Прямой эфир из исправительной колонии строгого режима: настали тяжёлые времена для преступного мира

21.10.2017 08:39

В тюрьме время - твой враг номер один. И чтобы оно шло быстрее, необходимо постоянно чем то заниматься, или о чем-то думать. Когда в лагере были все 33 удовольствия, то эти вопросы решались сами собой. Очнулся, а какой на дворе месяц точно не можешь сказать. Зато после тотальных запретов на все развлечения выросло число спортсменов. Каждый второй был таким, но многие недолго протягивали. Но все же лучше, чем целыми днями на шконке валяться.

Начало: 

  1. Прямой эфир из исправительной колонии строгого режима: на сайтах знакомств обитает множество зеков
  2. Прямой эфир из исправительной колонии строгого режима: самые интересные места в СИЗО - отстойники
  3. Прямой эфир из исправительной колонии строгого режима: на сайтах знакомств обитает множество зеков

Существовали до недавнего времени машины с гуманитарной помощью, которые заезжали на территорию лагеря. В этой машине приезжали различные вольные продукты и вещи, которые довольно сложно получить через передачку или посылку. Хотя тогда обо всём можно было договориться.

Место в такой машине занималось заранее и стоило около 2-3 тысяч. На собранные деньги закупался различный строительный материал, инструмент, а также сигареты, которыми администрация оплачивала различные работы по зоне.

Было время, когда всем этим начальникам не надо было искать средств на всё это. Ни одного гвоздя не покупали, а даже наоборот, тащили домой из зоны.

Это позволяло зекам проявлять инициативу в улучшении условий труда и проживания, и даже запускать небольшие производства. Достаточно было договориться с администрацией и найти тех, кто что-то повезёт сюда. Найти голодающего никогда не составляло труда. Иногда такие машины приезжали раз в неделю.

Благодаря тому, что сидельцы практически обеспечивали себя всем необходимым, можно было класть в карман хорошие суммы, выделяемые для этого из бюджета. Получилась ситуация, как в поговорке: «И волки сыты, и яйца целы». Все питались гораздо лучше и тем, чем хотели сами. В столовую ходило меньше половины лагеря. Гораздо дольше расходовались продукты и всегда были излишки. Вареную рыбу из столовой выносили в спаровских пакетах, из неё получались неплохие рыбные котлеты и пироги. Да и вся администрация жила за счёт местного продуктового склада при колонии.

Всего было в избытке, и лагерь дышал полной грудью.

К сожалению, некоторые арестанты слишком расслаблялись и совершали не совсем адекватные поступки. В этих машинах привозили телефоны, практически их не пряча. Некоторые закатывали прямо в прозрачные банки. Так же везли плохо спрятанную наркоту, а в пятилитровых канистрах – спирт. Со временем правила ужесточились, начальство сменилось.

Теперь такие машины тоже разрешены, но добиться разрешения гораздо сложнее, да и смысла нету. Теперь можно везти только то, что разрешено правилами внутреннего распорядка, то есть всё, что и так пускают в передачках.

Да и цены больно завышенные стали.

***

Раньше изоляторы использовались как вытрезвители, и ездили туда от барака определённые лица, так сказать, козлы отпущения, которые грузились за всю фигню.

Левые пассажиры, которые туда попадали за какую-нибудь мелочь, например, за расстёгнутую пуговицу, могли попасть на серьёзный разговор с местными авторитетами, потому что нефиг заезжать в изолятор без серьёзной на то причины.

Сейчас это нормально. Изолятор всегда полностью набит. Ну а срок, который ты там проведёшь, всегда может увеличиться, причём в разы. Хотя ребята, обладающие красноречием, умеют обрисовать ситуацию в нужном им свете, и получают устные взыскания. Но таких единицы.

В самом изоляторе сейчас довольно сложная обстановка. Раньше туда готовили отдельно, чай и каша по утрам всегда были сладкие, рыба - жареная, а в супе плавало мясо.

Сейчас всё берётся из одного котла и ничем не отличается от обычного меню. Различные пути запретов находятся в довольно шатком положении, то есть, то нет. Поэтому такие радости жизни, как сигаретка или крепкий горячий чай, не всегда присутствуют.

А о том, чтобы позвонить, можно только мечтать. Такая роскошь доступна только элите, которая, как говорится, двигается и решает различные вопросы. Эти вечные страдальцы в изоляторе раньше поправлялись, сейчас это сделать уже гораздо сложнее. Изолятор, практически, заморожен.

***

Когда я попал на лагерь, он был "черного" цвета. Было практически свободное передвижение между бараками и по всему лагерю, стабильно залетали вбросы, алкоголь, наркотики, телефоны и прочие запреты. К сожалению, в России такая музыка играет не долго, и в скором времени с Москвы поступил указ перекрасить лагерь.

Все происходило буквально у меня на глазах: все менты, ходившие как шёлковые, превратились в зверей. Сначала они забрали под свой контроль приемку и карантин, начали избивать и ломать новые этапы. Всех пропускали через "тряпку", кто не брал - продолжали бить и издеваться, как физически, так и морально. Кого-то даже окунали головой в парашу.

Начали приезжать новые мусора с самых "красных" лагерей России, которые показывали, как ломать человеческий дух и волю.

Чаще стали заводить отряды омона без малейшей на то причины. Как вы помните из предыдущей статьи, омоновцы, в свою очередь, тренировались на простых "мужиках", в то время как блатные просто стояли в стороне.

Им понадобилось всего лишь буквально полгода, чтобы сломать систему, которая строилось и налаживалось годами. Через "коз" они запускали всевозможные интриги, касающиеся не последних людей лагеря, что опять-таки сыграло им на руку. Всех чаще стали вызывать в дежурную и опер часть для того, чтобы избить, поиздеваться или просто поглумится над зэком.

Одним из любимых развлечений этих "бесов" было избиение огромной киянкой (деревянный молоток) в области почек, попы, и ног до колен, чтобы невозможно было присесть или лечь на спину. На моих глазах погибло несколько человек. Один от побоев, другой от сердечного приступа. Несколько довольно здоровых человек погибли на "кресте", и мы до сих пор сами не знаем, от чего.

Сейчас невозможно представить себе передвижение по лагерю в одиночку и без "мойки" (лезвие от бритвенного станка).

Зэки начали вскрываться в карантине, дежурной части, просто чтобы их прекратили бить.

В ход идет все, что удастся схватить, гвозди, мойки, стекла, лампочки.

***

Некоторые спрашивают, как в тюрьме живут мусульмане.

Живут вполне неплохо. Большинство сразу, ещё на централе, впадает в религию. Молятся по 10 раз на дню, омываются и соблюдают религиозные диеты. Ну, как соблюдают, днём спят, а ночью можно и поесть. Есть свои молитвенники, или как это называется.

Мусульманская диаспора довольно многочисленна. В некоторых зонах их около 50% от общего числа заключенных. Пока русские друг друга пожирают, эти стараются держаться более дружно, хотя и появляются отдельные кадры.

Кровь горячая, нравы суровее, и многие среди них идут по блатной волне. Каждый второй кричит, что мама – вор, папа – вор, дядя – вообще серьёзный тип, но в посылке приходят одни овощи и фрукты. Хотя некоторые из них в действительности что-то из себя представляют, и имеют хорошие связи. Имена и фамилии большинства воров не похожи на православные, и труднопроизносимые. Но некоторые индивиды умом и сообразительностью не выделяются, не могут справиться со своим пылким нравом и в любой спорной ситуации лезут в рукопашку или хватаются за ножи. Это портит общую картину, и пылкие парни попадают в шерсть.

Конфликтов на религиозной почве в лагере нет. Есть некая напряжённость, натянутость, но во что-то серьёзное это обычно не выливается.

О человеке нужно судить не по религии, а по его поступкам и отношению к окружающим, а отморозков везде хватает, тем более, в тюрьме.

Происходят иногда довольно казусные случаи. Однажды в камере молились двое узбеков, и в это время забегает шмон-бригада. Все вышли, узбеки остались. Через некоторое время возвращаются – нет в хате никого. С соседней камеры интересуются, есть ли потери, и получают ответ, что забрали заточку и двоих узбеков.

Расскажу вам ещё одну историю, когда человек оказался не тем, кем хотел казаться. Обычное дело и для вольной жизни, не так ли?

Однажды один Ара заехал на СИЗО. С самого начала начал блатовать, в итоге, стал смотрящим в хате. Затянул трубу и начал решать различные вопросы. Сроку у него было месяцев шесть, и за несколько недель до освобождения выяснилось, что парень-то крысил с общака.

На этом звезда очередного криминального авторитета погасла. И никакие друзья не помогли. Среди мусульман встречается довольно много хороших и отзывчивых людей, но судят обычно по самым худшим из них.

***

Есть такие места в лагере, где можно по максимуму отдалиться от тюремной жизни. Туда идут в основном новички, которые не уверены в том, что будут нормально жить на бараке, и те, кто разочаровался в этой самой жизни по понятиям. Администрация с самого приезда начинает заманивать в такие места.

Одним из таких мест является столовая. Живут они отдельно, по минимуму контактируя с внешним миром, в основном, только через окошки выдачи еды и приёма грязной посуды. Отличные шансы уйти по УДО с первого раза, если, конечно, не ловить случайных нарушений. Ещё ты сможешь получить к пищевому складу, если сможешь подружиться с кем надо.

Но увы, существует слишком много подводных камней, о которых новички узнают только впоследствии, когда уже поздно. Если выбрал этот тернистый путь, то готовься к изнурительной работе от рассвета до заката. Сразу после подъёма тебя ждут плитки, котлы и, самое главное - вечно голодные зеки, которых надо кормить три раза в день, без выходных и праздников.

Постоянный контроль со всех сторон, каждый день через это заведение проходит толпа контроллеров и ответственных за что-нибудь. Столовая является местом особого контроля, и любая комиссия обязательно туда зайдет. Администрация привозит то, что подешевле, продукты часто бывают испорченные и низшего качества, с которыми надо что-то делать. У местных поваров не всегда это получается, да и не идут туда настоящие специалисты, ведь основной контингент там - запуганная молодёжь.

Если кормить лагерь плохо, то запросто могут придти мужики и перебить всю столовую. Чтобы таких эксцессов не происходило, переодически происходят проверки от блатных, которые пробуют приготовленую пищу прямо из котла, но что-то решить у них все равно не получается. Но им этого и не надо, для них заготовлены отдельные пайки. Зато они отлично парируют различные вопросы и сдерживают напор тех, кто вынужден этим питаться.

За весь этот тяжёлый труд поварам предусмотрена хорошая оплата труда, каждый получает по четыре тысячи. Вот только в нашем лагере денег этих никто кроме завхоза не видит. У этих работяг отбирают честно заработанные деньги, и они уходят куда-то налево. Зато, каждый день они получают по пачке сигарет.

Администрация и блат. комитет в курсе происходящего, но всех все устраивает, да и сами работники помалкивают, продолжая работать.

Во-первых, если откажешься и не приготовишь еду, то сами зеки первые с тобой разберутся.

Во-вторых, боятся оказаться на бараке, потому что попав в столовую, ты оказываешься в разряде обслуги, и если попадешь на барак, то и отношение к тебе будет соответствующее. Есть вероятность стать слугой (шнырем) не всего лагеря, а какого-то отдельного человека, но тут уже как повезёт и как себя проведёшь. К поварам нет никакого уважения, несмотря на все их труды.

Да и собирается там особый контингент. Запреты долго не держутся, уже все знают, где и что лежит.

Только и ждут момента, чтобы друг на друга пожаловаться вышестоящему начальству. Постоянно крики, ругань и мелкие конфликты. Хотя, это уже зависит от завхоза.

Помимо всего, из столовой не так-то легко и уйти, даже если сам этого хочешь. По-хорошему тебя вряд ли отпустят, так как народу там вечно не хватает. Придётся прорываться с боем и проявлять настойчивость.

***

В тюрьме время - твой враг номер один. И чтобы оно шло быстрее, необходимо постоянно чем то заниматься, или о чем-то думать. Когда в лагере были все 33 удовольствия, то эти вопросы решались сами собой. Очнулся, а какой на дворе месяц точно не можешь сказать.

Зато после тотальных запретов на все развлечения выросло число спортсменов. Каждый второй был таким, но многие недолго протягивали. Но все же лучше, чем целыми днями на шконке валяться.

Идеальным убийцей времени является телефон, особенно когда он с интернетом. Окно в большой мир. Фильмы, сериалы, соц. сети. Можно девушку/жену научить правильно жить. Когда с этим разобрался, то есть вариант позвонить оператору. Пожаловаться на слабый интернет или плохую связь. Раньше за каждое такое обращение можно было получить компенсацию, 50 рублей без лишних вопросов. На них всегда можно наорать, главное не перегнуть палку, иначе добавят в чёрный лист или просто заблокируют симку.

Помимо всех этих плюсов появляются новые думы: где зарядить, куда спрятать. А так же поиск денег на связь и 500 на общее, за возможность пользоваться телефоном в лагере, иначе можно получить запрет, придётся писать письма.

Если телефона нет, то жизнь на бараке становится однотонной и очень скучной. Многие идут работать, чтобы скрасить свой досуг. Самый популярный и приемлемый вариант - промзона. Денег там не заработаешь, но туда все равно идут, чтобы сменить обстановку и перестать чувствовать себя килькой в банке.

Открываются дополнительные возможности.

Найдётся работа на любой вкус. Если хочется вкалывать и не видеть солнечного света, то есть места, на которых работа идёт нонстоп с 9 утра до 9 вечера. На некоторых можно сорвать спину и просто подорвать здоровье. Если не соблюдать правил безопасности, то довольно просто остаться без пальцев.

Можно пойти в швейный цех, там научиться шить, выполнять нечастые заказы, за которые тебе возможно что-то дадут, и иметь доступ к различному материалу, шить различные чехлы, сумочки для бани или просто перешивать вещи, которые здесь выдают.

Шлыги наиболее популярные места, но, к сожалению, администрация о них вспоминает только раз в год, когда проходят различные конкурсы поделок из дерева.

Существует постоянная угроза разгона этого заведения с отъемом всего, что наживалось в течении долгого времени. Зато всегда есть потенциальные заказчики среди зеков, которым нужны шкатулки, нарды или трости. Есть варианты, в которых от тебя требуется по минимуму, допустим, забить три гвоздя, а остальное время можно проводить, как хочешь.

Летом можно позагарать и покупаться в пожарном водоеме. Или просто ходить из бендюги в бендюгу и гонять чаи. И в конце каждого рабочего дня тебя ждёт натопленная баня, с приятным запахом древесины. 

Раньше ещё была отличная парилка с камнями, правда, сейчас эти камни убрали, но греться все равно никто не мешает.

***

На днях появился интересный вопрос о том, как в тюрьме первоходу не попасть в касту людей двадцать второго сорта, разряд обиженных/петухов/опущенных. Самое главное - не быть ментом и не попадать в тюрьму по статьям за изнасилование. Ну и самому не быть жертвой насилия, а такие, к сожалению, тоже попадаются. Также не советую попадать сюда пассивным гомосексуалистам и, особенно, трансвеститам .

Для всех остальных достаточно простых правил безопасности, которые обычно сообщают сразу по приезду в СИЗО. Самое главное - избегай любого контакта с представителем низшей касты, а также с его вещами. Держись всегда в толпе, не садись в отдельные места.

Наблюдай за окружающими и делай так же. Знай своего соседа.   Избавься от привычки здороваться за руку со всеми подряд. Тяни руку только к тем, кого хорошо знаешь.

В тюрьме существует привычка любой напиток гонять по кругу, пьёт много людей из одного стакана. Иногда это бывает не только негигиенично, но ещё и опасно для твоего положения в иерархии, особенно если в этот круг затесался не тот человек.

Обычно обиженные представляются сразу, как попадают в какую либо помещение, занимая места около туалета, но бывает попадется такой, кто этого не сделает. В этом случае их ждёт серьёзное и жестокое наказание. Таких полностью отмороженных довольно мало, но в случае чего тебя уже не спасут.

Для этого некоторых клеймят, чтобы сразу было понятно, кто есть кто. Не трогай чужие вещи. И тем более не забирай их себе.

Во-первых, там могут быть вещи обиженных, а во-вторых - крыс в тюрьме никто не любит, хотя воровство на воле дело почётное. Если поймают, могут загнать в шерсть, или вообще в петушатник.

Лучше избегать каких-либо игр на интерес в тюрьме. Но если ты азартный человек, то никогда не играй на фуфло или на "просто так".

В обоих случаях ты играешь на свою жопу, и шансов выиграть практически нет. И отдавай вовремя игровой долг, который здесь считается святым. Иначе можешь стать фуфыжником, и в этом случае тоже появляется вероятность угодить в петушатник.

В красных зонах все эти правила могут не помочь, потому что правит грубая сила. Царит беспредел. Можешь оказаться изнасилованным в любую минуту. Или окунуться головой в унитаз.

Если попадаешь на зоны для несовершеннолетних, то здесь нравы серьёзные, а мозги отсутствуют. Получается странная ситуация.

В основном такие зоны обиженных и плодят, не считая красных зон. Здесь могут опустить в лёгкую, а если кто позвонит, поинтересуется, что  за фигня происходит, то опускают того, кто это сделал.

На малолетке однажды произошёл уникальный инцидент: загнали в обиженные парня, за которым стояли серьёзные ребята, и чтобы всем не попасть в петушатник, они с ним чифирнули и сделали обратно мужиком. Такое в теории невозможно, но в целом хорошо показывает, что в современном тюремном мире все решают не понятия, а связи.

***

Настали тяжёлые времена для преступного мира. Повсюду камеры, идёт строгий контроль за многими вещами, на которые раньше смотрели сквозь пальцы. Рекетом и открытым бандитизмом уже не позанимаешься, теперь люди предпочитают мусорскую крышу, и могут сообщить, куда следует.

В основном, крупные деньги, добываемые незаконным путём, находятся в руках представителей власти. Ещё огромные деньги крутятся вокруг наркотрафика, но и здесь тоже не обошлось без серьёзной поддержки слуг народа. К сожалению, все эти лица не уделяют на общее, не уважают Воровской мир, и не сочувствуют арестантам.

Поэтому поддержка с воли постепенно уменьшается, а аппетиты остаются. Приходится искать другие способы для обеспечения финансового благополучия. Современный блатной может часами говорить о таких вещах, с которыми сложно не согласиться. Но всё это чаще всего сводится к тому, что нужны деньги. На уборку, за связь, на общак, что-то построить в церкви, или ремонт в бараке.

Могут собрать и сказать, что серьёзные ребята под крышей не должны страдать, давайте скинемся на десять блоков “Парламента”. Уже начинаешь суетиться, звонить друзьям, родителям, родственникам, жёнам, чтобы найти все эти суммы.

Иногда доходит до крайности.

Хотя все эти взносы, в теории, по желанию. Как здесь говорится, по возможности. Но могут установить таксу, определённый обязательный минимум, а в случае неуплаты предстоит серьёзный разговор, в котором всё преподнесут так, как им нужно, и все понятия перевернут с ног на голову.

На некоторых бараках вырисовывается интересная картина. Блатной угол недособирает определённую сумму, которую должен перевести в общую казну лагеря, и на этот барак вешается долг за недостачу, хотя такого в теории вообще не может быть.

Ещё в теории ни козлы, ни красные, не должны знать цифр общака, но план надо выполнять.

И чем дальше, тем хуже. Коммерциализация зон идёт полным ходом. Если у тебя есть деньги, то ты будешь жить в шоколаде, даже если сидишь за изнасилование кучи детей. Весь вопрос в цене.

***

Людей встречают по одежде. В тюрьме к этому добавляется ещё и номер статьи, по которой ты заехал. Существуют такие лагеря, где вату не катают, и определяют твоё место в тюремной иерархии очень быстро, достаточно этих трех цифр.

Воровство (158) - крыса, мошенничество (159) - хитрая крыса, а грабеж (161) - наглая крыса. Убийства, побои, нанесение вреда здоровью различной тяжести и прочее (105, 111 и т.д.) - беспредельщики.

На обычных зонах с этим попроще, но все равно от статьи многое зависит. Насильники (131, 132) в любом случае отправляются сразу в петушатник, если не имеют никаких доказательств своей невиновности.

Существуют и свои забавные парадоксы. Наркотики и девушек лёгкого поведения любят все, а барыг и сутенеров почему-то нет.

Некоторые могут часами рассказывать истории о своих приключениях, связанных с этим. Кто-то даже в заключении не может успокоиться и все продолжает строить различные планы, чтобы достать граммульку чего-нибудь расслабляющего.

Считается, что барыги зарабатывают на человеческом горе, ставят наживу выше всего остального, но почему-то я не встречал здесь Робин Гудов, которые шли на преступление, думая о благотворительности.

Только вот оптовики и продавцы с серьёзными весами не особо стремятся попадать в тюрьмы, ведь они имеют хорошие деньги, достаточные для найма лучшего адвоката, а также серьёзную крышу и сами сотрудничают со стражами порядка.

В итоге их никто не трогает.

Заезжают мелкие продавцы, различные курьеры, закладчики, и обычные наркоманы. Так план по отлову выполняется, появляются новые звезды на погонах, и начальство на безбедную пенсию откладывает. Практически все в выигрыше.

В лагере к таким ребятам в первые дни, пока они напуганы и не понимают всего, пытаются сесть на уши блатные. Рассказывают, что все плохо, статья стремная, но если будешь уделять на общее, то отпустятся все грехи, да и жизнь наладится. Кто на такое ведётся, и не говорит ничего в ответ, может попасть в обслугу, либо продолжает платить до конца срока и в случае неуплаты получает по лицу от всего блат. комитета.

Такое отношение со стороны местных авторитетов плодит количество людей, готовых работать на администрацию, и не видеть всего этого.

Если у вас есть вопросы по тюремному быту, порядку или культуре, напишите нам - @prisonstorybot. Мы на связи.

***

Расскажу про посылки и передачки. Кто же не хочет, чтобы о них помнили и чем-то, по возможности, поддерживали? Различные вкусняшки позволяют скрасить серые тюремные будни.

Для счастья многого не надо, достаточно сладкого чая, и рандольки (какой нибудь конфеты). Посылки также позволяют получить необходимые витамины, потому что чеснока, лука и, тем более, мёда, здесь никто не выдаст. Даже сахара не достаточно в чае, чтобы поддерживать достаточный уровень в крови.

Те, кто сидят уже не впервые называют места, где живут первоходы - Рублевкой.

Социальные контакты не так сильно теряются, и ещё остаётся надежда, что такого больше не повторится. На СИЗО эти ребята отказываются от местной кухни, отдавая предпочтение еде быстрого приготовления, и обязательно с колбасой или тущенкой. Потому что есть возможность.

Но чем дальше, тем хуже, и про тех, кто сидит уже давно, или постоянно заезжает сюда, потихоньку забывают.

Везде различные ограничения на передачки, иногда на соседних зонах они могут кардинально отличаться. Где-то просят все запакованное, в магазинной упаковке, а где-то наоборот, чтобы самим не распечатывать.

Иногда могут докопаться до того, что разрешено, например пластмассовую кружку, но это уже зависит от настроения.

Летом идёт карантин, и многие скоропортящиеся продукты запрещены. Можно написать Жириновскому письмо и есть вероятность того, что он пришлёт посылку.

На всех зонах стоит табу на попытки тянуть запреты через посылку. Это сделано для того, чтобы не сильно их дербанили. Например, не выливали зубную пасту в пакет, не ломали сигареты, и не резали овощи и фрукты на мелкие кубики. Кого-то это правило не останавливает, но если что-то найдут, то получишь по башке.

Существует одна опасность для тех, кто от всей души поддерживает человека, который попал за решетку.

К сожалению, в тюремном мире практикуются такие подставы: иногда могут попросить закинуть в свою передачку чужие вещи или какие-то продукты. Так-то, ничего страшного, но некоторые в этих вещах прячут различные запреты, особенно наркотики.

Причём делают тайно и даже не говорят об этом тому, кого попросили. И если этот запрет нашли, то можно попасть на 8 лет за распространение, и оказаться уже по другую сторону забора.

Да и тот, на кого делалась передачка тоже может уехать за добавочкой срока.

Поэтому для своей же безопасности не берите вещи от тех, кого не знаете и не просите об этом своих близких. Такие подставы не приветствуются, но довольно часто встречаются.

Это избавит вас от лишних нервов и, может быть, поможет спасти кого-то от заключения.

***

Зону можно сравнить с большим аквариумом, в котором плавают разные рыбы. В основном, это хищники, а если конкретнее, то пираньи. Вечно кусаются друг с другом, грызутся за тёплые места, и плетут интриги от нечего делать. Разве что пайка считается святой, и на неё никто не покушается.

Плавают морские ежики, которые никого не трогают, но и их лучше не задевать. Если ты не входишь в число тех, у кого есть шипы, зубы или длинный язык, то могут запросто сожрать. Но и такая рыбешка тоже нужна для поддержки жизни всей пищевой цепочки.

Иногда в аквариум попадают настоящие огромные акулы. У них очень острые зубы. И такие ребята могут сожрать любого. Докопаются до чего угодно и по всем понятиям будут правы.

Даже те мужики, кто сидит не первый год, доказавшие свою непричастность к обороту наркотиков или другой неприемлемой деятельности, и всей душой поддерживающие воровское дело, могут в один прекрасный день серьёзно попасть на бабки.

Какой-нибудь авторитет со словами, что все эти истории о своей невиновности будешь рассказывать другим, назовет тебе круглую шестизначную сумму, которую необходимо найти в течении определённого срока, иначе тебе испортят жизнь и здесь, и на воле.

Различные знакомые, которыми ты обзавелся, даже серьёзные, не смогут помочь. В лучшем случае только сумму уменьшат в несколько раз. Хоть на этом спасибо.

Получается, что все твои страдания были напрасны. Наступает полное разочарование, появляется усталость от всех этих тюремных понятий.

Понимаешь, что главное для нынешних блатных - деньги и собственное благополучие. И уже ничего не хочется делать. Лишь бы поскорее освободиться, чтобы просто этого не видеть.

***

Когда слишком много человек в одном помещении, то по именам всех называть становится крайне неудобно. Зовешь одного Ивана, а откликается другой, да не один. Фамильничать тоже не вариант, слишком официально. Для удобства в общении появилась такая вещь, как погоняла, кликухи. В тюрьме это называется арестанским именем. Не стоит называть кличкой, потому что они только собакам даются.

Обычно вторые имена оригинальностью не отличаются, даются за какое то отличие от остальных. Получается много толстых, лысый, малых и старых. Иногда их получают из-за деятельности, которой занимался на воле. Часто погоняла берутся созвучные с фамилией. Обладателем таких звучных фамилий, как Козлов или Петухов в этом плане не повезло.

Некоторые приходят со своими погремухами ещё с воли. Не стоит приписывать себе чужие имена. Такие вещи легко узнаются, если захотеть. И в случае чего возникнут лишние вопросы, почему скрывал и т.д. Появится лишний повод для недоверия со стороны других арестантов.

Царем или другим громким погонялом называться не стоит. Арестанское имя не получится просто так выбрать, оно должно прилипнуть. Иначе везде по-разному будут называть.

Если нет погоняла, то его можно получить прямо здесь. 

Довольно часто поздним вечером на СИЗО можно услышать такой пронзительный крик: "Тюрьма матуха, дай кликуху, да не простую, а блатную!". Это очередной новичок, залез на решку и орёт в окно, в ожидании того, что ему подберут что-нибудь нормальное. Это сразу нарушает все тишину. Все арестанты начинают блестеть чешуей и проявлять свое остроумие. Со всех сторон кричат все, что придёт на ум, чаще всего оскорбительное.

Некоторые уточняют, чем он занимался на воле и предлагают версии поадекватнее. Но в итоге этот первоход так не находит ничего путного и замолкает, под общий смех и весёлые крики.

Зато зеки повеселились. Потом уже в самой хате придумывают подходящее арестанское имя. Возможно, потом по тюрьме пустят бумагу, чтобы все знали. Но такое делается довольно редко. Так-то надо, но никто этим не заморачивается.

Над именами для обиженных вообще долго не думают. Просто берут обычное имя, данное при рождении и меняют его на созвучное женское. Был Юра, стал Юля. Миша стал Машей, а Андрей - Анжелой. Все в таком духе. 

Источник:  блог арестанта в Telegram Подвал