Молодежная преступность в Италии: примирись с твоей жертвой!

Среди качественных характеристик преступности несовершеннолетних современной Италии криминологи отмечают рост насильственных преступлений и преступлений, связанных с наркотиками, а также преступлений, совершенных мигрантами и женщинами. Показатели насильственной преступности конца 1980-х были в три раза меньше показателей, фиксируемых полицией в настоящее время. Грабеж, как и многие другие виды преступлений, является фактором, дифференцирующим территорию Италии на «север» и «юг» по шкале «опасность/безопасность» граждан: 50 грабежей на 100000 несовершеннолетних на юге, 35 в северных регионах и 44 в центральных регионах Италии. Традиционно большое количество убийств совершается в южных регионах страны: на Сицилии, в Калабрии, Пиглии, где, например, на 100000 несовершеннолетних в возрасте 14-17 лет ежегодно приходится пять убийств. Это в десять раз выше аналогичного показателя некоторых северных и центральных регионов страны, таких как, например, Ломбардия, Марке, Умбрия, Молиза, где этот показатель составляет менее 0,5 случая.

Рост преступлений, связанных с насилием, происходит на фоне увеличения числа преступлений, связанных с наркотиками (распространение, хранение и т. д.). В начале 1990-х годов несовершеннолетними на 100000 подростков в возрасте от 14-17 лет совершалось 50 преступлений, связанных с распространением наркотиков. В конце 1990-х их стало уже больше ста. При этом вовлеченность несовершеннолетних в подобные преступления в большей степени характерна для центральных и северных регионов страны.

Изменяется и социальный портрет молодого преступника. Сегодня чаще других это несовершеннолетние мигранты и девушки. Статистика показывает, что на протяжении 1991-1998 годов число насильственных преступлений, совершенных молодыми иностранцами, увеличилось с 18 до 26%. Наибольшая часть несовершеннолетних правонарушителей — мигранты из стран бывшей Югославии, молодежь цыганского и румынского происхождения. Другая многочисленная группа несовершеннолетних правонарушителей — подростки из Марокко и Албании.

36% от общего числа всех преступлений несовершеннолетних приходится на девушек. При этом доля девушек-итальянок составляет только 14%. Подавляющее большинство девушек-правонарушительниц также являются иммигрантами. Здесь важно заметить, что многие несовершеннолетние совершают правонарушения до достижения возраста минимальной уголовной ответственности за такие деяния (то есть 14 лет), а потому не преследуются законом. Этим во многом объясняется количественный разрыв в показателях регистрируемых преступлений и количества судебных расследований в отношении несовершеннолетних.

Причины криминальной ситуации

Согласно криминологическим исследованиям, во многих странах мира существует устойчивая корреляция уровня убийств с уровнем безработицы и экономическим благосостоянием населения. Действительно, отличительными чертами социальной жизни южных регионов Италии являются большой уровень безработицы и бедность, дополняемые высоким порогом культурной терпимости к насилию со стороны коренного населения.

Другим фактором, объясняющим рост насильственной преступности и преступности, совершаемой иммигрантами, часто называют организованную преступность. Несмотря на то, что организованная преступность (мафия) наиболее развита на юге Италии, а высокая концентрация иммигрантского населения наблюдается преимущественно на севере и в центре страны, связь между ними имеет эмпирические подтверждения. Действительно, вовлечение несовершеннолетних в организованную преступность характерно в большей мере для южных регионов: Кампании, Калабрии, Пиглии и Сицилии. Согласно результатам исследования, проведенного в южных, прилегающих к Риму частях страны, несовершеннолетние здесь в меньшей степени защищены от влияния мафии, в большей степени склонны разделять ее ценности и идеалы, представлять себя и свой дальнейший образ жизни в сфере организованной преступности.

Исследование, проведенное Департаментом ювенальной юстиции Министерства юстиции Италии в 1998 году, также показало, что данный механизм воспроизводства преступности присутствует и в северных регионах страны. В отличие от юга несовершеннолетние на севере вовлечены в организованную преступность главным образом через участие в сфере распространения наркотиков. Согласно анонимным отчетам подростков о совершенных ими преступлениях, 94% опрошенных в северных регионах страны указали, что они когда-либо хранили, распространяли наркотики; в то же время только 25% их сверстников на юге имели подобные криминальные практики, но при этом больше участвовали в грабежах, вымогательстве, незаконном использовании оружия.

Как уже было отмечено выше, Италия является одной из европейских стран, лидирующих по числу нелегальных мигрантов из государств — не членов Евросоюза, преимущественно из стран бывшей Югославии, Марокко и Албании. Их жизнь протекает в тяжелых условиях: бедность, слабые или отсутствующие социальные связи, неполные семьи, проблемы в школе. Молодые люди из мигрантской среды в наименьшей степени защищены от эксплуатации криминала (принуждение к торговле наркотиками, например) и более «видимы» для полиции и ювенального суда. Другими словами, несовершеннолетние мигранты имеют больше шансов быть вовлеченными в криминальную деятельность, быть задержанными, осужденными и направленными в закрытые учреждения, чем их итальянские сверстники. Исследование Барбали показывает, что вероятность задержания и последующего судебного осуждения подростка- неитальянца за кражу в супермаркете в два раза выше, чем подростка-итальянца.

«Итальянская модель» ювенальной юстиции

В истории современной итальянской ювенальной юстиции можно выделить пять периодов.

Первый период (1934-1956 гг.) характеризуется преобладанием «карательной парадигмы» наказания несовершеннолетних правонарушителей, согласно которой наказание подростка понимается как неотъемлемая часть справедливого правосудия и имеет своей целью превенцию дальнейших правонарушений самого подростка и других членов общества. В конце первого периода в Италии открываются ювенальные суды. Второй период (1956 — середина 1960-х годов) характеризуется как «гуманистический» и отличается преобладанием реабилитационных идей в отношении несовершеннолетних. Начало второго периода связывается с введением в действие в 1956 году целого ряда законодательных актов, существенно реформирующих национальную социальную политику и инфраструктуру социальных учреждений. Третий период (конец 1960-х — начало 1980-х годов) характеризуется законодательными изменениями в области семейной политики, которые легитимировали приоритет применения к несовершеннолетним правонарушителям мер административного воздействия. Четвертый период был открыт принятием нового закона в 1977 году, реформами сферы социальной защиты населения и процессами децентрализации административных органов власти. Указанные изменения усилили реабилитационные меры в отношении несовершеннолетних и придали им другое значение. Начиная с 1977 года муниципалитеты начали развивать собственные социальные службы на местах, включив несовершеннолетних в одну из целевых групп вновь созданных учреждений. Изменения на уровне законодательного дискурса получили свое подкрепление на уровне практики: реабилитационная работа с несовершеннолетними правонарушителями стала осуществляться не только судебными социальными службами, но и социальными службами муниципалитетов, осуществляющих работу с семьей. Пятый период был открыт принятием нового Уголовного кодекса Италии в 1988 году, закрепившего современную структуру институтов ювенальной юстиции.

Современный институт ювенальной юстиции в Италии включает в себя ювенальные суды, прокуратуру, судебные социальные службы и пенитенциарные учреждения. Все эти институты подведомственны Министерству юстиции и тесно сотрудничают с другими организациями, работающими в этой сфере: с полицией, муниципальными социальными службами, волонтерскими службами. Всего на сегодняшний день существует 29 ювенальных судов, 29 прокуратур и столько же судебных социальных служб. Все структуры традиционно располагаются в одном здании.

В Италии, как и в ряде других стран, ювенальный суд формируется и состоит из профессиональных судей и определенного числа ассистирующих им судебных заседателей. Судебные заседатели регулярно отбираются из числа экспертов, профессионально занятых в работе с детьми и подростками в таких сферах, как психология, криминология, социология, психиатрия и др. Обычно состав судебных заседателей меняется каждые три года.

Ювенальные суды рассматривают дела гражданского, уголовного и административного характера. Возраст минимальной уголовной ответственности в Италии составляет 14 лет. Дети, совершившие правонарушения до наступления 14 лет, согласно законодательству, не несут уголовную ответственность за свои поступки. Она распространяется только на подростка, достигшего 14 лет и только при условии признания его судом «полностью понимающим и осознающим свой поступок». Административная ответственность распространяется на так называемое «социально-дезадаптационное», допреступное, поведение несовершеннолетнего в возрасте до 18 лет. В случае привлечения несовершеннолетнего к административной ответственности суд может постановить поместить подростка под контроль социальных реабилитационных служб или направить его/ее в коррекционное учреждение. При защите детей и подростков до 18 лет, находящихся без должного семейного надзора и попечения или получающих некомпетентную родительскую заботу, возбуждаются гражданские дела. В таких случаях суд решает изъять — на время или навсегда — ребенка из родительской семьи и направить его либо в приемную семью, либо в интернатное учреждение.

Информация о преступлении поступает в прокуратуру от граждан, полиции и муниципальных социальных служб. Судебное расследование инициируется прокурором. Согласно итальянскому законодательству, суд может применить к несовершеннолетнему четыре меры воздействия, три из которых являются альтернативными мере наказания в виде лишения свободы. Ювенальный суд, как правило, использует все альтернативные меры с целью недопущения несовершеннолетнего в тюрьму. Первая мера — признание правонарушения «незначительным». Вторая — «судебное прощение» (в случае, когда правонарушители приговорены к наказанию до двух лет лишения свободы и когда можно утверждать, что они не совершат повторного преступления). Применение указанной меры требует сохранения дела несовершеннолетнего на специальном контроле до достижения им 21 года. Третья мера воздействия, введенная новым Уголовно-процессуальным кодексом 1988 года, — так называемая «досудебная пробация».

Итальянская служба пробации имеет национальную специфику и отличается от подобных служб других стран. Пробация в Италии подразумевает лишь приостановку судебного разбирательства дела несовершеннолетнего на определенный промежуток времени. В течение этого пробационного периода (в среднем восемь месяцев) несовершеннолетний обязан посещать реабилитационные и образовательные программы и проекты, зачастую организуемые местной церковью. Важно заметить, что мера «досудебной пробации» применяется ко всем без исключения видам преступлений, в том числе и к убийствам. Программы «досудебной пробации» составляются и руководятся работниками судебных социальных служб и зачастую проводятся в сотрудничестве с муниципальными государственными социальными службами. Штрафы редко используются как мера наказания несовершеннолетних в отличие от стран англо-американской системы правосудия или Франции и Германии. Возмещение ущерба или вреда, хотя и предусмотрено законом, также используется крайне редко. Согласно судебным отчетам, ежегодно 30-40% дел несовершеннолетних заканчивается «судебным прощением» и только в 6% случаев правонарушитель направляется на «пробацию» (данный показатель растет год от года). Применение меры «пробации» в более широкой практике ограничено многими факторами, не в последнюю очередь неразвитостью инфраструктуры социальных служб, особенно в бедных частях страны.

Итак, только в случае невозможности применения к несовершеннолетнему правонарушителю вышеперечисленных мер воздействия суд приговаривает его к наказанию в виде лишения свободы. Сеть пенитенциарных учреждений для несовершеннолетних включает в себя 25 центров временного содержания несовершеннолетних и 17 тюрем для несовершеннолетних. В центрах временного содержания несовершеннолетние находятся в течение первых дней после ареста в ожидании результатов расследования и слушания дела в суде. Согласно статистическим данным, ежегодно в тюрьмы Италии помещается около 2000 молодых людей. Средний срок нахождения несовершеннолетнего в тюрьме составляет пять месяцев. Поэтому ежедневно в тюрьмах страны находится до 500 несовершеннолетних заключенных, что делает Италию одной из стран с самым низким показателем несовершеннолетних заключенных среди государств Западной и Центральной Европы.

В целом, начиная с 1990-х годов тюремная изоляция применяется преимущественно к несовершеннолетним мигрантам, не имеющим должной социальной опеки и поддержки, а потому промышляющим торговлей наркотиками или мелким воровством и карманными кражами, как, например, часто бывает в случаях с девочками-цыганками. Согласно итальянскому законодательству, мигранты, не имеющие социальной опеки, не могут ни работать, ни быть депортированными из страны до достижения ими 18 лет. Направление в изоляционное учреждение для мигрантов-правонарушителей остается едва ли не единственной мерой воздействия, поскольку назначение «досудебной пробации» при отсутствии поддержки со стороны семьи и местного сообщества признается невозможным и нецелесообразным. Если в 1983 году доля несовершеннолетних иностранцев в тюремном населении составляла 30,7%, то в 1998 году — уже 53,2%.

«Восстановительное правосудие» в итальянской ювенальной юстиции: эксперименты по примирению жертвы и правонарушителя

Социальная неудовлетворенность ростом преступности несовершеннолетних, низкой эффективностью существующих программ профилактики и работой системы правосудия породила всемирное движение за восстановительное правосудие. Восстановительная парадигма трактует правонарушение как событие, разорвавшее социальную ткань жизни местного сообщества. Главная задача правосудия заключается в восстановлении баланса социальной жизни людей, утраченного ими в результате конфликта, — в примирении сторон-участников при опоре преимущественно на механизмы неформального контроля]. Основные процедуры восстановительного подхода включают в себя два главных компонента: медиацию / примирение жертвы и правонарушителя и заглаживание вины / возмещение нанесенного вреда, ущерба. Согласно М.Райту, «медиация является процессом, в котором жертва и правонарушитель встречаются для обсуждения проблемы с участием третьего беспристрастного лица (медиатора), либо непосредственно, «лицом к лицу», либо заочно. Цель медиации — дать возможность жертве выразить свои чувства и претензии, а правонарушителю — осознать и признать свою ответственность». Заглаживание вины обидчиком перед пострадавшим (в контексте медиации) помогает восстановлению права пострадавшего на возмещение ущерба (физического, эмоционального), причиненного ему в результате преступления. Если жертва не желает получить компенсацию лично, то компенсацию может получить местное сообщество, где проживают обе стороны конфликта. Компенсация может включать как извинение, финансовую выплату, работы и услуги по возвращению или ремонту вещей, так и добровольное участие нарушителя в реабилитационных и образовательных программах.

Начиная с конца 1980-х десятки восстановительных программ, в том числе и по примирению жертвы и правонарушителя, уже успешно действовали в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Великобритании и других европейских странах. В Италии эти процедуры начали экспериментально применяться с середины 1990-х годов. Как отмечает А. Местиц, внимание итальянского профессионального сообщества к идеям восстановительного правосудия возникло еще до формального появления первого Центра по примирению (далее — ЦП) в Турине в 1995 году.

Прежде чем приступить к анализу практик восстановительного правосудия в работе ЦП, результатов их применения в ювенальной юстиции необходимо отметить три важных факта. Первый: настоящий Уголовно-процессуальный кодекс ювенального судопроизводства в Италии не включает специальных частей по проведению «медиации». Однако некоторые его нормы постоянно применяются в целях проведения практик восстановительного правосудия, в том числе и медиации. Второй: решение о направлении дела в ЦП судьи и прокуроры принимают, когда жертва и правонарушитель знакомы между собой, а совершенное преступление ставит под угрозу их взаимоотношения, и когда несовершеннолетний впервые предстает перед судом. Третий: при отсутствии специальных норм, прямо устанавливающих процедуру примирения сторон, судьи и прокуроры на практике направляют дела в ЦП, опираясь при этом на различные законодательные нормы.

Чаще всего прокуроры направляют дела несовершеннолетних в ЦП, ссылаясь на статью кодекса об «оценке личности несовершеннолетнего» в ходе «предварительного расследования» и/или «предварительного слушания дела». По заказу прокурора ЦП проводят «предварительное расследование»: изучают семью несовершеннолетнего, его ближайшее окружение и друзей. Судебная социальная служба также может по поручению судьи проводить социальное расследование по «оценке личности несовершеннолетнего», а может автономно заказать проведение подобного исследования Центру по примирению. Законодателем подобное делегирование функций также не предусмотрено.

Итак, ЦП информируют прокурора и/или судью, судебные социальные службы о результатах «предварительного расследования» или результатах процедуры «примирения сторон», если таковое им было поручено. В случае успешного примирения сторон прокурор принимает решение о прекращении дела.

Судьи, направляя дела в ЦП для проведения медиации и «предварительного расследования», чаще всего используют норму: «направление на досудебную пробацию». Судья может направить дело в судебную социальную службу и/или в ЦП. Заметим, что судейское направление в ЦП менее распространено, чем использование ЦП прокурорами. Одновременно судебные социальные службы также могут самостоятельно направить несовершеннолетнего в ЦП, рассматривая это как часть реабилитационной программы пробационного периода. В случае положительных откликов о прохождении несовершеннолетним реабилитационных мероприятий программы пробации, судья может принять решение о помиловании или прекращении дела, посчитав противоправное деяние подростка «незначительным».

На сегодняшний день в Италии работает восемь ЦП: три на севере страны (Милан, Турин, Тренто), три на юге (Бари, Катанзаро, Фоглия) и два на острове Сардиния. Четыре из них работают с 1995-1996 годов. Каждый ЦП появлялся по инициативе уважаемых в муниципалитете профессионалов из числа ювенальных судей и социальных работников судебной системы, поэтому все ЦП первоначально располагались в здании ювенального суда. Сегодня большая часть ЦП находится в отдельном здании, что способствует их независимости от судебной системы. Все ЦП имеют финансирование из нескольких источников (муниципальный, провинциальный и региональный бюджет), а также получают методическую и организационную поддержку от Департамента ювенальной юстиции Министерства юстиции Италии.

Анализ статистики о работе ЦП наглядно демонстрирует, что количество дел несовершеннолетних, направляемых судьями и прокурорами в ПЦ для проведения «медиации», медленно увеличивается год от года (таблица 1).

Таблица 1. Распределение дел, направляемых в ЦП, в общем числе дел несовершеннолетних, разбираемых в судах, 1995-2000 гг. [15]

Годы Количество дел несовершеннолетних, разбираемых в судах Количество дел, направляемых на медиацию
  N N %
1995 702 33 4,7
1996 1460 48 3,29
1997 1437 78 5,4
1998 2762 89 3,18
1999 2187 153 6,99
2000 2250 180 8,0

Основной «целевой» группой, с которой работают ЦП, являются подростки в возрасте 16-17 лет, совершившие преступления против личности (таблица 2).

Таблица 2. Распределение «согласившихся/не согласившихся» на медиацию в зависимости от возраста и типа преступления, 1995-2000 гг. [16]

Тип правонарушения Согласие несовершеннолетнего на участие в примирении Несогласие несовершеннолетнего на участие в примирении
14-15 16-17 18+ Всего 14-15 16-17 18+ Всего
Против собственности 17 32 11 60 4 14 2 2 20
Против личности 26 73 34 1 134 14 17 13 6 44
Другие 1 1 2 1 1 1 2
Данные утеряны (-) 2 3 1 6 1 1
Всего: 46 109 45 2 202 18 33 17 9 68

Положительные результаты работы ЦП (медиации, реституции) по группе преступлений против собственности немногим выше, чем результаты по работе в группе преступлений против личности (таблица 3).

Таблица 3. Распределение результативности медиации в зависимости от возраста и типа преступления, 1995-2000 гг. [17]

Тип правонарушения Положительные результаты работы ЦП Отрицательные результаты работы ЦП
14-15 16-17 18+ Всего 14-15 16-17 18+ Всего
Против собственности 7 15 5 27 1 1
Против личности 14 33 16 1 64 2 6 8 16
Другие 1 1 1 3
Данные утеряны (-) 1 1 1 3 1 1
Всего: 23 50 22 2 97 3 7 8 18

Все сотрудники, проводящие медиацию в ЦП, работают на волонтерских началах, в свободное от основной работы время. Согласно проведенному обследованию, 42% всех медиаторов являются социальными работниками; 32% медиаторов являются судьями; 22% являются специалистами, имеющими собственную практику, связанную с несовершеннолетними (адвокаты, психиатры и т. д.). Анализ социально-демографического состава группы медиаторов показывает, что более половины медиаторов (56%), работающих в ЦП, — женщины. В подавляющем большинстве медиаторы — это молодые люди (от 28-35 лет — 62%); незамужние/неженатые (58%), бездетные (52%); закончившие бакалавриат (68%), имеющие стаж работы медиатором до 3-х лет (48%); прошедшие формальную профессиональную подготовку и тренинг по проведению медиации, прежде чем приступить к работе (76%).

Противоречия и проблемные точки

Новый социальный институт обострил существовавшие ранее противоречия и обозначил новые «проблемные точки» системы профилактики преступности несовершеннолетних. Одним из проблемных моментов является отсутствие обратной связи между ювенальными судами и судебными социальными службами, с одной стороны, и ЦП — с другой. ЦП, выполняя «социальный заказ» местного сообщества и предоставляя суду результаты собственной работы, не получают никакой информации об окончательном решении суда. При отсутствии формальных законодательных норм работа нового института — ЦП — регулируется нормами неформальными. Взаимодействие медиаторов, судей, прокуроров, социальных работников судебных служб на местах во многом определяется их личными контактами.

Хотя ПЦ работают в Италии уже почти десять лет, они продолжают занимать маргинальную позицию в ювенальной юстиции. На сегодняшний день не существует единой системы оценки результативности их деятельности. Не понятно, каким образом оценивать рецидив, удовлетворенность получателей услуг, учитывать региональную специфику преступности несовершеннолетних, развитость инфраструктуры социальных учреждений и т. д.

О положительном социальном эффекте нового института можно, по мнению итальянских исследователей, говорить на основании того, что, во-первых, внедрение восстановительных практик ознаменовало культурный сдвиг в традиционной и очень консервативной системе правосудия. Во-вторых, на сегодняшний день дискуссии о том, что ЦП стали частью уголовного расследования и процесса, а результаты их деятельности так или иначе влияют на судебное решение, уже оформились в устойчивое консолидированное мнение экспертов и профессионалов. В-третьих, ЦП являются определенно перспективным институтом ювенальной юстиции. ЦП позволяют работать с несовершеннолетними правонарушителями-мигрантами, выступая почти единственной альтернативой мере изоляции, применяемой сегодня к данной категории правонарушителей.

Марина Головизнина, Индекс/Досье на цензуру

Читайте также: