Как СССР пришел к краху во время «гонки вооружений»

07.03.2018 08:23

Говоря об опасности новой Холодной войны, эксперты часто упоминают, что в «предыдущей Холодной войне не выстоял даже СССР». Имеется в виду, что Советский Союз был страной с куда большими ресурсами, чем Российская Федерация. На самом деле, как это ни парадоксально, Россия в чем-то даже крепче Советского Союза. Благодаря реформам 90-х годов худо-бедно заработали механизмы рыночной экономики, страна хотя бы может сама себя прокормить. Но у путинской России есть другие экономические проблемы, которые делают новую «гонку вооружений» смертельно опасным соревнованием.

«Гонка вооружений» — неприятное для Кремля словосочетание

Если о начале «Второй Холодной войны» аналитики заговорили вскоре после аннексии Крыма и последовавшего за ней первого пакета американских санкций, то скандальное «ракетно-ядерное» обращение Владимира Путина к Федеральному собранию оживило и вернуло в актуальный политический язык ключевое понятие Первой Холодной войны — «гонка вооружений».

Рональд Рейган и Михаил Горбачев во время беседы в Международном пресс-центр в Женеве, 1985 год. Фотохроника ТАСС

О новой «гонке вооружений», фактически объявленной Путиным, говорят западные эксперты, независимые российские СМИ и российские же оппозиционные эксперты. Провластные комментаторы этого словосочетания всячески избегают, а путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков заявляет, что «в гонку вооружений Россия не втянется». Это давняя отличительная черта Кремля и его сторонников — совершать действия, но избегать называть эти действия вполне очевидными словами. Боязнь слов, терминов, а не собственных действий — в России к этому уже давно привыкли.

Но с «гонкой вооружений» — случай особый. Начиная новое агрессивное военно-техническое соревнование с США, Кремль отказывается считать это соревнование «гонкой вооружений» не только по политико-дипломатическим соображениям. С гонкой вооружений эпохи Холодной войны связано одно неприятное воспоминание: эта гонка привела СССР к краху — сперва экономическому, а потом и политическому. Правда, такого воспоминание о недавней главе отечественной истории оказалось недостаточно для того, чтобы не повторять ошибок прошлого. Проще держать себя в рамках магического мировоззрения и лишь избегать определенных слов.

Последняя битва Холодной войны — СССР держался из последних сил

Решающий шаг к победе и в первой гонке вооружений, и в первой Холодной войне администрация президента Рональда Рейгана сделала без малого 35 лет назад.

8 марта 1983 года во время выступления перед Национальной ассоциацией евангелистов Рейган впервые назвал СССР «Империей зла». А 23 марта 1983 года американский президент заявил: «Я отдал приказ предпринять всеобъемлющие и интенсивные усилия для проведения долгосрочной программы исследований и разработок, чтобы достичь нашей конечной цели — ликвидации угрозы, которую представляют стратегические ракеты с ядерными боеголовками».

Так было положено начало программе «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ).

Озабоченность Рейгана можно было понять: Советский Союз, многократно уступавший американцам по числу ядерных зарядов в 50-е-60-е годы, к 80-м добился количественного превосходства в ядерном арсенале. Рейган пришел в Белый дом с энергичной повесткой: «Лучший способ прекратить Холодную войну — это выиграть ее».

Первую половину 80-х называют «последней битвой Холодной войны», а 1983 год был самым напряженным годом этой битвы. «Разрядка международной напряженности» 70-х годов бесславно и бессмысленно завершилась. В декабре 1979 года советские войска входят в Афганистан, Запад бойкотирует Олимпиаду 1980 года в Москве, в США ведутся работы над нейтронным оружием, страны Варшавского договора проводят масштабные учения с применением ракетного и противоракетного оружия. Даже «гонка на лафетах» — череда смертей генсеков в СССР — не останавливает гонку вооружений и не снижает градус противостояния. В 1983 году Юрий Андропов грозит размещением в ГДР и Чехословакии оперативно-тактических ракет с ядерными зарядами, США размещают ракеты средней дальности «Першинг-2» в ФРГ.

Пусковые установки американских ядерных ракет средней дальности «Першинг-2» на пункте ликвидации в Хаузене перед уничтожением в соответствии с советско-американским договором 1987 года. Фото: Кульбицкий Геннадий / Фотохроника ТАСС

В 1984 году стрелки «Часов Судного дня« (проект журнала Чикагского университета «Бюллетень ученых-атомщиков») были передвинуты в позицию «без трех минут полночь». Полночь — момент ядерного апокалипсиса. Впрочем, в 2018 году «Часы Судного дня» показали «без двух минут полночь».

 

В 1985 году в рамках «доктрины Рейгана» американцы усиливают помощь антикоммунистическим повстанческим движениям по всему миру: в Лаосе, Никарагуа, Анголе, Эфиопии, Мозамбике, а главное — в Афганистане.

Что касается СОИ, то эта программа так и не была реализована на практике — ее даже называют «крупнейшим блефом» в истории Холодной войны. Однако военно-политическое руководство СССР отнеслось к СОИ весьма серьезно. Наращивание военных расходов из-за опасности несуществующей СОИ, кровавая и финансово затратная война в Афганистане, все новые масштабные учения, постоянная поддержка в готовности ядерных арсеналов и огромной группировки войск в Европе, необходимость массированной военной помощи дружественным «прогрессивным режимам», столкнувшихся с усилением антикоммунистических движений — все это подтачивало экономику СССР. А к середине 80-х годов эта экономика и без того переживала непростые времена.

Крах советской экономики — путинская России в несколько лучшем положении

Рональд Рейган, характеризуя завершающий этап Холодной войны, заявлял: «Мы заставили Советы вдавить педаль газа в пол». Но, разумеется, военные нагрузки были не единственной причиной, по которой гибла ущербная, неэффективная экономика Союза.

Старший научный сотрудник института экономической политики Сергей Жаворонков в беседе с «МБХ медиа» говорит, что при исследовании роли растущих военных расходов в крахе советской экономики возникает проблема.

«Практически нет хороших работ, позволяющих детально исследовать советский военный бюджет до 1989 года. Формально он был карликовым — всего несколько процентов (если судить о том бюджете, который официально публиковался). Но были целые засекреченные министерства, типа Министерства среднего машиностроения, которое включало в себя и „мирный атом“, и всю военную ядерную программу. Реальные оборонные расходы были разбросаны по всем остальным якобы „гражданским“ ведомствам. Когда во время Горбачева все эти расходы консолидировали, то поняли, что это огромная сумма. И это при том, что в 1989 году военные расходы даже сократили — завершился вывод войск из Афганистана. Но, несмотря на это сокращение, все равно получалось около 20% бюджета военных расходов», —говорит эксперт.

Вывод советских войск из Афганистана, 1989 год. Фото: Георгий Надеждин / Фотохроника ТАСС

При этом Жаворонков указывает, что самым эффективным ходом американской администрации стала даже не СОИ, а «нефтяная» политика. В те годы происходит увеличение добычи нефти странами ОПЕК (в первую очередь союзницей США Саудовской Аравией), что сыграло свою роль в падении цен на нефть в 80-е годы практически вдвое.

 

«Падение цен на нефть началось с 1981 года — цены упали с 32 долларов за баррель до 20 в 1986-м. В 1987 году они чуть поднялись до 25 долларов, в 1988-м опять упали до 20. Также СССР сильно зависел от экспорта зерна — десятки миллионов тонн в год, (чего нет сейчас). СССР продолжал выделять огромные кредиты Совету экономической взаимопомощи (СЭВ). В 1988 году после нескольких удачных лет начались неурожаи. Ситуация была ужасная и по эффективности сельского хозяйства: урожайность зерновых была меньше 20 ц/га (США, Западная Европа — 40−50), надои составляли 2500 кг в год (против 4−6 тысяч в Западной Европе и США) Антиалкогольная кампания сильно ударила по доходам бюджета. При этом правительство резко, на 25%, нарастило капитальные инвестиции (в рамках так называемого"ускорения») — это все в основном прекратилось в бессмысленные долгострои. Во второй половине 1990 года СССР «доел» валютные резервы и кредиты Запада. Упал импорт, резко усилились перебои с продовольствием и промышленными товарами", — описывает Жаворонков мрачное положение в советской экономике.

По мнению эксперта, сейчас ситуация «безусловно лучше» так как благодаря реформам 90-х годов в стране заработала рыночная экономика и мы не стоим перед угрозой голода. Сельскохозяйственной продукцией страна себя в основном обеспечивает сама.

Другое положение дел, по словам собеседника «МБХ медиа», и в нефтяной отрасли: «В 80-е годы ОПЕК контролировала сильно больше половины мировой добычи. Сейчас ОПЕК контролирует около 30%. И есть обоснованное мнение, что в 70-е-80-е годы цены на нефть зависели от физического спроса и предложения, в то время как сейчас изменение цен на нефть мало связано с ними. Например, в 2008 году, когда цены на нефть значительно упали, физический спрос на нее упал всего на несколько процентов. Сейчас нефть — это прежде всего инвестиционный товар, а в 80-е подразумевалось, что это прежде всего реальное топливо».

Радиомонтажники во время сборки нового прибора для исследования нефте-газоносных пластов, 1986 год. Фото: Фарид Хайрулин Фотохроника ТАСС

Новая гонка вооружений: непосильное бремя для бюджета, но благодать для коррупционеров

Но существуют другие проблемы, которые вряд ли может позволить себе государство, решившее вступать в соревнование с крупнейшей экономикой мира.

«У нас большая беда с бюджетом. По официальному проекту бюджета на 2018−2020 гг., дефицит составляет 8.3 триллиона рублей, займы из них 1,8 покрывают. Фонд национального благосостояния — 3,6 сейчас. А остальное? А остальное — придется либо снижать расходы, либо включать эмиссию и снижать их в реальном выражении. То есть сохранение нынешнего уровня жизни невозможно уже в перспективе трехлетнего бюджета: он вылезает за пределы установленного дефицита. Сложно резко нарастить заимствования, так как вырастет и стоимость обслуживания этих заимствований. Моя гипотеза заключается в том, что наши родные власти рассчитывают на авось: „Как-нибудь перекантуемся, пока цены на нефть не вырастут, или пока еще что-то хорошее не произойдет, а пока есть кубышечка“. Эта кубышечка, правда, тает — резервы ФНБ сокращаются, и планово они должна закончиться к 2020 году. После того, как это произойдет, придется идти по одному из трех путей: либо сокращать военно-полицейские расходы, либо сокращать социальные расходы, либо включать печатный станок, что позволит выполнить бюджет в номинале, но в долларах это будут еще меньшие деньги», — объясняет Жаворонков.

По мнению экономиста, в растущих военных расходах и громких военных заявлениях, помимо нагнетания пропагандистской истерики, есть еще одна выгодная для коррупционной путинской системы сторона: «На строительстве, например, моста в Крым можно что-то украсть, но в итоге мост все равно нужно построить. А то, что идет по линии военных НИОКР (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) можно красть на сто процентов. Там все засекречено, а чем, грубо говоря, отличается какой-нибудь там истребитель пятого поколения от истребителя десятого поколения, мало кто знает. Потому так привлекательны все эти военные расходы, потому и растет их секретная часть год от года. Уже четверть военных расходов относится к строго засекреченным, хотя пять лет назад секретные расходы составляли около 10%. То есть под предлогом необходимости защиты от американского империализма ребята планируют набивать карманы, так как военных бюджет невозможно контролировать».

***

Есть, конечно, слабая надежда на то, что Владимир Путин, мечтающий «переиграть» Холодную войну, больше склонен ассоциировать себя с президентом-победителем Рейганом, чем с обанкротившимся руководством СССР — просто рассчитывает повторить при помощи примитивной компьютерной графики «великий блеф СОИ». Но в таком случае неясно, на что надеется Верховный главнокомандующий: вряд ли ему удастся заставить крупнейшую экономику мира «вдавить педаль газа в пол».

Однако, если вспомнить, с каким воодушевлением Путин говорил о крылатых ракетах и гигантских торпедах, то придется смириться с простой и невеселой мыслью: президент слабеющей страны с нарастающими экономическими проблемами всерьез рассчитывает победить в новой гонке вооружений. Военно-полицейские расходы он вряд ли сократит.

Автор: Роман ПопковМБХ медиа