Что кроется за ночным терактом на Соломенском районе Киева?

27.10.2017 09:38

Взрывы в столице Украины, к сожалению, стали достаточно частым явлением. Самое страшное то, что от них начали погибать обычные прохожие. Взрывы машин и выстрелы в центре Киева пугали именно этим — осознанием того, что трагедия может произойти где угодно и с кем угодно, чувством беззащитности. На фоне обстрелов и смертей на фронте, где враг и побратим четко определены, тыл постепенно превращается в еще один фланг, где нападающий и жертва размыты.

 Неясность, отсутствие профессиональных расследований, политические спекуляции только добавляют дымовой завесы, в которой возможно кто-то ловит свою «рыбу».

Депутат и советник министра МВД Антон Геращенко сообщил, что вечером 25 октября на улице Адама Мицкевича был подорван припаркованный мотоцикл «с установленным за ним взрывным устройством». Взрывное устройство было направленного действия с определенным радиусом поражения металлическими шариками.

«Это серьезный вызов всем силовым структурам, — написала утром в четверг в facebook вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко. — Безнаказанность порождает безнаказанность. Убийства и покушения в столице, прорыв государственной границы в сопровождении высокодолжностных лоббистов, спокойное и безнаказанное внесение шашек в ВР, разбитый суд, какие-то бесконечные криминальные разборки со стрельбой в городах и селах. Все это требует немедленной и профессиональной реакции. Усиления силовых структур и правоохранительных органов, возвращения туда профессиональных людей, в первую очередь следователей. Которые умеют не только селфи делать, но и пахать над раскрытием преступлений, а еще важнее — предупреждать преступления. Страна требует профилактики и предупреждения преступлений, а не только их констатации».

Почему покушение произошло на Мосийчука? Депутат, который запомнился своим участием в акциях протеста еще в начале 90-х годов, в том числе и в рядах УНА УНСО, а теперь то попадает в коррупционные скандалы, в которых фигурируют далеко не масштабные суммы, то светится в разных пикетах, митингах и акциях с пламенными речами. Напомним, что в 2015 году против депутата Мосийчука открыли уголовное дело: Генеральная прокуратура обвиняла его в получении взятки, но Высший специализированный суд позже отменил это решение. Самого Мосийчука убить грозился даже Рамзан Кадыров. Правда, не факт, что последний сейчас помнит о своих обещаниях.

Итак, у кого на самом деле может стоять на пути Мосийчук, чтобы совершать на него покушение с таким размахом? Одна из версий: огласка. Если до того машины взрывались в самом центре, то теперь невинные люди погибают в спальных районах. Вторая мысль, которая приходит в голову: целились ли в Мосийчука? В данном случае стоит внимательно присмотреться ко всем пострадавшим от взрыва и дождаться всех возможных версий следствия.

В настоящий момент после упомянутого взрыва в больнице с ранениями средней тяжести находятся депутат Игорь Мосийчук и украинский политолог Виталий Бала. Погибли охранник Мосийчука — Руслан Кушнир (осталась беременная жена и четырехлетняя дочь), которого не успели доставить в больницу, и случайный прохожий 1981-го года рождения, который проживал неподалеку. Относительно последнего погибшего, который был бывшим капитаном полиции и жил в соседнем подъезде, тоже есть вопросы.

Михаил Мормель направлялся к себе домой, и, учитывая особенности его профессиональной деятельности, он не может быть исключен, как один из потенциальных объектов покушения. На видео с камер наблюдения видно, что, во-первых, мопед с взрывчаткой находился не напротив дверей подъезда, где находится офис «Эспрессо», а даже с противоположной стороны от авто Мосийчука (что мешало убийцам поставить мопед хотя бы точно напротив подъезда, чтобы гарантировать поражение?). Во-вторых, взрыв произошел точно тогда, когда возле мопеда проходил Мормель, а компания людей с Мосийчуком направлялась в другом направлении к авто.

Однако СБУ на брифинге объявило, что внимание в версиях расследования уделяет только лицам, которые выходили из офиса телекомпании «Эспрессо» (в том числе журналистам), все остальное — тайна следствия. Но заместитель прокурора города Киева Петр Кононенко заявил, что следствие рассматривает не только версию покушения именно на Мосийчука. Советник министра внутренних дел Зорян Шкиряк сообщил, что взрыв квалифицировали как «террористический акт». Позже стало известно, что будет расследовать его Служба безопасности Украины.

Не стоит забывать о недавних событиях в Святошинском суде, которым предшествовал конфликт между бывшими добровольцами, которые стали по разные стороны в вопросе принадлежности занятого общежития на улице Обуховской, 60. На фоне этого конфликта четко разделились добровольческие силы вокруг Игоря Мосийчука и его коллег, и бывшие добровольцы, которые перешли в ряды МВД под «флагом» Ильи Кивы. Об этих разногласиях немногие знали, но перестрелка между Николаем Коханивским и Русланом Качмалой средь бела дня в Академгородке выплеснула их наружу. В конечном итоге Коханивского отпустили из-под стражи днем, вечером взорвался мопед под «Эспрессо», а ночью загорелся именно тот дом вокруг которого и произошел конфликт, столкновения, стрельба и в конечном итоге погром в суде.

По версии самого Игоря Мосийчука, который утром пришел в сознание, заказчики нападения «сидят в Москве», а «исполнители — киевские». Пресс-служба депутата распространила заявление, в котором говорится: «Не исключено, что агентура среди патриотической среды. Это первое покушение на государственного деятеля такого уровня в Украине». Игорь Мосийчук при этом обозначил очень показательный штрих, рассказав о своем охраннике Руслане Кушнире: «Он — бывший беркутовец, который в 2013-м стоял по другую сторону баррикад. А вчера он погиб, спасая меня — националиста».

Последний факт красноречивый, так как вынуждает задуматься над шрамами, по которым режут украинское общество и по которым придется его сшивать. Столкновения, драки и теракты имеют еще один аспект: пренебрежения другим институтом — институтом профессионализма. Ведь немногие верят, например, в раскрытие резонансных преступлений. Обычные полицейские могут за одну ночь найти украденного ребенка, а целые управления с армиями следователей разводят руками на пресс-конференциях, когда речь идет о взрывах в центре столицы.

Военный на одном танке уничтожает три (!) танка противника (подвиг Николая Тишика), а в тылу камуфляж все чаще становится символом провокаций и внутренних разборок с апелляцией: «Я в АТО воевал!». Именно поэтому народ воспринимает политические действа, как спектакль, как трагифарс, а между тем начинает оглядываться на улицах. Ведь теперь там не только инфляция и безумные цены на отопление, но еще и взрывчатка в мопедах и автомобилях. Печальная картинка для тыла воюющей страны.

Автор: Валентин ТОРБА, «День»