«Золотое дно» карпатских потопов

Результаты ликвидации последствий прошлогоднего наводнения в Прикарпатье проверяли многие государственные инстанции. Конечно, злоупотребления были. Согласно прежде обнародованным данным, главными нарушителями оказывались председатели сельсоветов, которые или необъективно распределяли помощь (чужому меньше, своему больше), или использовали выделенные средства не по назначению (к примеру, деньги, предназначенные для ремонта дороги, пускали на нужды сельской амбулатории). Но оказалось… 

Подобным образом расставленные акценты в деле выявления «потопных нарушений» устраивали не всех. Особую категорию среди этих неудовлетворенных составляют некоторые депутаты Львовского областного совета. Кое-кто из депутатов этого уровня, в силу своего статуса нередко сталкивающихся с проблемами глубинки, порой не может пройти мимо очевиднейших нарушений. Группа таких «повышенно активных» деятелей решила сформировать временную контрольную комиссию по проверке использования выделенных на ликвидацию последствий наводнения ассигнований («паводковых средств»). Ее созданию «долго противились», но в конце концов она как-то все же была учреждена.

Сессия Львовского облсовета должна была 20 октября заслушать соответствующие отчет председателя этой комиссии Михаила Блавацкого и доклад главы Львовской облгосадминистрации Николая Кмитя. Увы, по просьбе последнего вопрос был снят с повестки дня и его рассмотрение отложено на неопределенное время. Как предположил г-н Блавацкий — возможно, в расчете на то, что придет зима и снег скроет все следы. Думаю, что читатели «2000» вправе не ждать, когда представитель госадминистрации изложит свою версию использования «паводковых средств», — они получат возможность ознакомиться с результатами работы комиссии уже сейчас. Итак…

«Джентльменский набор» ликвидатора последствий наводнений

Финансовые нарушения депутатская комиссия выявила на всех этапах выполнения работ, среди которых наиболее излюбленный всеми, кому доверено освоение бюджетных средств, — выполнение проектно-сметных работ (ПСР). На этом этапе очень удобно организовывать «откаты»: ведь сюда можно «забивать», скажем, дорогую интеллектуальную составляющую. Это, правда, лишь предположение. Доказанным в «деле» ликвидации последствий прошлогоднего стихийного бедствия было другое обстоятельство, связанное с ПСР.

Учитывая экстремальность ситуации, Кабмин разрешил выполнять аварийно-восстановительные работы без предварительной подготовки проектно-сметной документации. Этим разрешением, к слову, воспользовалась служба автомобильных дорог Львовской обл. Данное подразделение занималось восстановительными работами параллельно с выполнением проектных. Например, мост на автодороге Нижанковичи—Самбор—Дрогобыч—Стрый возле села Нежухов Стрыйского р-на был сдан в эксплуатацию 12 декабря 2008-го, а проект прошел экспертизу лишь 6 декабря того же года. Но многие заказчики указанное послабление со стороны правительства попросту проигнорировали.

Так, только пять сельсоветов Сколивского р-на в ноябре—декабре перечислили «за проектные работы» по укреплению берегов открытому акционерному обществу «Інститут транспорту нафти» 1 163 564 грн. до начала реальных работ на важных объектах. В целом по области таким образом «оприходованы» десятки миллионов гривен. С 1 января нынешнего года финансирование ликвидационных работ приостановлено, поэтому та документация легла мертвым грузом и уже (с учетом сроков) требует перерасчета бюджетов.

Следующий этап, который активно использовался для злоупотреблений, — оценка убытков и определение стоимости аварийно-восстановительных работ.

Так, должностные лица Корналовичского сельсовета (Самборский р-н), «злоупотребляя своим служебным положением, внесли в акты обследования дорог недостоверные данные для получения больших средств на проведение ремонта дорог». Как сообщили членам комиссии жители улицы Коцюбинского в Корналовичах, она «была повреждена только частично», а в актах обследования указано, что полностью, т. е. на протяжении всей длины — 1700 м. Текущий же ремонт, согласно актам произведенных ООО «Агропромінвест» работ, выполнен на 1850 м.

В том же селе, в соответствии с документацией ООО, отремонтировано 400 м улицы Полевой. Между тем длина Полевой, как значится в отчете о результатах оценки стоимости имущества сельсовета, значится, что длина этой улицы — всего 200 м! В данном случае у государства (читай — у потерпевших от наводнения) украдено 48 330,09 грн.

И такие «художества» вскрыты комиссией во всех пострадавших районах. Мелочь? Извольте ознакомиться с «освоением» бюджетных средств в особо крупных размерах!

В городе Самбор капитальный ремонт берегового укрепления насосной станции 1-го подъема местного водоканала оценен в 9 млн. грн. «с копейками». Именно на такую сумму, согласно отчетным документам, выполнил работы подрядчик — ПМК-72 «Львівводбуд». Однако члены комиссии, тщательно обследовав объект, так и не смогли понять, куда те миллионы вбуханы, и к тому же заметили в июле специалистов и работающую технику на объекте, «сданном», если верить бумагам, еще в декабре прошлого года!

«Работа» ПМК-72 пуще других поразила комиссию незаурядной изобретательностью. Так, в городе Борислав среди прочего была выявлена парочка «креативных приемов», примененных при восстановлении берегового укрепления на ул. Шевченко. В частности, только при поверхностном осмотре обнаружилось, что примерно четверть из 613 установленных бетонных блоков «уже были в использовании и содержат признаки существенных разрушений» — хотя акты выполненных работ гласят, что данное предприятие все блоки изготовило само.

Как «верх цинизма руководства» ПМК-72 комиссия расценила включение в акт выполненных работ за декабрь 2008 г. такого пункта, как «укріплення укосів земляних споруд посівом багаторічних трав механізованим способом». Подумать только: зимой откосы площадью 186 кв. м механизированным способом засевались многолетними травами! При этом было внесено — видимо, в снег (!) — 63 кг минеральных удобрений… А обошлось все это «удовольствие» в 33 743 грн. (без НДС). Среди читателей этой статьи наверняка нашлось бы немало желающих безо всяких механизмов посеять траву и рассыпать удобрения на той же площади за сумму, на порядок меньшую! Примечательно, что в июле на указанной площадке комиссия травы не увидела.

Поскольку работы по ликвидации последствий стихии 2008-го имели статус выполняемых в условиях чрезвычайной ситуации, их проведение не предусматривало финансовых ресурсов на развитие подрядных организаций, получения значительных прибылей, оплаты ими налогов и сборов (кроме 20% НДС). Если говорить об определении сумм прибылей, то домостроительные нормы (ДСН) ограничивают соответствующий фиксированный коэффициент на «чрезвычайных работах» диапазоном 2,71—3,77.

Подрядные организации «преимущественно не руководствовались» этим предписанием ДСН, «а также предусматривали в финансовых документах расходы на уплату местных налогов и сборов (коммунальный и земельный налоги, налог на загрязнение окружающей среды)». К примеру, ОАО «Мостобуд» на работах в Бориславе превысило нормы сметной прибыли на 126 тыс. грн. Комиссия пришла к выводу, что суммарно (завышение сметы, необоснованные расходы на возведение временных сооружений, отсутствие подтверждающих расчетов по командировкам) около 15% общей стоимости выполненных работ включено этой организацией в соответствующие акты безосновательно.

Из «варяг» в грешники

Внесли посильную лепту в «копилку нарушений» и представители «братских областей». Прежде всего в отчете отрицательно оценено то, что из средств, выплаченных пришлым ликвидаторам, в бюджет области не поступили отчисления «в разрезе налогов и обязательных платежей». Можно бы точно подсчитать такие недопоступления, но комиссия на глаз прикинула, что речь идет о сумме в «не один миллион гривен». С этими потерями можно было бы смириться, если бы на территории области отсутствовали специализированные предприятия, аналогичные приглашенным извне. Но таковые были.

К примеру, привлеченный на строительство двух мостов в Бориславе мостостроительный отряд № 78 из Черкасс ни технически, ни технологически не отличался от подобных организаций Львовщины, одна из которых расположена всего в 40 км от Борислава. А ведь себестоимость работ, выполненных организацией, чья основная база находится почти за тысячу километров от названного прикарпатского города, однозначно выше: это ж нужно перебросить технику, обустроить временную базу, выплатить командировочные!

Причем черкасский отряд № 78 «всего лишь привлекался», а главным исполнителем выступало киевское ОАО «Мостобуд» — самое мощное в стране мостостроительное предприятие. Значит, нужно в смете приплюсовывать еще средства на переброску (километров на 700) и обустройство киевской бригады. Вот на эти мероприятия (переброску, создание временных сооружений), а также на разборку двух старых мостов и на буровые работы по обустройству береговых опор нового моста денег только и хватило. Дальше, как уже отмечалось, финансирование приостановилось. Проще выражаясь, мостов нет. И в этом году, скорее всего, не будет.

Другой «варяг» — ООО «Восток-2006» из Днепропетровска (за тысячу километров) — занимался текущими и капитальными ремонтами семи мостов в Старосамборском р-не. Ответственность данного общества оказалась достаточно ограниченной. Оно не имело государственной лицензии на выполнение соответствующих работ (что противозаконно). Кроме того, продемонстрировало удивительную точность при определении итоговых цифр ремонтных работ: «300 000,00», «150 000,00» и т. п. При реальной работе столь сильно закругленных цифр достичь невозможно.

Следовательно… Правоохранительные органы должны были бы заинтересоваться «Востоком-2006» как минимум из-за отсутствия лицензии. Но, как вытекало из депутатского отчета, данное ООО никем побеспокоено не было. Вообще-то львиную долю нарушений, выявленных контрольной комиссией депутатов, правоохранители, по утверждению Блавацкого, не углядели.

Хотя кое-кого из особо отличившихся исполнителей «компетентные органы» не заметить все же не смогли.

Так, Херсонское межхозяйственное коллективное дорожно-строительное предприятие получило заказ на берегоукрепительные работы на территории Сколевского р-на (основная база — за тысячу километров). Оно не только нарушило лицензионное законодательство, но и (как отмечалось в материалах КРУ) незаконно получило из госбюджета 111 094,8 грн. только по одному участку выполненных работ. В этом случае уголовное дело было-таки открыто.

Самым близким «варягом» (каких-то 200—300 км) оказалось ЧП «Волынь», которое должно было капитально ремонтировать коммунальные дороги в селе Ступница (Дрогобычский р-н), однако испарилось в неизвестном направлении, как только получило аванс в размере 146,1 тыс. грн. Сейчас правоохранители разыскивают этого кем-то рекомендованного ликвидатора.

Если с «варягами» нередко случаются такие коллизии (а они наверняка имели место и при ликвидации последствий паводков в предыдущие годы), то почему все же к их услугам продолжают прибегать? Комиссия не дает ответа на этот вопрос. Не знает его и автор данной статьи. Но представляется уместным указать на исторический аналог из недавнего прошлого. В советские времена местные хозяйственники предпочитали привлекать к ремонтно-строительным работам не здешних, а «шабашников»: это чужие — приехали на сезон и уехали, и по селу не трезвонили насчет закрытых нарядов. А наряды «шабашникам» закрывали весьма щедро.

От порядка сложения зависит сумма безопасности

Из-за применения вышеописанных уловок, по подсчетам депутатской комиссии, неэффективно могло быть использовано 150 млн. грн.! Это при том, что она, не имея статуса и прав контрольно-экспертного органа, изучала документы только частично. Сведений о том, какую долю в общем объеме «освоенных средств» составляет указанная сумма, автор статьи в материалах комиссии не нашел.

Там сообщается, сколько денег, а именно 176 942 284 грн. (по информации ОГА), затрачено на восстановление учреждений образования, охраны здоровья и культуры, дорог, объектов ЖКХ. Но эти расходы могут оказаться напрасными, поскольку большая часть — 69% — работ по укреплению берегов и противопаводковым сооружениям не начаты или не завершены.

К слову, в этом году весенним подъемом воды некоторые «восстановленные» объекты были разрушены повторно. Выходит, что «сумма безопасности» зависит от перемены мест слагаемых: дамбами следовало заняться в первую очередь.

Виноватых назначили на старте?

Формируемое опубликованными ранее данными представление, будто бы наиболее коррумпированным звеном в процессе расходования «паводковых средств» являются председатели сельсоветов, членам временной депутатской комиссии развеять удалось, однако лишь в ограниченной степени: отряд выявленных нарушителей пополнили исполнители услуг, но выше по иерархии дело не продвинулось.

Ликвидация последствий, как выяснилось во время проверки, была организована таким хитрым образом, что ни одна из областных структур не была загружена ответственностью за ход аварийно-восстановительных работ и за использование выделенных на это государственных средств — права заказчика делегированы преимущественно председателям все тех же сельских и поселковых советов!

А какой из предсельсовета заказчик, когда дело касается, скажем, сложного инженерного сооружения на миллионы гривен?! К примеру, имеются ли у лидера села Тершаков Городоцкого р-на опыт и специальная подготовка, позволяющие реально оценить стоимость мостового перехода, за который исполнители запросили 11 млн. грн.? Располагает ли он возможностью проводить эффективный технический досмотр этого сооружения? Осознает ли в полной мере содержание актов о выполнении работ, которые вынужден подписывать?

Да председатель местного органа самоуправления просто не в состоянии самостоятельно найти «правильного подрядчика». И случай с ремонтом моста через реку Вырва в городе Добромиль (Старосамборский р-н) — тому подтверждение. Здешний мэр заказал проект ремонта упомянутого моста ЧП «Львівметалбуд». А оно в списках налоговой милиции ГНА значится как «налоговая яма», специализирующаяся в предоставлении конвертационных услуг! И тут еще вопрос — то ли местный мэр по неведенью ошибся, то ли его заставили «сделать ошибку»? Может, функции заказчика для того и были делегированы на низовой уровень, чтобы сбросить туда и всю ответственность?

Вообще интересно, как сельские и поселковые председатели находили исполнителей? Особенно если учесть, что 20% общей стоимости ликвидационных работ отдано «варягам». Неужто, условно говоря, прикарпатское село располагает базой данных о специализированных предприятиях по всей Украине?!

Такой БД депутатская комиссия не нашла ни в одном из областных управлений Львовской ОГА, по профилю обязанных иметь отношение к решению паводковых проблем. Члены комиссии по этому поводу выразили соответствующее недоумение: «Почему, зная о том, что на территории области практически ежегодно происходят разной силы наводнения, ни одно из управлений ОГА не смогло создать базу данных предприятий области, способных принимать участие в ликвидации последствий стихии?..»

Областной оперативный штаб, созданный Львовской ОГА «превратился в пресс-центр, занявшийся сбором информации», отметила комиссия. При этом она даже эту — информационную — составляющую его работы нашла далекой от совершенства, обнаружив непростительные расхождения между сведениями от этого штаба и от низовых органов исполнительной власти.

Выявлены десятки разительных несоответствий, касающихся данных как об исполнителях работ, так и о финансировании. Например, в соответствии с информацией штаба (ОГА), исполнителем противопаводковых мероприятий в бассейне реки Понерла проходит ООО «Трансбудсервіс», а согласно документации Бориславского горсовета — ООО «Бориславська Тустань»; в первом случае указанные мероприятия оценены в 5 млн. грн., а во втором — в 15,87 млн. грн. Что это: просто халатность или сознательное запутывание следов?

Евгений Гуцул, 2000

Читайте также: