Отчего жиреют дети в Африке. О неожиданных последствиях роста населения

В конце октября 2011 года на Земле родится семимиллиардный житель — так считают специалисты по демографии. Но нет причин для радости: людям в скором будущем может не хватить воды, еды и ядерного топлива. Как жить-то будем?

На сайте World Population Clock даже запущен таймер, отсчитывающий время с точностью до секунды. Что, разумеется, формальность, так как с такой точностью учесть население планеты невозможно. Точно так же заявление о том, что население достигло 6 млрд именно 22 июня 1999 года, стоит воспринимать в качестве условности. Профессор Сергей Капица даже указывал, что погрешность, с которой было подсчитано население Земли в том году, составляет 200-300 млн человек, а это сравнимо с населением США.

Численность населения — это оценочная величина. Оценки основаны на сведении вместе переписей населения в разных странах, и демографам приходится решать при этом сразу несколько задач. Во-первых, не всегда имеются самые свежие данные — в 2010-м и тем более 2011 году далеко не все страны сподобились пересчитать своих жителей. В такой ситуации приходится обращаться к темпам роста и уже на их основе пытаться прикинуть действительное число граждан.

Во-вторых, не всякая перепись достоверна и доступна экспертам из других стран. Демографическая статистика даже в СССР была доступна далеко не в полном объеме, а число жертв голода в КНДР 1990-х годов, по официальным данным, в десяток раз ниже чисел, которые называют беженцы из страны. В таких ситуациях приходится либо брать разные оценки от разных экспертов и считать среднее значение, либо пытаться определить наиболее достоверные источники. Кроме того, помочь могут косвенные показатели — например, объемы потребляемого продовольствия (впрочем, этот метод более актуален для историков).

Для долгосрочных прогнозов приходится особо оговаривать то, как в будущем может меняться репродуктивное поведение жителей различных стран. В одном из отчетов ООН этой теме посвящена серьезная научная статья на 13 страницах с множеством графиков, и для Кении, например, в 2050 году прогнозируется среднее число детей на женщину от двух до четырех. Легко заметить, что столь разные оценки означают и совершенно разные темпы роста, от нулевых до фактически удвоения за 30-40 лет!

Динамика роста числа землян такова: миллиард в начале XIX века, два миллиарда в конце 1920-х годов, три миллиарда в 1960-м, четыре в 1975-м, пять в 1987-м, шесть в самом конце прошлого тысячелетия и вот сейчас — семь. Легко заметить, что время между прохождением миллиардных отметок сокращалось, но стоит учесть и то, что относительные темпы роста замедляются: за 12 лет с 1975-го по 1987-й население выросло на четверть, а за те же 12 лет с 1999-го по 2011-й — всего на одну шестую.

По прогнозам ООН, нас будет 8 млрд к 2027-му, а отметку в 9 млрд людей Земля пройдет к середине столетия. Очень далекие и потому очень грубые прогнозы гласят, что где-нибудь к 2200-му мировое народонаселение прекратит увеличиваться — на планете будет 10 млрд человек, а число рожденных будет равняться числу умерших.

Мы прошли период наиболее стремительного увеличения населения, а многие страны — от Австрии до Японии и от Монако до России — вступили в фазу, когда коэффициент фертильности значительно меньше двух. В переводе с демографического на русский это означает то, что у наугад взятой женщины, скорее всего, будет меньше двух детей, а следующее поколение, которое сменит нынешнее, будет менее многочисленным. Неравномерность роста населения вкупе с неравномерностью достатка приводит к массовым миграциям, и это первое следствие больших демографических перемен. Раньше ехали осваивать новые территории в поисках лучшей жизни, сейчас за той же лучшей жизнью едут, напротив, в наиболее развитые страны.

Пожалуй, рассказывать про динамику народонаселения можно очень долго. Однако лучше один раз увидеть, чем десять раз прочитать: потому рекомендуем открыть браузер, вбить gapminder.org в адресную строку и, если вы знаете английский язык, а браузер поддерживает Flash, самому посмотреть на то, как менялся мир. Имеется несколько готовых презентаций и есть возможность изучить, например, зависимость коэффициента фертильности от уровня дохода. Или проследить за тем, как росла средняя грамотность, — десятки демографических показателей в наглядной форме.

Для тех, кто предпочитает медленное чтение, рекомендуем demoscope.ru — специализированное издание на русском языке, материалы для которого пишут сами ученые, изучающие демографические процессы. Абсолютное большинство текстов вполне доступно любому, кто помнит хотя бы азы школьного курса географии.

Второе следствие — нам может не хватить ресурсов. Причем не только и не столько еды вкупе с водой — с ними ситуация напряженная, но процент землян, имеющих в доме водопроводный кран и смывной туалет, неуклонно растет. Падает доля недоедающих детей в беднейших странах, сокращается доля нищих (к слову, нищими считаются те, кто живет на $2 в сутки и менее), растет число пользователей мобильной связи — и в связи с этим растет потребность в металлах, которые раньше никого, кроме узких специалистов среди химиков, не интересовали.

Вот, например, индий — цена на него выросла за последние десять лет в десять раз, так как он используется при производстве жидкокристаллических мониторов, а запасов его при нынешнем уровне потребления хватит лет на 15. Примерно также обстоит дело с гафнием — он тоже используется в микроэлектронике, и его тоже хватит лет на 10-15. Не смертельно, но весьма неприятно и чревато концом бума потребительской электроники.

А еще обещает вырасти в цене гелий: американцы долгое время расходовали накопленные со времен дирижабельного бума стратегические запасы, но теперь они подошли к концу, в то время как в России извлекать сей элемент из природного газа Ковыктинского месторождения пока не начали. Гелий кроме воздушных шариков нужен для томографов, разных научных приборов, и еще в атмосфере гелия проводят некоторые химические реакции, в том числе и при переработке ядерного топлива. Которого, к слову, тоже не очень много — если человечество все-таки начнет массово строить АЭС, это тоже приведет к необходимости искать новые залежи урана и разрабатывать реакторы, способные работать на чем-то еще. Например, на тории или плутонии, выделенном из отработанного топлива на основе урана.

Проблемы нехватки фосфорных, азотных, калийных и всех прочих удобрений стоят менее остро, но и их скидывать со счетов не стоит. В фантастическом романе «Час Быка» Ивана Ефремова 1968 года герои прилетают на планету, где значительная часть фосфора оказалась изъята из биосферы за счет обычая хоронить умерших в земле: кости, как известно, содержат много этого элемента.

Именно этот прогноз писателя, который был, кстати, геологом по образованию (и для того же «Часа быка» придумал планету не просто так, а с учетом всех геологических нюансов), не стоит воспринимать всерьез, но фосфор действительно имеет весьма неприятную особенность — он уходит из круговорота на дно океанов вместе с умирающими морскими организмами, так что технологии добычи минеральных удобрений с глубин в несколько километров могут оказаться через какое-то время вполне актуальны.

У семимиллиардного жителя Земли жизнь будет, по всей видимости, лучше, чем у тех 100 млрд человек, которые предшествовали нашему поколению, сменяя друг друга на протяжении нескольких десятков тысячелетий. Намеченные ООН цели по преодолению нищеты и снижению заболеваемости выполняются местами не в полном объеме, но для абсолютного большинства регионов планеты уровень жизни скорее растет, чем падает.

Если не произойдет катастрофических событий планетарного масштаба, то человечеству придется перейти к решению совсем других проблем — вместо добычи продовольствия придется думать о занятости населения, вместо поиска воды заниматься поиском редкоземельных металлов, а вместо борьбы с холерой и тифом искать лекарства от болезни Альцгеймера, которая уже сейчас стала серьезной проблемой в развитых странах.

Более того, несколько лет назад врачи ВОЗ забили тревогу по поводу роста числа случаев ожирения — нет, не в США, а в той самой Африке, где получившие доступ к обычной еде и избавившиеся от тяжкого физического труда дети заставших голод родителей попросту не знают о том, как правильно питаться в новых условиях.

Нанести человечеству непоправимый демографический урон уже очень сложно и, как отмечает, например, Сергей Капица в своей работе «Демографическая революция и будущее человечества» даже мировые войны вкупе с пандемией «испанки» не смогли сколько-нибудь заметно повлиять на итоговую картину в масштабах столетия. Распространение ВИЧ нанесло серьезный удар по африканским странам, но даже в наиболее зараженных странах рождаемость все равно превышает смертность.

Теоретически резкое сокращение населения возможно разве что за счет планетарного масштаба катаклизмов — взрыв супервулкана, падение астероида, вспышка какой-нибудь болезни, сочетающей заразность сезонного гриппа с летальностью гриппа птичьего (которая превышает 50%, отсюда и периодическая паника), ну и мировая война с использованием ядерного оружия. Впрочем, астероиды и вулканы являются маловероятной угрозой, против пандемии современной медицине уже не придется выступать в средневековых халатах чумных докторов, а против военного конфликта может помочь умение вести переговоры и проявлять здравый смысл. Должна же разумная раса численностью в 7 млрд обладать здравым смыслом!

Автор: Автор: Алексей Тимошенко, Московские новости

Читайте также: