Украинская милиция избивает до полумиллиона граждан в год

На днях в Харьковском национальном университете внутренних дел презентовали необычную книгу — 210-страничное исследование, посвященное незаконному насилию в милиции. Предисловие издания принадлежит перу министра внутренних дел, авторы глав — правоохранители и правозащитники, ученые и оперативные работники. Содержание — сенсационно: оказывается, милиция практически ежедневно избивает и калечит огромное количество наших сограждан. Отправляясь на пресс-конференцию в Университет внутренних дел, совершенно случайно становлюсь свидетелем сцены на троллейбусной остановке: разнервничавшаяся мамаша увещевает сынишку-шалуна лет эдак четырех-пяти, приговаривая: «Вот отдам тебя дяде-милиционеру, он тебя так отшлепает, никогда не забудешь!» Видимо, дама даже не подозревает, что в ее словах скрыта печальная правда — за несколько метров от остановки в здании Харьковского национального университета внутренних дел в тот самый момент собирались авторы книги-сенсации «Противозаконное насилие в органах внутренних дел», которые впервые в отечественной истории смогли количественно оценить масштабы жертв «борьбы с преступностью» в Украине.

Имя болезни — жестокость

Работа над книгой началась несколько лет назад. Это редкий случай взаимодействия милиционеров высшего звена и общественников Харьковской правозащитной группы. Средства для исследования и издания книги напрямую выделила Еврокомиссия — говорят, это первый подобный проект в стране. Кроме исключительно теоретических разработок, при подготовке книги велись и практические исследования: право-

защитники, ученые и работники департамента внутренней безопасности МВД создали мобильные группы, которые, внезапно приезжая в райотделы милиции различных областей страны, проверяли, что там делают с задержанными гражданами. Результаты оказались шокирующими… За время осуществления проекта мобильные группы выезжали девять раз. Последние выезды — в Лозовую и Миргород. В ходе внезапных проверок членам групп удалось выявить факты противозаконного насилия — побоев, жестокого обращения с задержанными, нарушения условий пребывания задержанных и многого другого.

Как рассказал один из участников данной работы доктор социологических наук Василий Соболев, возглавляющий научно-исследовательскую лабораторию социальной и психологической работы, в рамках проекта было проведено крупномасштабное социологическое исследование, в ходе которого на вопросы исследователей ответили более двух тысяч граждан Украины и 800 представителей экспертных групп. Социологи сфокусировались на изучении пяти областей Украины, также были отобраны представители всех слоев населения, так что выборку можно считать представительной для всей страны. Василий Александрович подчеркивает, что у преступного насилия со стороны милиционеров есть предпосылки, заложенные в самом нашем обществе. Играет свою роль и количество насилия на улицах наших городов, и в домах наших сограждан. Ежегодно в стране происходит более полутора тысяч умышленных убийств, в стране за годы независимости погибло более 850 милиционеров, а в этом году только за шесть месяцев были убиты 17 сотрудников милиции. Конечно, атмосфера насилия, присутствующая в нашем обществе, не может оправдать «милицейских зверств». Однако ученый считает, что «лечить милицию» необходимо одновременно с «лечением всего общества».

Среди причин насилия специалист называет и сохранившееся до сих пор отношение к показателю раскрываемости преступлений как к плановому для милиции. С этой тенденцией пытался бороться еще бывший министр внутренних дел Александр Билоконь, но увы, тогда дальше словесных деклараций, по словам Василия Соболева, дело не пошло: на первом же заседании после объявления об отказе от планов и процентов экс-министр начал требовать отчеты с процентами. Сейчас милиция вновь пытается отказаться от цифр и процентов в пользу людей и их судеб, правда, пока что полностью сделать это не может. То есть до сих пор некоторые милицейские работники пытаются раскрыть то или иное преступление «любой ценой». Разумеется, цену эту приходится «платить» не им, а гражданам, попавшим в их «жернова». Вторая причина — длительная изоляция Украины от мирового сообщества. А ведь Европа имеет более чем столетний опыт по отстаиванию прав и свобод человека. Конечно, в том или ином виде проявления незаконного насилия со стороны блюстителей порядка испытывают жители практически всех стран мира. Но, пожалуй, нигде в Европе это явление не проявляется столь нагло, массово и жестоко, как у нас, на востоке Украины. Третья причина — профессиональная культура самих правоохранителей. Так что на повестке дня милиции — усовершенствование отбора кадров. Пока же органы внутренних дел сами отбирают себе будущих сотрудников, сами их учат, сами оценивают их знания и сами потом жалуются на их профнепригодность.

Результаты этих трех факторов (да плюс к ним еще десятков других, перечисленных в книге, вплоть до влияния на милицию украинских олигархов) — ужасающи. Один из соавторов книги — ректор университета генерал-майор милиции Александр Ярмыш подчеркивает, что в правоохранительной работе без определенного насилия не обойтись. Например, при задержании преступника или при защите людей от преступных посягательств. Но милиционеры нередко переходят грань и совершают чрезмерное насилие. К примеру, бойцы «Беркута» на прошедших во всех теленовостях кадрах недавнего задержания преступников «отличились» тем, что задержанного, поваленного на землю и «скрученного» били ногами по ребрам, а потом наступили на шею. «Этого не должно быть!» — сказал генерал, отметив, что во всем мире с таким чрезмерным насилием правоохранители борются, опираясь при этом на поддержку самого общества. Ректор одного из крупнейших вузов страны, готовящих офицеров милиции, заявил, что в стране необходим контроль общества за правоохранительными органами.

Насилие в цифрах

Скрупулезная работа социологов выявила страшные цифры, которые прокомментировала кандидат социологических наук подполковник милиции Юлия Свеженцева. Как отмечают специалисты, насилие в милиции — тема закрытая, случаи избиений и пыток чаще всего остаются в тайне, даже сами жертвы предпочитают о них никому не рассказывать. О том, что того или иного человека избили в милиции, узнают лишь члены его семьи, да и то не всегда. В редких случаях об этом становится известно одному-двум знакомым, которые предпочитают не делиться этой информацией с кем-то еще. Именно поэтому до сих пор насилие в милиции было лишено соответствующих оценок как со стороны общества, так и со стороны государства. Единственным способом изучить это явление был социологический опрос, причем респондентами этого глобального опроса стали как свидетели, так и сами задержанные, их родственники и знакомые, а также милиционеры, работники МВД, адвокаты, судьи, журналисты и так далее.

Распространенность насилия в стране шокировала самих ученых: семь процентов опрошенных заявили, что испытали лично на себе незаконное насилие со стороны милиции. Причем 3% пострадали за последние 12 месяцев. У каждого десятого в семье или среди близких друзей есть человек, который пострадал из-за зверства милиционеров. Участники проекта попытались выяснить, в каких ситуациях украинские граждане становятся жертвами незаконной жестокости правоохранителей. При нахождении гражданина в следственном изоляторе как обвиняемого 65% составляет вероятность того, что по отношению к нему будет применено насилие. Задержанный в качестве обвиняемого человек имеет 57% вероятности ощутить на себе насилие со стороны милиции. При доставке в отделение милиции по подозрению в совершении преступления вероятность применения незаконных методов равняется 36%. Задержание и обыск на улице работниками патрульно-постовой службы дает гражданину 31% вероятности избиения или другого проявления незаконного насилия (фактически каждый третий гражданин в этой ситуации подвергается незаконному насилию!) Вызов в отделение милиции в качестве свидетеля, оказывается, также таит в себе восьмипроцентную угрозу применения незаконных методов. То есть восемь свидетелей из каждой сотни ощущают на себе все «особенности национального правосудия».

Проведя опросы, создатели книги с помощью математического моделирования решили установить, сколько же граждан Украины страдают от милицейского рукоприкладства. Получилось, что только за последний год при задержании и доставке в милицию жертвами жестокого обращения и истязаний стали 486 тысяч человек. Эту цифру никто не выдает за точную — она лишь приблизительно соответствует действительности, однако масштаб проблемы, безусловно, отражает. Причинение побоев и телесных повреждений на себе испытали также около 500 тысяч человек. Увечья и тяжкие телесные повреждения получили 56 тысяч человек, многие из которых стали инвалидами. И все это — только во время задержания и доставки! А во время проведения расследований 55 тысяч стали жертвами побоев и нанесения телесных повреждений. Пытки и изощренные истязания испытали на себе около 94 тысяч человек. Избиения и унижения сокамерниками по указанию работников милиции испытали на себе 56 тысяч граждан Украины. Незаконному психическому насилию, шантажу подверглись 262 тысячи украинцев, а вот запугивание, угрозы (в том числе в отношении близких, родных) испытали около полумиллиона наших сограждан. 524 тысячи граждан в полной мере ощутили на себе обращение, унижающее человеческое достоинство.

Большая часть фактов незаконного насилия — это избиения руками и ногами. Реже — изощренные истязания и пытки. Совсем редко, по словам правозащитников и милиционеров, насилие имеет сексуальный характер. Однако, хоть и не часто, такие случаи все же имеют место. На них приходятся доли процента, но отрицать факт их существования участники проекта не стали. Причины избиений и унижений — различны. В основном милиционеры либо требуют денег (например с предпринимателей), либо хотят расследовать то или иное преступление — ведь пытка со времен средневековья остается самым дешевым способом раскрытия различных дел. Очень редко причиной истязаний становятся садистские наклонности того или иного правоохранителя. Сегодня от таких сотрудников милиция старается избавляться, авторы книги убеждены, что до пенсии такие точно не дорабатывают. Бедных бьют чаще, чем богатых, и вообще социальный статус очень сильно влияет на вероятность истязаний и унижений в милиции.

Люди против пыток, но «руки надо отрубать»

Социологи решили выяснить, как же общественность Украины относится к незаконному милицейскому насилию. Выяснилось, что подавляющее большинство наших сограждан (61%) знают о том, что в милиции задержанных бьют и мучают, и считают эту практику распространенной. 14% уверены в малой распространенности этого явления, а 25% затруднились с ответом. 52% украинцев считают, что незаконного насилия в милиции не должно быть, но, с другой стороны, почти половина опрошенных граждан заявляет, что данная практика допустима «в отношении определенных людей, в экстремальных ситуациях», а 3% вообще уверяют, что без пыток и битья работа милиции невозможна. Фактически общество разделилось пополам в оценке милицейского насилия, но, увы, большая часть из той половины, которая против насилия, отвечая на вопрос о том, что делать с теми или иными преступниками, высказалась примерно так: «Да руки надо рубить, чтоб не воровал!»

Еще один неожиданный факт: когда людей попросили перечислить 11 недостатков милиции, насилие заняло восьмое-девятое место, значительно «отстав» от таких факторов, как волокита, бюрократизм или коррупция. Ученые попытались выяснить, почему наш народ так лояльно относится к жестокости правоохранителей. Первой причиной специалисты считают боязнь преступности, которая в нашем обществе, оказывается, довольно сильна. То есть люди готовы простить милиции все что угодно, лишь бы она защитила их от бандитов и воров. Вторая причина: люди считают, что без всех этих незаконных методов милиция не сможет эффективно противостоять бандитизму (кстати, большинство милиционеров не верит, что эту практику удастся искоренить, так как считают ее незаменимой). Еще один феномен — большинство людей уверенный, что пытки и побои получают люди, которые их «заслужили»: людям удобнее думать, что избитый милицией человек «сам напросился». С такими мыслями легче жить, поэтому большинство прохожих, ставших свидетелями деловитого пинания блюстителями порядка упавшего в грязь человека, зайдя за угол ближайшего дома, убеждают себя, что были свидетелями не преступления, а борьбы с преступностью.

Исследователи подчеркивают, что в этом году многое изменилось: прежде всего сами люди больше не хотят безропотно терпеть унижения и избиения. Все чаще они начинают добиваться справедливости, обращаться за защитой своих прав в прокуратуру или суды. Увы, как отмечают правозащитники, прокуратура пока не пошла на контакт с общественными организациями; больше того, зачастую этот правоохранительный орган отказывает в возбуждении уголовного дела в подобных случаях. В такой ситуации гражданину необходимо успеть в семидневный срок обжаловать решение прокуратуры в суде, но об этом ведь нужно знать… А те, кто знает, все чаще добиваются справедливости, так как суды уже не «покрывают» живодеров в погонах. Кстати, судьи во многих случаях отказываются рассматривать признания, «выбитые» следователями, да и наказывают «палачей» все строже. Увы, из огромного количества случаев насилия до суда пока доходят лишь единицы. По всей Украине за этот год было возбуждено лишь 17 дел, а по Харьковской области — только четыре.

Зло процентом не измеришь

За каждой цифрой и каждым процентом — конкретные судьбы и боль людей. Причем людей не каких-то абстрактных, а обычных, наших, которым просто не повезло однажды и они встретились с определенным сотрудником милиции. Это вовсе не обязательно были виновные в чем-то граждане, или бродяги, или рецидивисты. Среди избитых и униженных — и примерные семьянины, и трудолюбивые работники, и даже дети (хотя авторы книги насилие над детьми в милиции и не изучали). И поэтому рассказы людей, с которыми пообщались авторы книги, являются самым серьезным обвинением в адрес милиционеров, применяющих в работе незаконные методы. Например, воспоминания человека, которого подозревали в убийстве: после задержания его некоторое время пытали, то подвешивая на трубу, то зажимая между стульями, то надевая на голову полиэтиленовый пакет. Но он не сломался, выдержал. Тогда милиционеры пригласили в кабинет его беременную жену, а в соседней комнате (в присутствии задержанного) стали обсуждать, выдержит ли женщина те же пытки, что ее муж. Он сразу же признался, причем, виновен ли он на самом деле, похоже, никого из правоохранителей даже не волновало…

Другая история — человека после обыска вывели из дома и посадили в машину. Рядом сел человек богатырского телосложения. Стал спрашивать об оружии. Разумеется, никакого оружия у гражданина не было, и обыск это подтвердил. Но как только задержанный напомнил о результатах обыска, милиционер стал бить его в солнечное сплетение, а затем заставлял наклонять голову и бил по голове. Скорее всего, милиционер мстил гражданину за собственную глупость и недотепство, за собственное убожество и профнепригодность. А порой милиционеры сами пытаются скрыть собственные преступления. Например, одного харьковчанина сделали инвалидом оперативники, «крышевавшие» публичный дом. Дело в том, что мужчина волновался, так как «заведение» было расположено в коммунальной квартире по соседству с ним и клиенты не давали спокойно жить его семье…

А вот, например, рассказ бывшего директора одной из фирм: «Мне вменялась неуплата налогов — самое интересное, что за период, когда я не был директором. Я пытался потребовать адвоката, но они сказали, что «лучший твой адвокат — это мы». Били руками. Еще били ногами — прыгали коленками по туловищу. Я лежал на полу, а по мне прыгали. Еще пакет надевали на голову и держали, перекрывая доступ кислорода. То есть душили. Еще угрожали бить в паховую область. Когда я чувствовал, что меня сейчас будут бить, я останавливал их действия, говорил: «Хорошо, я буду писать». Потом я писал все, что мне говорили, то есть когда мне развязывали руки, они сами говорили, что писать. Я потом отказывался, мне опять завязывали руки сзади, я снова говорил, что буду писать. Но я писал неразборчиво, и даже не понимал, что пишу, делал ошибки. После этого они набрали все на компьютере и заставили меня подписать…» Последствия допроса для предпринимателя — сотрясение мозга средней тяжести, ушибы почек, растяжения и синяки. Главной целью милиционеров, судя по рассказу, приведенному в книге, было запугать, а затем — вымогать деньги.

Насилие милиция унаследовала еще от царской охранки. С арестантами в нашей стране никто никогда особо не церемонился. В милиции одни за другими сменялись начальники и командиры, но на их «высоком» уровне информация о зверствах подчиненных словно «растворялась», а жалобы с мест чаще всего «исчезали». Новая книга — явное свидетельство того, что теперешний министр внутренних дел о зверствах своих подчиненных знает: по крайней мере именно он подписал предисловие издания, а значит, наверняка читал его. Хочется надеяться, что ситуация в наших правоохранительных органах после выхода в свет этой книги изменится, причем изменится всерьез. Увы, бестселлером издание не станет, его тираж — всего тысяча экземпляров. Вот только попали бы эти экземпляры в хорошие руки, а то, знаете, одна из самых распространенных пыток — битье Уголовным кодексом по голове.

Как бы то ни было, пройдет еще не один десяток лет, прежде чем мамаши перестанут пугать детей милиционерами…

«Вечерний Харьков»

Читайте также: