Предновогодние преступления, которые рассмешили всех

Комичного в нашей жизни много. Случается оно и в криминале. Да, знаменит Крым «воровскими сходками», бандитскими 90-ми, зверскими убийствами и неимоверными кражами, но доводилось расследовать крымским сыщикам и дела совершенно иного рода. О таких «преступлениях» до сих пор многие из них вспоминают с улыбкой.

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА. Первая Крымская

Вот такие они, подводники!

История знает немало случаев, когда под Новый год воровали главный атрибут этого праздника — елку. По этому поводу вспоминается уже рассказанная нами новогодняя история, которая произошла в 1988 году. Напомним, двое студентов — парень и девушка, совершенно незнакомых друг с другом и празднующих Новый год в абсолютно разных компаниях, случайно встретились на центральной площади Симферополя под столичной елкой.

Оба были ужасно расстроены и совершенно пьяны по причине расставания в ту ночь с любимыми. На елку, правда, они не позарились, но парню почему-то не понравились елочные игрушки, и он принялся их снимать. Девушка машинально последовала его примеру. Казалось бы, ерунда, но «хулиганов» отвезли сначала в вытрезвитель, а наутро вызвали в райотдел. Что характерно, приличные студенты, отличники учебы — и вот такой казус. Позору тогда было много: в институт сообщили, родителям, чуть уголовное дело не завели… Но закончилось все хорошо — парочка в итоге поженилась.

А вот в истории, которая произошла в канун 1978 года в Балаклаве, все закончилось… военным трибуналом. В этом деле тоже была замешана елка — вернее, голубая ель, которая долгие годы росла перед зданием местного райкома партии.

30 декабря в 7.30 утра в местную милицию сообщили, что похищена, а вернее, срублена райкомовская ель — из трех остались только две. Такое воровство было расценено как очень дерзкое и наглое, ведь удар по престижу райкома был сильный. Именно поэтому по команде был поднят весь личный состав РОВД. У всего народа праздник, Новый год, а у балаклавских ментов аврал. И 30 декабря, и в саму новогоднюю ночь, и 1 января правоохранители рыскали в поисках елки. Балаклава ведь небольшая, поэтому им удалось обойти каждую квартиру и дом с проверкой. Ели нигде не было.

В то время в Балаклаве гостили подводники из Одессы. Если честно, этот факт сразу насторожил милиционеров, но подводников оставили, как говорится, на закуску. А для начала решили проверить местных моряков. Когда и эта проверка не дала результатов, начали коситься на иногородних подводников. И действительно, елку нашли именно у них. Вернее, не елку, а ее обгоревшие ветки — так морячки впопыхах ликвидировали главный вещдок.

Скандал из всего этого вышел огромный. На тот момент слухи об исчезновении райкомовской ели дошли до первого секретаря Севастопольского горкома партии, и он был очень зол. На ноги были подняты военные Севастополя, они, в свою очередь, набросились на балаклавских. В итоге одесситов отправили на гауптвахту, а материалы дела передали в военную прокуратуру. Вот так все оказалось серьезно.

Дуракам закон не писан

В 1996 году в Симферополе в самый канун Нового года случилось неслыханное по наглости преступление, перед которым померкли даже самые скандальные бандитские выходки. Какой-то неизвестный воровал елки и сосны с… Абдала. За несколько дней до Нового года стали исчезать хвойные деревья, посаженные возле могил, вместо них оставались уродливые пеньки. Таким кощунством были возмущены даже бандиты, чьи дружки покоились на Абдале. Тут же были подняты на ноги симферопольские правоохранители, начались поиски злодея. На кладбище была устроена засада. Правоохранители не исключали, что здесь может работать целая группа «лесорубов», поэтому засада была организована серьезная и многочисленная.

В заветный час — 29 декабря в 11 часов вечера на Абдале появился человек с тачкой. Милиционеры глазам своим не поверили: вот так запросто и нагло прийти с тачкой за елками на кладбище мог только разве что ненормальный. Человек действительно медленно шел между могилками прямиком к елкам. Подошел, поставил тачку, вытащил топор и… тут же был задержан на месте преступления.

При поимке особо опасный преступник даже оказал сопротивление. Всю дорогу к райотделу он орал что-то нечленораздельное, и оперативники подумали, что он пьян. А вот уже в кабинете следователя ситуация прояснилась. Похититель кладбищенских елок достал из кармана документы, удостоверяющие, что он… психически больной человек, и ткнул их милиционерам в лицо. Недолгая проверка подтвердила, что задержанный состоял на учете в психиатрической больнице с диагнозом «шизофрения».

Что делать, как известно, дуракам закон не писан, поэтому шизофреника отпустили домой. Каково же было удивление работников милиции, когда на следующий день они приехали изымать у вчерашнего задержанного оставшиеся елки и увидели такую картину. Прямо возле дома шла оживленная торговля хвойными красавицами. Причем это была даже не торговля, а настоящая распродажа.

«Шизофреник» подбивал народ к покупке, выкрикивая цены, которые были значительно ниже рыночных. И народ расхватывал елки с удовольствием, боясь, что не достанется. Сумасшедший мужик стоял довольный, румяный и только успевал складывать купюры в свой уже и без того набитый карман. В общем, дурак оказался совсем не дураком, а весьма смекалистым предпринимателем. Когда людям сообщили, что елки кладбищенские, они были в шоке. А «дурак» только разводил руками: мол, какая разница!

Корова эмигрировала в Турцию

В канун 1981 года в Севастополе произошло убийство. Двум тамошним правоохранителям, которые были на дежурстве и обходили рынок в Стрелецкой бухте, дежурный РОВД сообщил, что в парке неподалеку от рынка лежит труп. Сыщики тут же кинулись в парк. Приезжают и видят: на земле действительно лежит труп, но не человека, а… коровы. Ее сбил проезжавший мимо грузовик. Что делать? Информация о том, что произошло убийство и найден труп, без каких-либо разъяснений уже была передана во все инстанции, включая прокуратуру, поэтому нужно было как-то отчитываться об этом.

Дело, если честно, не стоило и выеденного яйца, но формальностей за собой влекло уйму: разбираться с хозяином коровы, с шофером, сбившим рогатую скотину, заводить на него уголовное дело… Ну не до этого было севастопольским сыщикам — людей убивают, а тут с коровой возиться нужно. Обмозговав все это дело, двое товарищей решили задачу весьма своеобразно.

Они приехали в райотдел и принялись строчить постановление. Дескать, труп коровы найден не был, но имел место инцидент с… эмиграцией этой коровы в Турцию. Звучала эта версия, конечно, безумно, но сыщиков понесло. Они отрапортовали, что буренка сбежала от своего хозяина, плюхнулась в море и поплыла из бухты в сторону Турции, даже не помахав хозяину хвостом. Поэтому в постановлении говорилось: в возбуждении уголовного дела отказать, обратиться к премьер-министру Турции с просьбой вернуть рогатую в родные края, попросить хозяина коровы подтвердить факт отплытия его животного из Стрелецкой бухты в сторону Турции.

На тот момент прокурором был назначен новый человек. Накануне он, признаться, отпраздновал свое назначение с друзьями и в тот злополучный день, когда к нему на стол легло постановление, не очень хорошо себя чувствовал. Он его не раз перечитал, долго обдумывал ситуацию, а потом позвонил в РОВД и гневно спросил: «Что вы тут мне понаписывали?». Но наши сыщики и здесь не растерялись: они в один голос начали уверять, что все произошло именно так. Один из них утверждал, что лично видел коровьи рога, удаляющиеся от бухты в направлении нейтральных вод Черного моря. Другой взахлеб рассказывал, что с помощью мощного артиллерийского бинокля битый час наблюдал, как корова вплавь пересекала государственную морскую границу СССР до тех пор, пока ее силуэт не исчез с горизонта.

Прокурору ничего не оставалось делать, как поверить. Но неведение его было недолгим. Через некоторое время севастопольские правоохранители приехали к нему и рассказали все начистоту. Прокурор выразился крепким словечком, но дело таки замял. Тем более что водитель договорился с хозяином коровы и возместил ему материальный ущерб.

 

 

Читайте также: