Рассказы заключенных ИК-8 для ранее судимых женщин (фоторепортаж)

Фотограф Ирина Емец попросила заключенных женской ИК-8 в Костромской области показать свои любимые места в колонии и рассказать, о чем они мечтают и о людях, по которым они скучают. .

Дженита, 53 года

В детстве девочки выбирают женские профессии, а я любила очень машины. Мне говорили: кем хочешь быть? Я говорила: шофером. Я хотела быть водителем автобуса или троллейбуса, хотела иметь свою машину, чтобы гонять на скорости по трассе, путешествовать.

Я хочу хоть год-два на свободе. В самых моих смелых мечтах я выхожу и звоню Леночке: доченька, забери меня, помоги. Самое обидное это то, что я даже не испытала в жизни, что это такое — быть матерью. После меня пустое место. Лагеря, лагеря, лагеря.

Кто я, если бы все сложилось так, как я мечтала в детстве? У меня хорошая дружная семья, трое детей, как пухляшки одетые две девочки — мы как подруги, я нахожу с ними общий язык. Сын у меня в кадетах. Пришел сейчас гордо домой, стоит в дверях в своем военном костюме.

Господи, как я счастлива быть женой и матерью! Я каждый день по-разному готовлю, спрашиваю у мужа, звоню ему. Сегодня салат, сок, конфеты, воздушный зефир в шоколаде — все выложу на стол, что есть. Живем мы, где нет ветра, где тепло и много цветов.


Ольга, 32 года

Как я могу сказать, если я не знаю других городов, тем более — других стран? Знаю Коряжму только. Жила бы там в маленьком домике, своем, с участком. Собака у меня есть — большая овчарка. Она живет со мной, и я с ней могу спать. Живу одна с моей собакой. Мне проще одной жить.

Иногда, под мое настроение, приходят подруги и друзья. Сегодня, например, придут — пойдем в ресторан, бар или ночной клуб. Я люблю ночью сидеть где-нибудь. Я бы танцевала. Отдыхала. В баре ничего нет из еды вкусного, сок яблочный возьму, будем болтать и танцевать, если настроение будет. Нормальная гулянка до пяти утра! Собака сама погуляет выбежит.

У меня спортивный имидж. Я редко джинсы надеваю, платье не ношу, не нравится ни краситься, ничего, как пацанка я люблю. Одену спортивный свободный балахон темный, черный, белые широкие штаны. Я люблю светлый цвет.


Екатерина, 28 лет

Я даже не могу представить. Я живу в Ярославле, со своей дочкой. Работаю. Хотела сказать швеей, но подумала — ой, боже упаси… Не работаю я вообще. Обеспечивает муж. А я ребенком занимаюсь.

Тяжело представить, чем я еще занимаюсь — не знаю вообще. Ребенок у меня только один. Ни кошек, ни собак нет. Муж на работе, жду его на обед, приготовила солянку. Настя не будет солянку, ей приготовила ее суп, другой — детский.

Пообедаем, Настю уложу спать — тихий час. Сама с Настей полежу, потом делами займусь: приберусь для начала, затем в компьютере полазаю, пообщаюсь со всеми.

Наркотиков нет, надоели они. Каждый человек расслабляется по-своему. Я, например, вообще не люблю вино. А вот наркотики привязались, будь они неладны.


Юля, 32 года

Тяжело [представить]. Мы поменяли с мамой эту двушку, в которой было все плохо, поменяли на квартиру в новом районе — она большая, трешка. У нас есть Саша, мама, я. У меня обеспеченный любовник. Я работаю в его фирме секретарем-референтом. Воспитываю ребенка, живу с мамой. Она не болеет. Та девочка не родилась, у меня только Саша. Он учится, занимается профессионально футболом, хочет стать Сашкой Роналдо.

У нас сегодня выходной, и мы пошли гулять. Мама прибирается в квартире, а мы едем сначала в зоопарк, потом поедим где нибудь, потом поедем играть — он любит всякие электронные штуки-игры. На мне свои вещи, которые купила сама — он мне дает на расходы, я могу пойти и в «Манго», и не в «Манго», везде. На мне сейчас брючки черненькие зауженные, туфельки на высоком каблуке — сегодня жарко — пиджачок коротенький, водолазочка светленькая.

У меня еще есть кошка, британка черепаховая, которая будет рожать котят. Она дикая и любит только меня. Я сама приготовлю ужин, мы с Сашей купим все заедем. Запеку курицу в духовке. Фрукты будут на столе. Салатик сделаю, шарики из плавленного сыра с яйцом. Вина красного с мамой выпью. Будем ужинать втроем! Саша, пока готовлю, в планшете посидит. Поужинаем, пожелаю всем спокойной ночи — и спать.


Галина, 27 лет

Я не люблю вообще такие фантазии. Я довольствуюсь тем, что есть. Можете верить, можете нет, но меня устраивает в данный момент, что я нахожусь в колонии — может, это уберегло меня от чего-то более ужасного. Может, в этой же колонии, при других условиях, меня бы что-то не устраивало, но меня все устраивает.

У меня есть близкая подруга, старше меня, мы с одного города, она всегда даст мне совет. Морозова. А так, я никогда не завожу на воле подруг — поверхностно общаюсь. Единственное желание, чтобы бабушка меня дождалась. Ей 85 все-таки.


Н., 36 лет

Я в Москве на большой сцене или в кино снимаюсь. Или в сериалах. Я живу в Москве. У меня семья, как у нормальных людей. Мне и без мужа неплохо, поэтому, может, и нет у меня мужа. Двое детей. Сейчас вечер, 17:30, я задержалась на съемках. Ужин, уроки. Сегодя на ужин рыбка — форель с киви, с сыром, с майонезиком в фольге, в духовочке. Мы очень любим так.

У меня два йорка, выставочных. Мы имеем кубки и дипломы, я за вязку деньги беру. Рыбки, попугай, кенар поет: «Караул, ящерица сдохла».

Я всем вам говорю сейчас: наркотики никогда в жизни не пробовать! Вообще ни разу! Никогда в жизни! Никаких — ни легких, ни тяжелых. Умоляю! Это — жизнь под откос.

Вот мой сыночек второй настолько в меня, как он на меня похож… Как я хочу видеть его сейчас. Как я вообще могла семью променять на наркотики! Хорошо, что с годами это приходит. Я все тут поняла. И хочу сохранить мою семью.

Светлана, 39 лет

Если бы была жива мать… Я даже злилась на нее, что она умерла и оставила меня одну. Если бы была она жива, все было бы по-другому. При ней я бы и думать не смела о плохом — наркотиках, [о том,] чтобы бросить учебу. Я бы закончила техникум, пошла бы учителем работать. Я думаю, что все было бы хорошо. Может, даже брат бы не умер, если бы она не умерла. Знаете, это как злой рок — мы все родились в одно число, только в разные месяцы. Отец рано ушел, мне годик был. Мать, брат. Я совсем одна осталась. Может, я и выведу всех. Я буду очень стараться.

Мечтаю увидеть дочку. Хотя бы посмотреть сейчас на ее фотографию. Я понимаю, какой тяжелый может быть разговор, поэтому просто хочу на нее посмотреть. Хотя бы только посмотреть. Можно, чтобы она не знала — просто взглянуть.

Мне страшно. Действительно страшно. То, что мне надо исправить… Хочу, чтобы рядом был человек, который меня поддержит.


Наиля, 37 лет

С матерью тут пообщалась, перезванивались. Поняла, что мы чужие. Сначала я обрадовалась: «Как дела, дочка?». Одно слово «дочка» — бальзам на душу. Пять минут, и я поняла, что ей в жизни ничего не нужно, кроме моих диванов и телевизоров. Пусть возьмет, я выйду, все наживу. К этой семье больше не подойду ни на шаг.

Попросила мать мои документы все прислать, а она сказала, что не знает, где они; говорит, некогда искать, копаться. Как мне ее понять? Две недели пила, отмечала, что меня посадили. Она отправила меня в один конец: пророчила, что не освобожусь. Мне кажется, даже чужому такое не пожелаешь, а материнские проклятия очень сильны. Меня спасает только вера — единственная моя поддержка и успокоение. И надежда, конечно.

Брат, который средний, был самый близкий для меня — помогала ему, всегда вместе — попросил больше его не беспокоить, как узнал, что меня осудили. У меня оборвалось что-то внутри. Я не верила сначала, думала, обманули. Потом уже с зоны ему позвонила, он мне сказал: «Да, именно так». Ну все, счастливого пути.

У меня нет этому объяснения. Родственников не выбирают, их бог дает. Кто я тебе, сестра, или чужой мужик? Все, что смогла — пожелать удачи; сказала, что умерла для них. Он [брат] женился, ребенок у него родился. Но жены меняются, дети вырастают, а кровные узы никуда не денутся. Пусть думает сам, ему тридцать лет. Если он мне позвонит с прощением, не знаю, прощу ли его. Наверное, не смогу общаться как раньше.

А может быть и прощу. Прощу. Это как будто вчера все произошло. Я мечтаю, чтобы мой брат был счастлив.


Александра, 29 лет

Я мечтаю, чтобы мама меня дождалась. Я мечтаю быть рядом с матерью, когда я ей нужна, как никогда. Я не успела дать ей ребенка, которого она хотела, моего именно. Я мечтаю о детях. Я мечтаю пройти это испытание все и сразу. Я мечтаю не стать злой, нервной и твердой, мечтаю остаться сама собой, не растерять то воспитание, которое папа в меня вложил. Я мечтаю, чтобы мне не было так тяжело. Я мечтаю не сломаться.


Елена, 33 года

Моему сыну будет десять. Они ко мне приезжают. Все меня любят, все ждут. Мама с ним постоянно беседует, разговаривает.

Он вправе мне сказать, что я его не воспитывала и слушать он меня не собирается. Он будет прав, я виновата перед ним за это. Я мечтаю показать ему своими действиями и поступками, что я хочу все возместить. Мой ребенок мудрый. Он знает, что я здесь. Когда он был маленький, это вообще для него даже была гордость и круто. Мама с ним разговаривала, что это совсем не так.

На моем примере я хочу показать, что наркотики — это плохо. Я хочу, чтобы он учился. Я хочу работать, создать для него условия не хуже, чем у других. Я могу сказать: да, я больше не буду употреблять. Я мечтаю, чтобы родные верили в меня.


Марина, 35 лет

Когда я была моложе, то винила маму: недостаток внимания, предоставлена сама себе. Потом, оценив все, прокрутив не один раз мою жизнь, поняла: мама во всем была права, когда запрещала ходить в эту компанию, когда запирала, наказывала.

Я не знаю… С детства надо закладывать какие-то ценности, примеры. Я маленькая видела такие вещи, которые для меня считались нормой — смотрела на пьющих, потому что жили в коммуналке. Я привыкла к этому и не понимала, что это настолько плохо и ужасно.

Моя свекровь сейчас очень правильно воспитывает мою дочь. Я вот отправила домой фотографию с концерта, где танцевала — ярко-красная помада, волосы на роспуск, шорты, ботфорты. Свекровь мне звонит и говорит: «Марина, ты не обижайся, ты хорошо выглядишь, но я ребенку такую фотографию показывать не буду, потому что она любит тебя, ты пример, ты образ, к которому она стремится». Я поняла, что так и есть, что так надо и так должно быть.

Поэтому у меня есть мечта, чтобы теперь все было правильно и хорошо.

Я хочу жить в Австралии. Там климат мой. Наверное. Я не знаю ничего про Австралию, но по картинкам я хочу туда и всегда об этом мечтаю. Если бы была моя воля, я бы валялась на солнце целыми днями — несмотря на то, что я вичевая, и мне это вредно.


Надежда, 28 лет

Последние два года мне все вспоминается Ромка. Я не виню его, но всегда думаю: вот если бы он не повесился, сейчас было бы все по-другому. Насколько тогда изменилась бы вся моя жизнь! Все хочу понять, что же тогда я сделала неправильно? Как в мои 13 лет я могла повлиять на ситуацию? Я даже не могла понять ее до конца. И меня еще в ней и обвинили. Для меня это была трагедия. Я его действительно любила. Если бы он был, просто был, был неважно где, хоть на другом конце планеты, но живой, меня бы здесь не было.

Я последние годы только об этом думаю и хочу понять эту ситуацию. 
Я мечтаю увидеть сейчас Ромку. Я всегда так рада его видеть, когда он мне снится, я всегда так жду этого. Кроме вас я еще никому этого не говорила, но я всегда очень радуюсь, когда он мне снится.

Я никогда не жила одна, никогда не жила сама для себя, я даже никогда вокруг себя других мужчин не видела. Я даже не знаю, нравилась ли кому нибудь, потому что мне это было неинтересно.

Не хочу воровать. Не хочу этих легких денег, да какие они легкие — это просто так говорится. Ты каждый раз себя морально уничтожаешь, и они никогда добром не обходятся. Вот лично я их еще и брезгую. Я никогда не тратила их сама на себя. И вот если бы не было моего цыгана, то я бы работала спокойно. Мне бы хватало, мне много не надо. Я мечтаю пожить так, как живут нормальные люди. Уважать саму себя хочу. Я что-нибудь придумаю.

 

Автор: Ирина Емец, Медиазона

Читайте также: