Соавторы в законе

Хочешь, чтобы закон был принят, — найди для него липовых соавторов из других фракций. Это правило стало одним из главных в работе народных депутатов в Верховной Раде нынешнего созыва. Мода на соавторство дошла до того, что многие из депутатов-подписантов даже особо не вчитываются в тексты документов, под которыми красуется их фамилия. А прочитав, все чаще с ужасом отзывают свою подпись.

 

В парламенте началась охота на ведьм. На настоящих. В Верховной Раде зарегистрирован законопроект, запрещающий деятельность «магов» различных уровней и специализаций. Предложенные народными избранниками изменения уместились на одной страничке, а корпели над ними аж семь (магическое число!) депутатов из всех парламентских фракций. «Все семь человек принимали участие в разработке, все понемногу, — рассказал «инквизитор»-бютовец Павел Унгурян.

— Каждый высказывал свою позицию, мы обобщали. Да, это было непрямое участие каждого депутата в фактическом написании, но все мнения по тому или иному аспекту учитывались». Впрочем, в судьбу законопроекта вмешалась нечистая сила. Поданный на рассмотрение 13 (опять магия!) апреля документ застопорился в комитете по вопросам свободы слова и информации. По всей видимости, обозленные колдуны и ворожеи, деятельность которых планируется запретить, также объединились и коллективно навели на документ порчу. И понять их можно. Ведь законопроект, скрепленный подписями нардепов из разных фракций, имеет повышенные шансы на успех.

Один в парламенте не воин

Искусственное завышение числа авторов законопроектов — давняя политическая технология, которая, впрочем, именно в нынешнем составе Рады переросла в один из приоритетов в работе депутатов. Сначала кто-то один тратит день на написание документа, а затем неделями ищет коллег, которые согласились бы «по дружбе» вписать в соавторы свою фамилию. Согласно данным Блока Литвина, по состоянию на 1 июня 2010 г. в парламенте нынешнего созыва депутаты этой политической силы самостоятельно разработали 116 законопроектов, а в соавторстве с членами других фракций — 135.

Приблизительно такое же соотношение наблюдается и в других политических силах. «Если народный депутат подал законопроект, но не согласовал его с разными фракциями и не прошел комитет, — шансы на его принятие в парламенте равны нулю. Даже если этот закон будет сто раз правильный, — поясняет особенности законодательной кухни Евгений Царьков, народный депутат от КПУ.

— Мы часто вписываем коллег из других фракций в свои законы, это многократно увеличивает шансы на их принятие». Такая тенденция свойственна не только коммунистам, представленным в нынешнем созыве скромными 27-ю депутатами. Членам и Партии регионов, и Блока Юлии Тимошенко практика привлечения соавторов, мягко говоря, также не чужда.

Авторство нашумевшего в 2009-м закона о запрете игорного бизнеса принадлежит регионалам. Но на тот момент коалиция была сформирована без участия Партии регионов, так что законом пришлось «поделиться». «Фамилия Валерия Писаренко появилась в законопроекте о запрете игорного бизнеса в политический момент, когда нужны были голоса, — говорит Григорий Смитюх, народный депутат от ПР.

— На закон было наложено вето президента (на тот момент Виктор Ющенко), его нужно было преодолеть. Закон подавался мною три раза, на третьем этапе, когда нужно было просто объединить все политические силы, возникла фамилия Писаренко как соавтора. Бесспорно, при этом у нас совпадали точки зрения на данную проблему». Хорошо зарекомендовал себя и другой тандем в Верховной Раде — Андрей Портнов и Александр Лавринович. Авторитетные фамилии «соучредителей» из оппозиционных лагерей (на тот момент БЮТ и ПР соответственно) еще на старте закладывали позитивное голосование.

Совместные предприятия

Своеобразной биржей, на которой депутаты договариваются о соавторстве в законопроектах, являются межфракционные экспертные советы. Их в нынешнем парламенте два. В один входят депутаты Партии регионов, Блока Литвина, Компартии и «тушки», в другой — остатки БЮТ и НУНС. На заседаниях этих советов авторам законопроектов часто становится понятно, кто именно поддерживает их инициативу, к кому можно подойти с предложением стать соавтором. Депутат Павел Унгурян уверен, что работа таких «совместных предприятий» по выпуску законов — абсолютно нормальное явление: «В наиболее важных законодательных инициативах я всегда стараюсь однозначно заручиться поддержкой всех фракций. Это правильно».

Еще одной площадкой для СП по законотворчеству являются профильные комитеты Рады. Глава парламентского комитета по вопросам промышленной и регуляторной политики и предпринимательства Наталья Королевская (БЮТ) — одна из лидеров по количеству законопроектов, поданных в соавторстве с членами других фракций. По ее словам, политика не мешает иметь прекрасные деловые отношения с формальными оппонентами.

Она с удовольствием поддержала Василия Горбаля, который в конце 2008 г. пытался спасти свой автосборочный бизнес, инициировав принятие Закона «О минимизации влияния финансового кризиса на развитие отечественной автомобильной промышленности». Королевская стала его соавтором, несмотря на членство Горбаля в Партии регионов. И была вознаграждена. Когда год спустя она написала антикризисный законопроект в защиту мелких предпринимателей, разделить с ней авторство вызвались регионалы Борис Колесников и Михаил Чечетов.

Примечательно, что депутаты, как правило, пытаются менять соавторов своих законопроектов, чтобы партийные лидеры не заподозрили их в слишком близких отношениях с другой фракцией. Тема эта для Верховной Рады нынче болезненная и может вызвать скандал. Глядя на это, депутаты парламентов предыдущих созывов лишь ухмыляются. «Например, в 2002 году договориться о соавторстве в законопроекте с депутатом из другой фракции было проще, чем сейчас.

Не было такой жесткой вертикали в работе депутата. Ведь сегодня как тебе сказали свыше, так и делай», — говорит народный депутат прошлого созыва Игорь Гаврилов. По его словам, раньше не было столь жесткого противостояния у парламентариев, да и фракционный «поводок» был длиннее. «Договаривались в основном на основе личных отношений, — вспоминает экс-депутат. — Когда мне было надо, я подходил к коллегам из других фракций и говорил: поддержи мой проект своей подписью, я поддержу твой, когда тебе нужно будет. Отношения были хорошими, бывали даже случаи, когда коллеги подписывались, не вникая в законопроект. Верили на слово».

«Для маленькой такой компании — огромный такой секрет»

В нынешней Раде получить поддержку депутата из другой фракции в стиле «верю на слово» можно только за деньги и крупные преференции. Но какие это суммы и как происходит расчет, никто из них, естественно, говорить не хочет — большой секрет. Более-менее открыты в этом вопросе только бывшие парламентарии. «Я слышал, что сейчас иногда деньги депутатам предлагают за то, чтобы поставил свою фамилию в законопроект.

Раньше такого не было», — говорит Виктор Мусияка, депутат Рады прошлого созыва. И тут же честно признается, что в 2005-м предлагал закон о митингах и мирных шествиях, но его автором числился лишь формально: «Этот закон инициировала одна общественная организация. Я был отдален от этой темы, но мне предложили, и законопроект в целом понравился, я его инициировал. Между нами там не было никаких финансовых условий или еще каких-то договоренностей».

Естественно, финансовые и какие-либо другие обязательства, которые берет на себя реальный автор законопроекта перед формальными соавторами, ничем не закреплены. Соответственно и претензии по поводу невыполнения этих обязательств нигде не озвучиваются. Единственный вариант реакции обманутых соавторов — отзыв своей фамилии из текста законопроекта. В последние полтора года количество таких отзывов резко увеличилось.

Наверное, играет свою роль экономический кризис. Впрочем, сами депутаты объясняют это иначе. «Я думаю, что отзывы подписей связаны с тем, что депутат, подписавшись под какой-то законодательной инициативой, не до конца разобрался в законопроекте, — говорит Валерий Писаренко, народный депутат от Блока Юлии Тимошенко. — Хотя не исключено, что дело с законопроектом принимает такой оборот, что депутат-соавтор понимает, что по каким-либо причинам уже не может его поддержать».

Как бы там ни было, в соавторах законопроектов чаще всего оказываются депутаты, не отличающиеся излишней зажиточностью на фоне более богатых коллег. Кроме того, в соавторы крайне редко идут политики-тяжеловесы из первой десятки. Наоборот, депутаты-«легковесы» с удовольствием уступают первенство в авторстве законопроектов, которые написали сами. В качестве примера достаточно вспомнить 14 антикризисных законопроектов, которые в 2009 г., будучи депутатом, подал Виктор Янукович. У всех этих документов были соавторы, которые, по данным «ВД», и взяли на себя работу по наполнению документа стоящим содержанием.

Жажда славы

В Украине на носу очередная избирательная компания — в октябре выборы в местные советы. И это период для предсказуемой аномалии — количество межфракционных законопроектов традиционно резко снизится. В ходе борьбы за власть политические силы, а вместе с ними и народные депутаты, намного чаще проявляют политический эгоизм. Достаточно вспомнить нашумевший запрет на азартные игры, политические дивиденды от которого целиком и полностью приписал себе Блок Юлии Тимошенко. Дошло даже до того, что когда Партия регионов заявила, что не хочет лить воду на мельницу БЮТ, ее едва не обвинили в пособничестве дельцам от игрового бизнеса. Обзавестись как можно бльшим количеством эксклюзивных успешных законов будут стремиться все парламентские партии.

Впрочем, сразу после избирательной кампании работа «совместных предприятий» по производству межфракционных законопроектов возобновится. И дело здесь не только в намерении «первичных» авторов увеличить шансы своего детища, но и в желании многих парламентариев быть причастными как можно к большему количеству законодательных актов. Александр Копыленко, директор Института законодательства Верховной Рады Украины, рассказал «ВД», что некоторые депутаты в стремлении к реализации ложных амбиций устраивают настоящие гонки по количеству упоминаний своей фамилии в законах: «Здесь играет роль устаревшая модель оценки деятельности депутатов и Верховной Рады в целом. Когда результативность и эффективность работы определяется на основе валовых показателей — по количеству принятых или внесенных законопроектов». Но, благо бумажного кризиса в стране не наблюдается, продолжению соревнований соавторов ничего не помешает.

 

Автор: Оксана Миронова, Власть денег

Читайте также: