Смертельный зачет

Внедрение армейских порядков в школы и вузы все чаще оборачивается гибелью молодых людей. Порой физруки забывают, что перед ними не профессиональные спортсмены, а всего лишь школьники и студенты. В городе Энгельс (Саратовская область) продолжается расследование гибели студента местного технологического института Максима Артемьева. Он умер во время кросса, на который его отправили преподаватели физкультуры «за опоздания и пропуск занятий». Родители Максима утверждают, что их сына можно было спасти, если бы не равнодушие сотрудников вуза и врачей. Однако похоже, что прокуратура не видит в произошедшем никакого преступления. Чтобы разобраться в ситуации, в Энгельс отправился корреспондент «Новых Известий».

Мы сидим в ухоженной квартире осиротевших Артемьевых. Валентина Николаевна трудится в заводской охране, Владимир Юрьевич — нефтяник, работает вахтенным методом, неделями. Застывший взгляд матери, срывающийся голос отца, большая фотография сына возле букета цветов — чем их можно утешить? Максим учился хорошо, увлекался компьютером, техникой. Что касается здоровья, то врачи находили у него заболевание почек — пиелонефрит, но особого беспокойства это не приносило. Максим на самочувствие не жаловался, спортом особо не увлекался, но и слабаком его нельзя было назвать.

Энгельсский технологический институт, филиал старейшего в России Саратовского технического университета, уютно расположился на территории городского парка. Учебные корпуса, общежитие, другие службы едва заметны среди зелени. Даже не верится, что на этих тенистых аллеях 2 июня разыгралась драма, вовсе не обязательная, будь в институте другие порядки, а окружающие — элементарно человечнее. Возможно, именно поэтому корреспондента «НИ» руководство вуза встретило безо всякого энтузиазма. Директор Валентин Седелкин откровенно удивился: «А что, собственно, случилось?». Спокойствие директора и его нежелание общаться несколько покоробило: «Вообще-то человек погиб».

В результате позицию руководства вуза представлял заместитель Седелкина по учебной работе Владимир Забрудский. Тот, правда, тоже был не в восторге: прокуратура проводит проверку, и каждое неосторожное слово может на ком-то негативно отразиться. Седелкин вздыхает, разводит руками, настороженно заглядывает в глаза. Не отрицает моральной ответственности «всего коллектива» за случившееся. Но не более того.

Что же произошло? По словам Владимира Забрудского, в тот злополучный четверг первокурсники сдавали зачет по физкультуре. Бегали по этим самым аллеям. Занятия проводили старший преподаватель Залевский и преподаватель Епифанова. Все как обычно. Старт, секундомер включен — и наматывай себе круги вокруг знакомых зданий. С одной, правда, особенностью, о которой удалось узнать «НИ». Существует общефедеральная программа по физкультуре с соответствующими нормативами, а есть в вузе и своя, самодеятельная, предусматривающая так называемую «отработку» за пропущенные занятия, опоздания или другие провинности. На стене годами красовалась «воспитательная разработка». Сколько положено пробежать провинившемуся, чтобы получить зачет, Забрудский не скрывает: «Некоторые студенты удивлялись: «Если десять занятий пропустил, то пятьдесят километров бежать заставите?» Да, у нас такой порядок десяток лет существует. И ничего, бегают, зато на всех городских соревнованиях наши студенты первые места занимают. Кроме того, сами понимаете, воспитательное значение.

Физкультуру, как известно, молодежь не любит, вот и вступает в действие армейский принцип: не умеешь — научим, не хочешь — заставим».

Сейчас распоряжение о штрафных забегах со стены сняли. Вообще-то, с грустью замечает собеседник «НИ», к таким мерам воздействия на нерадивых и раньше было неоднозначное отношение. Не раз обсуждали, предлагали отменить, но руководство кафедры стояло на своем. Только теперь, после смерти Максима Артемьева, директор стукнул по столу кулаком и приказал отменить систему отработки пропущенных занятий. Кто является ее конкретным автором и проводником в повседневную практику, неизвестно. Формулировка расплывчатая: кафедра физкультуры. А с «кафедры в целом» какой юридический спрос? Никакого. Поэтому дальнейший рассказ о событиях 2 июня в исполнении разных людей звучит по-разному. Сколько предстояло пробежать Артемьеву? В институте говорят: пять километров. Мать Максима прямо утверждает: тридцать. Возможно, не сразу, но долг был большой. И тихо добавляет: «Этим мучителям больше нельзя работать со студентами. Мы добьемся этого».

Максим пробежал два круга и упал. Теперь все в один голос говорят, что парня можно было спасти. Буквально в ста метрах находятся целых две поликлиники — обычная и взрослая, а за институтским забором, еще ближе — станция «Скорой помощи». Но почему-то никто не позвал врача. Максим лежал на асфальте, около него были преподаватели Залевский и Епифанова. Пытались что-то предпринять, трижды звонили в «скорую», наконец кто-то просто помчался к главврачу «скорой» Платову. У медиков было два варианта: элементарно дойти до лежащего на асфальте парня или, как обычно, погрузиться в машину и объезжать вокруг парка по улицам, а это значительное расстояние, на пути четыре светофора. Врачи по неизвестной причине предпочли второй вариант.

«К приезду нашей бригады (большинство свидетелей утверждают, что с момента вызова прошло не менее 25 минут. — «НИ»), — заявил главврач «скорой» Платов, — больной был уже в агонии. Лицо посинело, не было пульса и сердцебиения, отмечались лишь единичные вздохи. Мы доставили его во 2-ю городскую больницу».

Там, как утверждает Владимир Забрудский, тоже не торопились. Немного погодя начали что-то колоть, пытались «завести» сердце, в итоге заспорили: зачем, мол, труп привезли? Бригада неотложки обиделась: какой труп, дышал человек… Официальное заключение: 18-летний Максим Артемьев скончался от острой коронарной недостаточности на фоне ишемической болезни. Валентина Николаевна, его мать, убеждена в другом. Это был обыкновенный спазм сосудов, приди помощь вовремя — сын остался бы в живых.

Вопрос о здоровье Максима, естественно, в процессе прокурорской проверки был основным. Болел он или просто в жару не выдержал перегрузок? Владимир Забрудский сейчас говорит, что медицинская форма 086, представляемая при поступлении на учебу, была, что называется, абсолютно чистой. Здоров по всем показателям. Теперь, правда, руководство вуза распускает слухи, что справка не соответствовала действительности, парень страдал какими-то заболеваниями, потому и умер. Родители Максима возмущены: «В институте говорят, что мы эту форму 086 чуть ли не купили. Совсем совесть потеряли! По себе судят: что ни шаг, то плати».

На спортивном факультете Саратовского педагогического института, куда корреспондент «Новых Известий» обратился за консультацией, были немало удивлены: «Забег на пять километров — это норматив скорее для профессиональных спортсменов, какие еще штрафные санкции».

Вчера же стало известно, что следователь по особо важным делам прокуратуры города Энгельса Асылгараев, который расследовал гибель Максима Артемьева, не нашел оснований для возбуждения уголовного дела. Однако заместитель городского прокурора Андрей Корноваров тут же постановление следователя отменил и назначил дополнительную проверку. Таким образом, через 10 дней станет известно, обвинят ли хоть кого-нибудь в смерти Максима Артемьева. «НИ» будут следить за развитием ситуации.

Убитые физкультурой

В ночь на 8 июня 2005 года в Санкт-Петербурге по приказу двух офицеров Военно-морского института 6 курсантов вышли на веслах в Финский залив. В результате опрокидывания яла один офицер утонул, двое военнослужащих в состоянии переохлаждения госпитализированы, еще пятеро курсантов института являются пропавшими без вести. Позднее экспертиза обнаружила в крови погибшего офицера алкоголь.

17 мая 2005 года в Липецкой области на учебных военных сборах погиб 10-классник Александр Новоселов из города Елец. Школьник страдал хроническим заболеванием, но, несмотря на это, был допущен к выполнению спортивного норматива. Более того, несдача его грозила школьнику «двойкой». Начальнику сборов Василию Сидорову в июне предъявлено обвинение в «халатности, повлекшей за собой смерть человека».

26 марта 2005 года в Брянске во время урока физкультуры умер 8-классник. В тот день дети занимались в спортзале. В самом конце урока один из восьмиклассников упал вниз лицом. Учитель физкультуры сразу стал оказывать первую помощь — делать искусственное дыхание и массаж сердца. Немедленно были вызваны школьный врач и «Скорая помощь». Однако все усилия оказались тщетны. Прибывшая «Скорая помощь» констатировал смерть ребенка, сообщает ИА REGNUM.

О смерти мальчика было сообщено в правоохранительные органы. Расследованием всех обстоятельств трагедии занялись следователи прокуратуры Бежицкого района.

В пресс-службе прокуратуры Брянской области сообщили, что скончавшийся ребенок занимался в основной спортивной группе и, согласно результатам последнего медицинского осмотра, был полностью здоров. Со слов учителей и родителей мальчика, он никогда не жаловался на плохое самочувствие. В день смерти он также чувствовал себя хорошо. По предварительным заключениям экспертов, причиной смерти ребенка стали проблемы с сердцем, однако на учете у кардиолога мальчик не состоял. Для выяснения всех обстоятельств Бежицкая прокуратура назначила ряд экспертиз.

12 января 2005 года в Сургуте (Ханты-Мансийский автономный округ) во время финальной игры по мини-футболу скончался 12-летний школьник из города Лянтора Андрей Зотов, занимавшийся в местной детской спортивной школе. Мальчику стало плохо через 3 минуты после начала игры.

23 июня 2004 года в одной из воинских частей под Рязанью во время утренней зарядки скончался студент Московского автодорожного института, проходивший военные сборы.

21 мая 2004 года в Новгородской области в школе поселка Тесово-Нетыльский во время двухкилометрового кросса на уроке физкультуры скончался 14-летний мальчик. Несмотря на попытки учителя сделать школьнику искусственное дыхание, он умер до приезда «скорой помощи».

5 сентября 2003 года в Ханты-Мансийском автономном округе во время военно-полевых сборов скончался 11-классник Пионерской средней школы Александр Бочанов. Часть 10-километрового кросса школьников заставили бежать в противогазе. В это время Бочанову стало плохо, и он, не получив своевременной квалифицированной медицинской помощи, умер, захлебнувшись собственной рвотой.

По материалам fark.ru

подготовил Вячеслав Павленко, специально для «УК»

Читайте также: