«ТРОФИМ» — ОТЧАЯННЫЙ БОЕЦ

Ранее «УК» уже писала как об убиенном лидере столичной ОПГ Игоре Князеве, так и о киллерах из «Топ-сервиса». Тогда же было обещано поведать читателем подробности из жизни Леонида Трофимова – связующего звена в историях ОПГ Князя и киллеров из «Топ-сервиса». Сказано-сделано.


Нехорошие люди из «Топ-cервиса»

Дело «Топ-сервиса», под крышей которого обосновалась контора по исполнению заказных убийств, сегодня в суде. Под арестом — 16 человек, которым предъявлено обвинение по 18 эпизодам. Среди них — 3 убийства, пять покушений, два разбойных нападения, а также всякая «мелочь» вроде поджогов и нанесения тяжких телесных повреждений.

В числе арестованных – Леонид Трофимов или просто «Трофим»: в прошлом –самый близкий человек к Игорю Князеву, лидеру столичной ОПГ, прославившейся в начале-середине 90-х своей «отмороженностью». Надеемся, придание огласке некоторых страниц из жизни Трофимова поможет составить представление о лихих парнях, перебравшихся из-под крыши «Топ-сервиса» в казематы СИЗО.

На «Топ-сервис» «органы» вышли почти случайно, расследуя убийство Князева. Есть основания предполагать, что инициатива этого убийства принадлежала одному из членов киллерской бригады Леониду Трофимову.

По данным, попадающим в прессу из правоохранительных органов, убийцы Князя являлись членами его же группировки. Милиция преподносит это убийство как внутрибригадную разборку – якобы из-за того, что Князев приобретал себе наркотики из некоего общака. Интересно, что скажет по этому поводу суд.

Также со слов оперативных сотрудников, работавших по убийству Князева, узнаем, что один из парней (это и был Трофим), работавший как с «Топ-Сервисом», так и с Князевым, собирался занять место лидера в группировке последнего. Это было фактической причиной ликвидации весьма осторожного Князя. После его убийства оперативникам удалось сделать видеозапись встречи странной троицы. Разговаривали начальник службы безопасности «Топ-Сервиса», бывший офицер КГБ и Трофимов. Они встречались ежедневно. И пошло-поехало. Сегодня 16 человек из бригады киллеров ждут решения суда.

«Князевец» №2

Столичная группировка Князева «проклюнулась» в начале 90-х. Фактически, ее составляли подольские босяки-малолетки. Тренировки в спорт-зале и ухарские посиделки в кабаках они перемежали «наездами» на местных бизнесменов. Работали жестко. Пример тому подавал лидер ОПГ Игорь Князев, мастер спорта по боксу и боец по натуре.

Его правая рука, бригадир и едва ли не самый близкий человек – Леонид Трофимов по кличке «Трофим». Сегодня следствие указывает на нег как инициатора убийства Князя. Между тем, как свидетельствуют оперативные работники, в траурные дни после убийства Трофимов навещал вдову Игоря Князева, пытался морально поддержать…

Во времена становления ОПГ «Князя» Трофимов был не менее жесток чем сам Князев. К Трофиму тянулась братва, а он тянулся к деньгам местных коммерсантов и дамским прелестям. И первое и второе получал не взирая на ограничения, накладываемые Уголовным кодексом.

На бандитскую беду, примерно в то же время когда по Киеву поползли слухи о невиданных рэкетирах, а кое-кто успел с ними познакомиться, в ГУВД Киева создали тогда еще экспериментальное подразделение по борьбе с оргпреступностью, в которое по-началу входило всего-то 12 человек. Обоповцы установили «наружку» за бригадой Трофима. Очень быстро удалось выявить 15 бизнесменов, которых князевские обложили данью. Увы, не взирая на все увещевания и обещания милиции, ни один из коммерсантов так и не дал показаний на Трофима со товарищи. На этот раз Трофимова пронесло.

Как мы уже отмечали, даже к абсолютно незнакомым дамам Трофим относился как к личной собственности. Он мог просто подойти к незнакомой девице, взять за руку и скомандовать: «Пошли». Если «избранница» знала с кем имеет дело, то как правило не сопротивлялась. В ресторанах и на дискотеках Трофим со свитой запугивали понравившихся барышень, силой волокли «на хату». Тем, кто был не рад перспективе дальнейшего общения, светило быть изнасилованными. На Трофиме «висело» как минимум несколько «чистых», легко доказуемых в суде изнасилований. Но к тому времени бригадные обзавелись уже немалым деньгами, а в милиции научились их брать. Дела «закрывали» в наглую – в советские времена за такое следователь пошел бы по одной статье cо своим подследственным. Идеалы дикого капитализма диктовали новые правила.

Как резали директора пивбара «Бриз»

На Подоле в подвале издавна находился пивбар «Бриз»: место весьма популярное, потому прибыльное. Князевские, естественно, не могли не обратить внимания на столь лакомый кусок чужой собственности. Князевская братва «осваивая» Подол, предпочитала действовать по стандартной схеме: заявлялись в офис, назначали ежемесячную сумму отчислений. Если встречали отпор и слышали возражения – били бизнесмена, поджигали его заведение, громили машины… Так за короткий срок весь подольский бизнес превратился в князевского кормильца. И ни одного заявления от потерпевших в милицию!

Очевидно, хозяева «Бриза» оказались непонятливыми. Когда Трофим с помощниками вызвал директора бара и его заместителя во двор, те очевидно, не ожидали такого крутого развития разговора. Результат: Трофимов лично подрезал ножом директора (медики удалили бедняге диафрагму), а зам был жестоко бит. Информация, поступившая из больницы о ножевом ранении, дошла до ОБОП-овцев, работавших над посадкой князевцев. Тем удалось «выдавить» из полуживого хозяина «Бриза» заявление на Трофима.

Но князевские организовали такое давление на заявителя, что он отказался от своих показаний, сообщил, что упал в баре на осколок бутылки и таким образом поранился… Заместитель содержателя бара, отделавшийся побоями, посчитал за лучшее податься в бега. Трофиму, казалось, снова повезло.

Рекет-гегемония

Подобное поведение потерпевших в те годы было не случайным. Правоохранительная система оказалась совершенно беспомощной перед беспредельствующими молодцами. От милиции требовали немедленный результат: материалы на рекет-формирования для передачи в суд. Но при этом совершенно незащищенными оставались свидетели, потерпевшие, даже судьи. Для их защиты не были созданы специальные подразделения, не было опыта такой работы.

Характерным для того времени выглядит история, случившаяся в суде Московского района столицы. В начале 90-х там рассматривалось дело по членам банды Кадырова (бригадира влиятельной группировки Киселя), промышлявшей на Владимирском рынке столицы.

За день до того, как судья должен был зачитать приговор по делу, на него совершенно по-взрослому наехали бандиты. Судья не на шутку перепугался и отказался завершать дело. Материалы передали в Шевченковский райсуд. Там они пролежали без рассмотрения целых два месяца. Наконец, нашли отчаянного судью Шевченковского райсуда, который взялся за это дело. Слушания с целью безопасности проходили в здании Жовтневого суда. Весь процесс пришлось проводить с самого начала: повторный вызов свидетелей, потерпевших… Понятно, что подобные порядки не стимулировали граждан обличать преступные деяния рэкетиров.

Как брали Трофима

Не взирая на то, что хозяева пивбара «Бриз» отказались от своих показаний против Трофимова и его молодцов, в УБОПе собрали достаточно серьезные материалы по подрезу хозяина «Бриза», да и по другим эпизодам. В частности, по «наезду» трофимовских Колобка и Саши Н. на бензозаправку, а также по реализации фальшивых долларов. «Наружка» продолжала работать по трофимовской бригаде, велись следственные действия, но руководство считало, что материалов для «посадки» Трофима все еще недостаточно. В то же время на убоповцев «давили», пытаясь развалить дело. Причиной тому была мать Трофима, работавшая в СБУ. Как известно, по советской традиции КГБ являлось куратором МВД, соответственно, совало свой нос куда надо-не надо. Между тем, УБОП безуспешно искал Трофимова, но тот, зная о таком нежелательном интересе к своей персоне, пытался не светиться.

Взяли его в субботний день 23 апреля 1993 года. А было все словно в добротном детективе. Двое убоповцев, вышедших на дежурство, как-то не сговариваясь поделились предчувствием: надо ехать на поиски Трофима. Взяли с собой опера, который знал Трофимова в лицо и отправились втроем на Подол. Несколько часов колесили по тесным улочкам, утюжили бары и магазины. Трофима они заметили в фойе кинотеатра «Октябрь». Тот спокойно стоял с девушкой и по его внешнему виду нельзя было сказать будто этот человек опасается ареста, что он не первый день находится в розыске. Это-то и смутило убоповцев.

Подошли, обратились по имени-фамилии. Но тот сделал удивленные глаза: «Вы меня с кем-то спутали». Документов у подозрительного гражданина при себе не было. Он обнял барышню и начал было спокойно удаляться от оперского трио. Поразмышляв несколько мгновений, убоповцы догнали Трофима и пригласили в местный милицейский околоток: сущая безделица – установить личность. Трофим не сопротивлялся, не убегал. В Подольском РОВД все и открылось. Посадили Трофимова за тот «пивной» подрез и попытку к изнасилованию.

Из тюрьмы – в следователи и обратно

Дело Трофимова вел следователь Рустам Азизбейли. В столичных следователях он оказался, приехав в Киев Бог знает откуда. В ходе расследования ни в чем предосудительном замечен не был, разве что время от времени задавал странные дилетантские вопросы, на которые не имел права следак, занимавшийся к тому же оргпреступностью. Одним словом, профессионализмом не блистал. Ну да ведь не боги горшки обжигают.

Аккурат в разгар расследования дела Трофимова, Азизбейли вдруг взял отгулы и на неделю исчез: сказал, что отправился в Москву – защищать кандидатскую диссертацию. Вернувшись в Киев, свежеиспеченный кандидат начал готовить документы для перевода в столичную Академию МВД – на преподавательскую должность. Как это принято у военных, претендента в воспитатели будущих борцов с преступностью стали тщательно проверять, по крайней мере, тщательнее чем при его поступлении на должность следователя. И тут выяснилось, что в следствии трудился-боролся с мафией ни кто иной, как мошенник. До появления в Киеве Азизбейли жил в Прибалтике и там же был осужден на семь лет лишения свободы – за мошенничество.

Лже-следователь попал под следствие и вполне логично оказался в следственном изоляторе. А поскольку сотрудником органов внутренних дел его считать по большому счету нельзя, то и поместили Азизбейли не в специальное «ментовское» место, а вместе с рядовыми уголовниками – в Лукьяновское СИЗО. Там-то он и встретился вновь с Трофимовым. На этот раз в ином качестве. Трофим, узнав радостную весть – его «следака» посадили (не каждому подследственному светит удача оказаться вместе со своим следователем под одной крышей СИЗО), устроил тому «сладкую жизнь». На Лукьяновке Азизбейли регулярно и жестоко били. Его хоть и с запозданием, но все-таки перевели в изолятор СБУ.

За даму ответишь!

Но мы несколько отвлеклись от живописания подвигов главного героя нашего душещипательного романа. Дабы у читателя сложилось более полное представление о том, какие неординарные личности входили в киллерскую группу «Топ-сервиса» и что за человек по версии следствия явился заказчиком убийства Игоря Князева, расскажем еще одну историю из дел минувших Леонида Трофимова.

Случилась она в начале 90-х – до посадки Трофима за подрез директора пивбара «Бриз». На то время у Князя было 3-4 бригады, самой дерзкой из которых руководил Трофим. Как-то Трофимов с парой друзей-бригадных взяли в плен двух валютных проституток, работавших под гостиницей «Русь». Следует заметить, что «Русь» находилась под контролем другого ОПГ. И нам доподлинно не ведомо, какая нужда заставила князевских лезть на чужую территорию. То ли Трофим решил отбить лакомый кусок бизнеса у конкурентов, то ли за некую провинность собирался содрать с девок деньги… Так или иначе, девицы были препровождены на квартиру, расположенную в спальном районе Оболонь. Когда пленницы были уже на объекте, Трофиму понадобилось срочно выехать на «стрелу» — порешать какие-то текущие бандитские вопросы. Пацаны из его бригады остались караулить проституток.

В ожидании возвращения руководства один из бригадных – Саша, решил как-то посодержательнее скоротать время и «употребил» обеих девиц без их на то согласия. Должны заметить, что подобные действия в отношении проституток трактуются по бандитским понятиям весьма предосудительно. Что и подтвердил Трофим по возвращении на квартиру. Он весьма резко сообщил Саше, что тот беспредельщик и собрался было зарезать бойца – отнюдь не преувеличивая своих намерений. Насильник трезво оценил ситуацию и попытался скрыться.

Вслед за этим жители и гости оболонского массива, которым довелось оказаться на его улицах в тот солнечный день, могли наблюдать живописную картину. По оживленной улице панически бежал крепкий парень, за которым гнался некто с ножом в руках. Вооруженный гражданин оказался проворнее убегавшего. Беглец был настигнут. Трофим резко выбросил руку с ножом в сторону запыхавшейся жертвы, метя ей в глаза. Но затравленный любитель женских прелестей на дармовщину из последних сил увернулся, лезвие полоснуло по щеке…

Вид брызнувшей крови, очевидно, остановил Трофима, который посчитал урок нравственности законченным.

Всезнайки из УБОПа, которым стало известно о поножовщине, попытались добиться от пострадавшего заявления в милицию. Тот благоразумно отказался. Трофима и на этот раз пронесло.

Позже Саша с Трофимом получили 7 и 8 лет соответственно – по делу о подрезе директора «Бриза». Похоже, теперь Трофиму «светит» куда как больше…

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: