Кто должен сесть за обвал гривни. Но не сядет?

Девальвационный шторм, изрядно потрепавший национальную валюту в августе и начале сентября, сделал беднее миллионы украинцев, при этом умножив капиталы спекулянтов всех уровней. В таких случаях главы финансовых ведомств других стран либо добровольно уходят в отставку, либо вообще становятся фигурантами громких уголовных дел. Но руководство НБУ и в этот раз выйдет сухим после масштабных валютных спекуляций. 

РАБОТА ПОД «ПРИКРЫТИЕМ»

Очередная волна обесценивания нацвалюты, начало которой экономисты ожидали лишь в первые дни осени, неожиданно обрушилась на рынок в разгар лета. В июле гривня потеряла в цене около 1,7%, а по итогам августа — еще 7,3%. Ситуация достигла пиковой точки в конце прошлой недели: безналичные котировки рухнули до 8,9 грн./$, а на наличном рынке — до 9,2 грн./$. Любопытно, что и в Нацбанке, и в правительстве убеждены — предпосылок к такому резкому обвалу гривни нет.

Того же мнения придерживаются и международные эксперты, поясняя нынешние события политической неразберихой в стране. «В Украине отсутствуют фундаментальные экономические причины для резкого обесценивания национальной валюты. Гривня слабеет из-за политической неопределенности и нечеткой экономической политики», — заявила Джейла Пазарбазиолу, глава миссии Международного валютного фонда (МВФ).

Пытаясь найти ответственного за беспредел на валютном рынке, власти предержащие кивают друг на друга. Кабмин привычно пытается повесить всех собак на ведомство Владимира Стельмаха, не сумевшее справиться с ситуацией. «Девальвация гривни не имеет под собой экономических причин. Это чистая спекуляция, чистая некомпетентность со стороны Национального банка», — объявила на днях премьер-министр Украины Юлия Тимошенко.

Не отступая от сложившихся традиций, Нацбанку в очередной раз пригрозили уголовным расследованием, предъявив обвинения в коррупции и злоупотреблениях. По словам министра внутренних дел Юрия Луценко, министерство выявило признаки финансовых махинаций при рефинансировании коммерческих банков, а также мошенничества во время валютных аукционов, к которым были причастны высшие должностные лица НБУ. В их отношении сейчас ведется расследование.

В свою очередь Нацбанк обвиняет во всех смертных грехах правительство, завалившее экономику страны. А предъявленные обвинения в махинациях называет ни чем иным, как политическими инсинуациями. «Очевидно, подобные заявления вызваны политической заангажированностью и стремлением изменить политику Нацбанка в монетарной и валютно-курсовой сферах в преддверии президентских выборов», — открестился от заявлений главы милицейского ведомства директор департамента внешнеэкономических связей НБУ Сергей Круглик.

В словесную перепалку между чиновниками не преминул вмешаться и Президент. Виктор Ющенко прозрачно намекнул, что готов пожертвовать «своим» главой НБУ, за которого раньше стоял горой, если Владимир Семенович будет идти на поводу у правительства, включая печатный станок для покрытия бюджетного дефицита и дестабилизируя национальную валюту.

Впрочем, публичные споры чиновников пока лишь сотрясают воздух. Похоже, что раздувание скандала — для них только повод отвлечь внимание от событий, реально происходящих на валютном рынке. Ведь нынешний период «слабой» гривни пришелся как нельзя кстати всем участникам перепалки.

МНИМЫЙ БОЛЬНОЙ

При желании резкому обвалу гривни можно найти достаточно экономических оправданий. «Во-первых, произошло сезонное падение предложения валюты со стороны физлиц, связанное с окончанием периода отпусков. Во-вторых, на август-сентябрь приходится пик выплат по внешним заимствованиям, как суверенным, так и корпоративным, что резко увеличило спрос на валюту на межбанке (по подсчетам НБУ в сентябре-декабре суммарные выплаты по суверенному и квазисуверенному долгу составят $1,9 млрд. — Ред.).

В-третьих, перед началом отопительного сезона традиционно увеличивается спрос на валюту со стороны «Нафтогаза» для закачки топлива в подземные хранилища», — пояснил в беседе с «k:» аналитик ИГ «Сократ» Михаил Сальников. Нельзя сбрасывать со счетов и плачевное состояние платежного баланса. «В июле был отмечен рост потребительского импорта на 16%. А Украина при нынешнем состоянии платежного баланса не может себе позволить наращивать импорт. Текущий счет платежного баланса и в первом полугодии балансировал в районе нуля, а после июльского роста импорта его дефицит составил $355 млн. за месяц», — констатировал старший аналитик инвестиционной компании Phoenix Capital Андрей Нестерук.

Впрочем, залатать дыру в платежном балансе (около $950 млн.) для Нацбанка вполне по силам. Для этих целей была использована часть средств третьего транша Международного валютного фонда, который в конце июля перечислил Украине $3,3 млрд. в рамках кредита stand-by. Остальные средства МВФ пошли в счет пополнения резервов НБУ. «Валютные резервы Украины на 1 августа составили $29,63 млрд., что говорит о наличии в стране достаточных ресуров, для того чтобы в ближайшие месяцы и в период предвыборной кампании перекрывать возможные проблемы с платежным балансом», — резюмировал председатель Госфинуслуг Виктор Суслов.

Однако вместо того чтобы упредить дефицит валюты в период пикового спроса на нее, НБУ сыграл в молчанку. «Национальный банк пошел по самому худшему сценарию — прекратил интервенции на полпути, не сказав об этом практически ни слова», — уточнил экономист Astrum Investment Management Алексей Блинов. Для этого у Владимира Стельмаха были «железные» основания — в соответствии с совместным Меморандумом украинского правительства, Нацбанка и МВФ объемы валютной поддержки в августе не должны были превысить $700 млн.

И к моменту пика спроса на СКВ НБУ полностью исчерпал этот лимит. Впрочем, такое четкое следование договоренностям было бы понятно, если бы и остальные обещания МВФ исполнялись столь же скрупулезно. Но Кабмин не выполнил ни одного ключевого задания, поставленного перед ним международным финансовым институтом в рамках сотрудничества по программе stаnd by — от финансового оздоровления «Нафтогаза» до начала пенсионной реформы. Поэтому дисциплинированность Нацбанка на этом фоне выглядит даже неестественно. Тем более что платой за такое послушание стала стабильность национальной валюты.

КОМУ ЭТО НАДО?

На сегодняшний день можно выдвинуть несколько версий, объясняющих поведение НБУ. Обвал гривни дал возможность правительству выгодно конвертировать кредиты МВФ в нацвалюту. К слову, пик девальвации совпал с выделением валютным фондом Украине $1,59 млрд., которые мы получили в рамках распределения SDR на 161,18 млрд. ($252,08 млрд.) среди 186 стран — акционеров фонда. «Нынешний сценарий позволит правительству погасить дефицит бюджета за счет средств, полученных в валюте. Это объясняет тот факт, что с девальвацией гривни чиновники борются неохотно», — замечает заместитель директора РА «Эксперт-Рейтинг» Виталий Шапран.

МВФ подтвердил, что уже полученные Украиной кредитные средства позволяют полностью покрыть бюджетный дефицит. О том, что резкий обвал нацвалюты был спровоцирован умышленно, отчасти говорит и тот факт, что «Нафтогаз», приобретавший на протяжении последних нескольких месяцев валюту напрямую у НБУ, на сей раз был допущен на рынок, вызвав сокрушительный всплеск спроса на СКВ (в текущем месяце НАК должен осуществить оплату поставок газа за август в размере $660 млн. и выплатить $500 млн. по еврооблигациям, срок погашения которых наступает 30 сентября). Таким образом ведомство Владимира Стельмаха в очередной раз создало почву для проведения масштабных спекуляций, дав подзаработать своим подопечным.

«Некоторые игроки, зная о предстоящем событии, могли придерживать курс для продажи валюты компании, понимая безвыходность ситуации НАК, не имеющей возможности нарушать межгосударственные соглашения», — полагает ведущий финансовый аналитик рейтингового агентства «Кредит-Рейтинг» Виктор Шулик. «Да и самому НБУ надо выполнять распоряжение о передаче в бюджет 10 млрд. грн. из своих доходов. Поэтому такие действия ведомства выглядят вполне закономерно», — дополнил коллегу Михаил Сальников. Если же учесть наличие уголовных дел в отношении должностных лиц НБУ по фактам мошеннических действий при проведении валютных аукционов, становится понятным, что в ведомстве Владимира Стельмаха радели не только за государство, а и за личный карман — свой и своих покровителей.

До сих пор творящееся на валютном рынке не сильно тревожило и политиков, которым обесценивание гривни также сулит немалые дивиденды. Девальвация гривни позволяет им приумножить средства, заводимые сейчас в страну под избирательную кампанию. Аналитики не исключают, что неудачный опыт проведения Нацбанком целевых интервенций, в ходе которых НБУ продал подопечным для реализации на наличном рынке $262 млн., на самом деле был не таким уж и неудачным.

Первую интервенцию Нацбанка (порядка $90 млн.) выкупили считанные финучреждения, сбыв дешевую валюту структурам, приближенным к Нацбанку и политическим кругам. Впрочем, уже следующая интервенция ($170 млн.), проведенная 27 августа, действительно попала на наличный рынок, дав возможность поучаствовать в спекуляциях и осведомленным оборотистым согражданам. Скупив «зеленые» по льготному курсу (8,16 грн.), они тут же перепродавали валюту по коммерческому — 8,4–8,5 грн./$.

О том, что для серьезных курсовых скачков действительно нет никаких глобальных экономических оснований, говорит хотя бы тот факт, что уже в среду, 9 сентября, после очередной волны нападок правительства на НБУ и Президента, гривня снова начала укрепляться. По заявлению главы НБУ, ведомство намерено потратить в сентябре 2009 года не менее $1 млрд. на валютные интервенции на межбанковском рынке, внедрив форму валютных аукционов. Чего вполне может хватить для поддержания стабильности нацвалюты.

Но дело в том, что в нынешней ситуации курс управляется фактически в ручном режиме. «Уровень гривня/доллар будет полностью зависеть от действий НБУ, который может продолжить интервенции и дополнительно укрепить гривню, а может и прекратить их и оставить курс на текущем уровне», — говорит начальник отдела анализа финансовых рынков ING Bank (Украина) Александр Печерицын.

Уже накануне получения Украиной четвертого транша кредита МВФ, который ожидается в ноябре текущего года, эксперты не исключают зеркального повторения нынешней ситуации. «После непродолжительной коррекции в этом месяце и краткого периода стабилизации можно ожидать последующего роста курса доллара до отметки 9,3–9,5, которой он достигнет к концу года», — прогнозирует Николай Ивченко.

«Если же исполнительная власть не перестанет действовать исключительно в разрезе подготовки к выборам, к январю мы увидим курс 12 грн./$. Хотя экономических причин для такого курса опять-таки не будет», — обещает Виталий Шапран. Но правительство, а тем более Президент никогда не пойдут дальше публичных заявлений насчет своего желания разобраться в деятельности НБУ. Поскольку политика, проводимая Владимиром Стельмахом, вполне отвечает их запросам. А значит, безнаказанные курсовые качели стране обеспечены, по крайней мере, до окончания выборов.

Галина Обухова, Комментарии

Читайте также: