Cамое удивительное, что даже в тех странах, в которых любили слагать едкие анекдоты на эту тему, после свержения коммунистов элита, в сущности, занялась тем же самым, но уже с апелляцией, скажем, не на марксизм или идеи чучхэ, а на «мировой опыт».

Всё ничего, пока этот самый мировой опыт не противоречит такой мировой практике. А вот когда результаты деятельности законодателей, сдобренные подобной апелляцией, входят в противоречия с реальностью, данной в ощущениях, возникает шум и гам и взаимные обвинения всего и вся. И тогда выясняется, что честертоновский монах, кажется, что-то говорил, но во время изрядной потасовки, происходящей впотьмах, все прилично забыли — чтó именно говорил монах, да и был ли он вообще1.

Тем не менее, весьма и весьма полезно напоминать и о том, что монах этот всё-таки был, и о том, что он именно кое о чём говорил и предупреждал. Иногда, знаете ли, помогает. Хотя и не всем, конечно.

Ситуация на Украине, сложившаяся на начало этого года и усугубленная постоянными и крайне неуклюжими вмешательствами в дела правительства весьма нервного и непрофессионального Президента, несомненно, очень тяжёлая. Мало того, что экспорт из страны резко упал по независящим от Украины обстоятельствам, так ещё и в конце прошлого года эмиссионный центр государства — НБУ сделал всё, чтобы резко дестабилизировать национальную валюту этого государства. До этого, этот же НБУ поощрял коммерческие банки получать дешёвые кредиты в долларах США и прочей иностранной валюте и раздавать эти деньги, — смешно сказать! — на потребительские нужды населению и предприятиям, которые не имели никаких импортных контрактов. То есть изначально именно НБУ накачивал экономику Украины иностранной валютой, которая давалась в весьма короткие кредиты. Отдавать такую валюту, естественно, придётся, а то уже и пришлось, с процентами. Пополнение же ею из-за рубежа, повторюсь, упало.

Именно в этот момент НБУ провёл блестящую операцию по обрушиванию гривны, чтобы на внутреннем рынке приобрести валюту стало очень трудно. И есть все основания полагать, что такая операция является подготовкой к узурпации власти Президентом Украины. Трудно себе представить, чтобы учитель нынешнего Президента нынешний глава НБУ, человек весьма и весьма осторожный, осторожный до нерешительности, мог самостоятельно, без верховной «крыши» пойти на подобную дерзкую операцию.

Обо всём этом писалось. И этому уже была дана оценка, например, Верховной Радой Украины — парламентом этого государства. Правда, оценка эта была дана с гиканием, свистом и улюлюканьем, но крайне неуклюже.

Но как бы там ни было, во всяком случае для возбуждения уголовного дела о заговоре с целью захвата власти, представляется, есть все основания. Парламент признал, что при попустительстве или по прямому наущению Президента Украины НБУ вбросил деньги в экономику через неликвидный банк, а следовательно, обрушил национальную валюту… и, следовательно — единственная разумная при этом цель: создать кризис неплатежей, социальные выступления и ввести прямое президентское правление.

Но, простите, ко всему этому прочему криминогенные условия в данном случае созданы прежде всего без конца и края базарящей Верховной Радой Украины. И что самое потрясающее — ни депутаты, ни правительство не видят — чем именно.

Расскажу.

Обратим своё внимание на невероятно устойчивое положение персоналий НБУ. Излишне говорить, что отменять свои же постановления по основаниям иным, чем возникли до принятия этих постановлений — значит играть в дурацкую игру. Так начал шалить сначала Президент Украины г-н Л.Д. Кучма, затем этот же дурацкий колпак примерил и г-н В.А. Ющенко2.

Теперь в это развлекательное действо включилась Верховная Рада Украины. Но последняя, кажется, стала делать подобные непотребные движения просто от безысходности. А в то же время, порядок назначения главы НБУ и увольнения его от должности описывается ни в чём ином как в законодательных актах, принимаемых самим же парламентом страны. То есть именно парламент установил такой порядок снятия с должности и вообще привлечения к персональной ответственности должностного лица НБУ, который сделал его практически неуязвимым для самого этого парламента.

Но это касается, заметим, только персональной ответственности.

Однако НБУ – не человек, а именно особенный орган государства. Можно начать тасовать персоналии, выгодные в тот или иной момент правящей коалиции или, напротив, оппозиции, но существо от этого не изменится. Рано или поздно, сегодня, завтра или послезавтра, но глава НБУ опять станет неудобным кому-нибудь.

А действовать этот самый новый-старый глава по-прежнему будет в пределах своих полномочий, оставляя на усмотрение депутатов-президентов-премьеров и комментаторов обсуждать сообразность его действий с целями. Обозначать цели использования полномочий, конечно, хорошо, но не следует ли обращать внимание ещё и на сами полномочия, а равным образом – и на их распределение?

Если внимательно прочесть Закон Украины О банках и банковской деятельности, а также и Закон Украины О Национальном банке Украины, то можно обнаружить, что, в сущности, никто и никак текущую деятельность главы НБУ и его присных не контролирует. Во всяком случае — оперативным путём. Экономические нормативы, имеющие совершенно обязательный для всех субъектов Украины характер, НБУ устанавливает по своему усмотрению, контролирует исполнение таких нормативов — он же сам, сам же выдаёт и отзывает и лицензии на работу с иностранной валютой и монетарными металлами, а равно и лицензии на банковскую и финансово-кредитную деятельность вообще, держит исключительно на своём балансе весь валютный резерв Украины3, пишет всевозможные нормативные акты, вроде правил обращения «электронных денег».

И при всём при этом не обязан даже согласовывать свои действия, в том числе и действия нормативного характера, практически ни с кем. Максимум на что в состоянии влиять исполнительная, — но только и исключительно исполнительная власть! — так это на регистрацию бумаг, исходящих из НБУ в Министерстве юстиции Украины.

Смотрите: автономия НБУ не ограничивается даже эмиссионной деятельностью. В его полномочиях угнездились и нормотворчество, и исполнение им же самим написанных норм, и контроль над исполнением их другими субъектами. То есть функции легислатуры, исполнения и разрешения коллизий. Чем же это вам не status in statu? Да ещё, ко всему прочему, имеющее почти государственный иммунитет: ни ликвидировать, ни нормально поменять руководство, ни вмешаться в деятельность. Прямо — суверенитет…

Между тем, не зря, вовсе не зря человечество как раз в своём мировом историческом опыте дошло до системы сдержек и противовесов, когда ни одна из ветвей власти в государстве не оказывается независимой: судебная власть может ограничить и законодательную и исполнительную, законодательная власть постоянно держит в узде исполнительную и судебную, исполнительная власть так или иначе оперативно независима, но зато держит в прямой зависимости от себя и судебную и законодательную, например, посредством финансов. И толькоНБУ — свободен от всего и вся, от всякого стороннего влияния.

С этим можно смириться лишь пока и поскольку годы спокойные и тучные, бюджет исполняется и имеет профицит, а сам НБУ занимается своими делами без особенных эксцессов, не обнаруживая обслуживания подготовок государственных переворотов. Но когда все финансовые связи в государстве и обществе становятся сверхнапряжёнными, то обнаруживается, что все перед всеми несут ответственность и влияют друг на друга, и только один НБУ делает ровно то, что полагает в этот момент нужным для целей, которые известны лишь ему одному4, да тех персон, чьи интересы он взялся обслужить. И законодательство, обращаю внимание, именно так и устроено.

Между тем, как достаточно точно показано в статье Деньги ipso sui, единственным реальным наполнением любых эмитированных гривен, как и денег вообще, является только и исключительно налоговое освобождение. НБУ эмитирует билетики, отдавая которые можно стать совершенно свободным от обязательств перед бюджетом государства. Следовательно, своей политикой и эмиссией НБУ прямо влияет именно на ценностную наполняемость бюджета. А за наполнение бюджета и за исполнение его в расходной части, между тем, обязанность возлагается не на НБУ, — тут он ни за что не отвечает, — а именно на правительство, и, в частности, на премьер-министра. Сам же бюджет верстается парламентом и в случае чего происходит потасовка между Кабинетом министров Украины и Верховной Радой Украины, причём без всякого участия в этой потасовке именно такого фокстерьерчика как НБУ.

Ко всему прочему, на НБУ возложена и функция поддержания ликвидности и целостности банковской системы. Эту функцию НБУ исполняет, то увеличивая, то уменьшая те или иные нормы резервирования. Всё это так или иначе сводится либо к выпуску в обращение дополнительных денег, то к изъятию этих денег из обращения. А деньги, обратим внимание — имеют прямое отношение к налогам, а, следовательно, к бюджету. И опять-таки функция эта для НБУ — совершенно суверенна.

И, словно в доказательство полного суверенитета государства под названием НБУ как раз законодателями Украины принят прелюбопытный закон. Называется он так: Про порядок погашення зобов’язань платників податків перед бюджетами та державними цільовими фондами. Так вот в этом законе можно прочесть интересное правило. Точнее, интересно сочетание двух правил сразу.
Правило 1:
16.5.1. За порушення строків перерахування податків, зборів (обов’язкових платежів) до бюджетів або державних цільових фондів, встановлених Законом України «Про платіжні системи та переказ грошей в Україні» (2346-14) банк сплачує пеню за кожний день прострочення, включаючи день сплати, у розмірах, встановлених підпунктом 16.4.1 пункту 16.4 статті 16, та штрафні санкції, встановлені підпунктом 17.1.7 пункту 17.1 статті 17 цього Закону, а також несе іншу відповідальність, встановлену цим Законом, за порушення порядку своєчасного та повного внесення податку, збору (обов’язкового платежу) до бюджету або державного цільового фонду. При цьому платник податків, зборів (обов’язкових платежів) звільняється від відповідальності за несвоєчасне або неповне зарахування таких платежів до бюджетів та державних цільових фондів, включаючи нараховану пеню або штрафні санкції. (Підпункт 16.5.1 пункту 16.5 статті 16 із змінами, внесеними згідно із Законом N 550-IV (550-15) від 20.02.2003)
Правило 2:
16.5.3. Не вважається порушенням строків зарахування податків і зборів (обов’язкових платежів) з вини банку, якщо таке порушення стало наслідком регулювання Національним банком України економічних нормативів такого банку, що призводить до браку вільного залишку коштів на такому кореспондентському рахунку для здійснення зарахування.
Якщо у майбутньому банк або його правонаступники відновлюють платоспроможність, відлік термінів зарахування податків, зборів (обов’язкових платежів) розпочинається з моменту такого відновлення.
По первому правилу ответственность за уплату налогов при наличии денежных средств в коммерческом банке у налогоплательщика и своевременности подачи этим налогоплательщиком платёжных поручений в коммерческий банк перекладывается именно на коммерческий банк. Как следует из Теоремы законного перехода, на банк также переходит с этого момента и основная обязанность уплаты налога за счёт своего клиента-налогоплательщика.
Логично, не правда ли?

Но вот из второго правила, как видим, следует, что если только коммерческий банк возложенную на него законом и действиями своего клиента-налогоплательщика свою обязанность уплатить налоги не исполнил вследствие регулятивных действий НБУ, то в этом случае эта самая ответственность растворяется в воздухе, никак не перекладываясь ни на кого, в том числе и на НБУ — главного виновника неплатежа в таком случае.

И за что тогда должно, может и перед кем отвечать правительство со своим нарисованным бюджетом и прогнозами собирания налогов? Если уж в таком случае хотелось защитить коммерческие банки от жестокого своеволия НБУ, то куда последовательнее было переложить в указанной диспозиции правила №2 ответственность на НБУ.
Но ведь НБУ особой ответственности, как видим, не несёт! ни перед кем… А уж за бюджет (ни в формировании, ни в исполнении) — тем более.

И вообще: отчего же при верстании бюджета парламент должен находиться в полной неопределённости от будущих действий никому не подконтрольного эмиссионного центра, когда никто не знает — сколько вообще и когда именно будет в экономике тех самых денег, которыми как раз и надо уплатить всем и каждому в бюджет, и за счёт которого правительство должно будет, — а такой обязанности с него никто снимать не собирается, — платить заработные платы и делать необходимые для функционирования государства покупки?

Логика, кажется, закончилась, не так ли?

А кто вообще решает — насколько разумны действия НБУ по поддержанию ликвидности банковской системы, которые, кстати, всегда по своей природе, — от этого не деться никуда, — противоречат наполняемости бюджета и рентабельности экономики? И насколько, извините, ликвиден сам НБУ? – НБУ сам себе и решает. Каждый миг, каждый час, каждый день, квартал и год. И мне скажут, что это написали юристы?

Но ведь в реальности значительно логичнее и правильнее было бы поставить как раз НБУ под контроль как раз структуры, формируемой парламентом государства, то есть тем самым органом, который как раз и отвечает перед всем населением, направившем туда своих представителей и имеющим обязанность перед государство рассчитываться исключительно национальной валютой. Потому что ни одна структура не способна вести эффективным образом контроль своей же деятельности. А единственным источником власти и её носителем является…

Но во взаимных обвинениях, кажется, уже не вспоминают голос, который когда-то говорил о комитете банковского надзора, совершенно независимого от НБУ и подотчётного как раз парламенту. Но если только в потасовке, которая уже возникла в полумраке кризиса, не вспомнить — чтó именно говорил этот голос, то жертв будет тем больше, чем больше будет царить своеобразная амнезия. Среди радетелей всех мастей за благо тех или иных людей.

Николаос Самарас, IURIS-CIVILIS

____________________________________

1.Автор имеет в виду отрывок из известного произведения Г.К. Честертона «Еретики»:
Suppose that a great commotion arises in the street about something, let us say a lamp-post, which many influential persons desire to pull down. A grey-clad monk, who is the spirit of the Middle Ages, is approached upon the matter, and begins to say, in the arid manner of the Schoolmen, «Let us first of all consider, my brethren, the value of Light. If Light be in itself good—» At this point he is somewhat excusably knocked down. All the people make a rush for the lamp-post, the lamp-post is down in ten minutes, and they go about congratulating each other on their unmediaeval practicality. But as things go on they do not work out so easily. Some people have pulled the lamp-post down because they wanted the electric light; some because they wanted old iron; some because they wanted darkness, because their deeds were evil. Some thought it not enough of a lamp-post, some too much; some acted because they wanted to smash municipal machinery; some because they wanted to smash something. And there is war in the night, no man knowing whom he strikes. So, gradually and inevitably, to-day, to-morrow, or the next day, there comes back the conviction that the monk was right after all, and that all depends on what is the philosophy of Light. Only what we might have discussed under the gas-lamp, we now must discuss in the dark. — примечание редакции.

2.Ну, ни тому, ни другому к этому головному убору не привыкать-стать. – примечание редакции.

3.Из чего, кстати, делает совершенно необоснованный вывод, что он, НБУ, и распоряжаться им может в полном объёме и по своему усмотрению — примечание редакции.

4.Если вообще известны — примечание редакции.

http://iuris-civilis.ru/?p=2215#more-2215

Читайте также: