Кто поедет на Кипр?.. (Рассказ Владимира Куземко)

Вот и в НИИ ракетных шарикоподшипников наступил маленький праздник: с неким рыболовецким ООО удалось махнуться десятком тонн сработанных из дефицитных сплавов шарикоподшипников в обмен на 5 туристических путёвок на Кипр. Рыбакам было теперь что использовать вместо грузил на свои загребущие тралы, а осчастливленных НИИшников в лице своих пяти лучших представителей ждал райский отдых в 4 — звёздном отеле на Срединоземноморье, и это, заметьте — совершенно бесплатно!..

 В прежние трижды проклятые застойно–тоталитарные времена отдыхать на сказочный остров «за бугром» обязательно поехала бы НИИшная верхушка, но эпоха на дворе нынче была совсем другая, практически демократическая, все происки местной бюрократии бдительно отслеживались доморощенной оппозицией во главе с молодым завлабом Дрёмовым, и директору НИИ профессору Гуськову–Каланчиевскому не оставалось ничего другого, кроме как со вздохом разрешить розыгрыш путёвок в лоторею между сотрудниками НИИ.

И вот в назначенное время все 467 НИИшника собрались в демонстрационном зале Большого Институтского Компьютера. (Ещё в прошлом году сотрудников НИИ было втрое больше, но бесконечные задержки с выплатой и без того нищенской зарплаты сделали своё: одни — завербовались по контракту и уехали работать в зарубежье, другие — разбежались по коммерческим структурам и торговали, кто — лесом штабелями, кто -металлом эшелонами, а кто и — презервативами поштучно, ну а третьи либо ушли на заслуженный отдых, либо по болезням и вовсе загнулись, устав от всего и всех… На своих боевых местах остались лишь самые стойкие бойцы научно–технического прогресса, — среди них и предстояло выбирать пятерых «самых–самых« !)

Расклад был таков: в недра БИКа ввели 467-фамильный список участников лотореи под порядковыми номерами, потом включили генератор случайных чисел, и стали ждать, какие порядковые номера совершенно самостоятельно, без малейшей подсказки со стороны назовёт БИК. Возможность подтасовок и фальсификаций исключалась начисто — с электроникой такие штучки не проходят!..

Щелкали тумблеры, клацали реле, гудели приборы, тревожились застывшие лица…И вот на мониторе огненными буквами нарисовалась фамилия первого счастливчика – им оказался…директор НИИ Гуськов–Каланчиевский!..

Одни крякнули от неожиданности, другие яростно клацнули зубами (или искусственными челюстями), третьи насмешливо сощурились, а завлаб Дрёмов задумчиво приподнял левую бровь и косо оглянулся на слабонервную лаборанточку Аллочку, которая от расстройства чувств даже брякнулась в обморок.

Но в целом подобный финт судьбы коллектив воспринял нормально, без всплеска эмоций, в глубине души ведь никто и не верил, что при самом демократическом проведении лотореи директора НИИ не окажется среди победителей. Что он получил «своё законное» с первого же захода — не беда, зато теперь оставшиеся четыре путёвки будут разыграны честно!..

С достоинством повёл себя и профессор–везунчик: приятно зарумянившись, он заявил со своего места, что обязательно уступил бы своё право съездить на Кипр кому-либо из более достойных коллег, выдели ему эту путёвку в качестве поощрения местком, но оспаривать объективный выбор компьютера он по принципиальным соображениям не считает возможным, и потому с тяжким вздохом – подчиняется…

Снова защелкало и загудело. Через минуту путёвкой №2 был одарён ещё один нерядовой товарищ -председатель месткома НИИ доктор ракетных наук Одышко, круглый и толстенький как колобок.

— Пойду и обрадую жену! — торжествующе завопил он, и через весь зал понёсся к выходу с таким видом, словно самолёт в Никосию уже стоял на взлётной полосе, и надо было спешно собирать чемоданы. Вопросительно взлетела правая бровь завлаба Дрёмова, подозрительно зашушукались сидящие в соседних с ним рядах демактивисты, на минуточку стало плохо пожилому начальнику отдела АВС-шариков Вилкину, но и на этом этапе многие продолжали сохранять выдержку и спокойствие.

Недовольство хлынуло через край лишь тогда, когда третью путёвку БИК отдал личной секретарше директора НИИ грудастенькой Лидочке.
— Ах, какое счастье!.. Я ещё ни разу не была на Кипре! – воскликнула она на весь зал, и в порыве благодарности чмокнула сидевшего рядом с нею шефа в щёчку. Профессор, стыдливо закашлявшись, украдкой огляделся, проверяя: не видел ли кто?.. А видели – все! И всех, тоже ни разу не побывавших на Кипре, затрясло от праведного гнева.

— Позор!.. Мошенничество!.. К ответу виновных! – закричали со всех сторон. А завлаб Дрёмов вскочил на своё кресло, и с этой импровизированной трибуны заявил решительный протест против очередного произвола администрации, клятвенно заверив, что уже завтра итогами лотореи займутся прокуратура вкупе со специально созданной общественностью комиссией – «Мы выведем кое–кого на чистую воду!»

— Верно!.. Правильно!.. Судить и сажать вельможных махинаторов! – хором поддержали его демактивисты. Гуськов–Каланчиевский пожал плечами и заявил, что чинить помехи будущим проверяльщикам он не намерен, но пока же есть смысл продолжить лоторею. Возражающих в зале не нашлось — всем хотелось проверить, до каких же ещё низостей и подлостей способна докатиться правящая в НИИ клика.

Путёвку №4 получил… правильно, многие из читателей наверняка и сами догадались – её получил завлаб Дрёмов!.. Общий вскрик, а затем – тишина. Вокруг Дрёмова как–то само собою образовалось невидимое кольцо отчуждённости. Но Дрёмов ни капельки не смутился. Спрыгнув со своего кресла, он вновь уселся в него, всем своим видом показывая, что никакой трагедии не стряслось. Вместо какого–нибудь замшелого номенклатурщика на забугорный курорт поедет человек истинно демократических убеждений — да разве ж это плохо?!. Кстати, и весь прокурорский блеск из дрёмовских глаз куда – то улетучился…

Тем временем БИК гудел и сотрясался в последний раз. 463 НИИшные души знобились и парились в ожидании своей участи, причём наиболее ждущими смотрелись главный конструктор Анастаскин, главный бухгалтер Перфильева и институтский завхоз Путяткин.

Но, как ни странно, пятая путёвка досталась вовсе не этим замечательным людям, а вполне рядовой и малозаметной уборщице демонстрационного зала тёте Клаве, Той самой, что каждое утро прибирала вокруг БИКа, мягкой тряпочкой вытирая пыль с его панелей, тёплыми ладошками оглаживая его бока и не жалея для него ласковых слов вроде: «красавец», «умница» и даже «моё ненаглядное сокровище»…

Не одна, а целых три общественных комиссии помогали прокуратуре проверять потом результаты той лотореи, но никаких нарушений действующего законодательства сыскать так и не удалось. Пятеро счастливчиков улетели на Кипр отдыхать от ужасов нашей действительности, и, я так думаю, провели там время очень даже неплохо.

Некоторые, возможно, заинтересуются: а всё–таки как удалось руководству НИИ схимичить и получить столь приятные ему результаты лотореи?.. Отвечу открыто и без малейшей утайки: а никак!.. Просто сам компьютер взял да и определил, кого НАДО послать. И кого надо — тех и послал!..

Он ведь хоть и железный, но — не безмозглый же!..

Автор: Владимир Куземко, специально для «УК»

Читайте также: