Пойман — не вор

С магазинными ворами чуть ли не ежедневно сталкивается любой супермаркет. В серьезных торговых сетях выделяются большие деньги на безопасность, потому что ущерб от воров огромен. Журналисты выяснили, на чем профессионалы ловят воришек и как они отличают больных клептоманией от обычных преступников. Владимир Овчинников работает в службе безопасности магазина ИКЕА почти с самого открытия. За первый месяц продаж обнаружились огромные недостачи, и руководству компании пришлось подойти к решению вопроса со всей серьезностью. Владимир получил предложение, работая тогда еще в уголовном розыске.

— Все были поражены огромными недостачами, и, естественно, надо было разбираться. Мы закрывали все дырки, искали недостачи. Сейчас наша основная задача — предотвратить нарушение, показать человеку, что если нехорошие мысли и есть, их лучше оставить на улице. Иногда охранник просто подходит к человеку и говорит: «Не забудьте оплатить товар, который вы спрятали под куртку».

Теперь Владимир посвящает в профессию новых сотрудников.

— Когда приходят новые сотрудники, то можно проговорить часов десять, — признается Владимир. — И тогда в конце рабочего дня человек говорит: «Не может быть, будто книжку читал!».

Сети для воришек

Кражи в гипермаркетах происходят почти каждый день. Средняя сумма украденного — 100-200 рублей. Любой сотрудник службы безопасности крупного магазина может чуть ли не диссертацию защитить по криминалистике.

— Воров мы делим на группы: профессионалы, клептоманы, адреналинщики и глупенькая молодежь, — говорит Владимир. — Профессионалы приходят воровать дорогие вещи, крупный товар, дорогую посуду, столовые наборы, светильники. А потом стараются перепродать за меньшую цену. Так что если вы видите наш товар по меньшей цене — вероятно, он не был оплачен на кассе.

Только в этом году сотрудники службы безопасности магазина ИКЕА-Теплый Стан помогли возбудить 4 уголовных дела против таких «профессионалов». Служба безопасности постоянно проверяет весь товар, и если что-то исчезает, быстро проводит расследование.

— Просматриваем видеозаписи, говорим с сотрудниками и в конце концов распечатываем фотографии и ждем «гостей» в магазине с большим нетерпением. Пересылаем фотографии в другие магазины. Не раз бывало, что наших героев задерживали в другом магазине. Периодически обмениваемся с магазинами «Ашан», «Твой дом», без такой поддержки было бы трудно. Если подозреваем сотрудника, то информируем и другие торговые сети.

«Бес попутал»

Хотя чаще всего воруют не профессионалы, а те, кого «бес попутал».

— Это обычная отговорка людей от 30 до 50 лет. У них «сувенирный» подход к делу: подсвечник могут положить в карман. А поймаешь за руку, говорят: «Извините, ребята, бес попутал…» Клянутся, бьют себя в грудь, обещают, что больше не будут. И ведь правда, приходят в магазин как добропорядочные люди. Однажды даже сказали охраннику спасибо, что наставил на путь истинный. Вообще мы стараемся ко всем подходить по-человечески. Если видим, что человек раскаивается, вопрос может решиться оплатой на кассе. Если наглый, непонятливый, начинает кричать, то вызываем милицию, оформляем административное правонарушение. И человек платит штраф.

Клептоманы

Самые веселые клиенты службы безопасности — клептоманы. Их знают в лицо:

— В магазине ИКЕА-Химки была женщина, которая приходила туда каждый день. Стали за ней присматривать: она прихватывала то нитки, то другую мелочь, ее задерживали, вызывали милицию. И наконец она набрала на сумму, достаточную для возбуждения уголовного дела. Ее направили на психиатрическую экспертизу, и врач поставил диагноз: клептомания. По закону мы не можем не пускать людей в магазин. Тогда приставили к ней охранника, и они ходили по магазину вместе. После пяти таких походов она больше не появлялась. Насколько я знаю, на принудительное лечение ее не направили.

Особо подготовленные клептоманы ходят со справкой из больницы.

— Как-то мы задержали женщину, и она сразу предъявила нам справку: клептомания. Милиционеры решили, что их разыгрывают. Позвонили в диспансер — оказалось, она действительно стоит на учете.

Адреналинщики

Другая группа подопечных — адреналинщики.

— Это люди от 25 до 35 лет, хорошо обеспеченные, красиво одетые, на дорогих машинах и с тягой к экстриму.

В основном замужние женщины, домохозяйки, жены владельцев крупных фирм. Они берут не очень дорогой товар, в районе 500 рублей. Вначале мы думали, им просто жалко денег. Мне было интересно понять: что ими движет?

Ведь когда их ловили, они доставали кошелек, набитый долларами и рублями. В личной беседе они признавались мне, что экстремальные виды спорта внушают им опасения за свою жизнь. Они это пробовали — и отказались.

Они ищут другое занятие, которое даст небольшой выплеск адреналина. Их нервы щекочет само ожидание: задержат или нет? Я видел и таких, кто, пройдя за линию кассы, просто доставал из кармана товар и оставлял.

Школьники

Последняя группа — студенты младших курсов и школьники.

— Это те, кому «и хочется, и колется, и мама не велит». По большому счету, люди до 20 лет не осознают своих поступков, для них это игра. И только после того как появляется милиция и вызывают родителей, наступает отрезвление: «все-таки это плохо». Со школьниками мы стараемся поступить так: сначала вызываем родителей. Если сумма крупная — милицию и инспектора ПДН. Только просим, чтобы воспитательный процесс проходил за пределами магазина, а лучше — дома. Потому что если приехал папа — он первым делом очень сильно краснеет, его начинает трясти и рука периодически тянется дать подзатыльник.

Воспитательный эффект мероприятия проникает и в стены школ: раз — и пополз слух: тот попался, — и детей уже не тянет на приключения. А со студентами еще проще: одно письмо ректору — и нет проблемы.

— Вообще, конечно, воспитывать должны родители, школа и государство, — рассуждает Владимир Овчинников, — но получается, что воспитываем мы. Мы стараемся подходить не с точки зрения наказания. Так что поначалу, если есть такая возможность, мы стараемся простить. Ведь жизнь можно очень легко испортить.

У каждой службы безопасности — свой скелет в шкафу

В «шкафу» у каждой службы безопасности есть свои «скелеты», тайное оружие, о котором не говорят. Почти все сотрудники перешли сюда из милиции, изучали вазомоторику, криминальную психологию и могут определить состояние человека по его жестам и поведению.

— Самый шик у нас — «снять клиента» до входа в магазин. У нас даже была своя игра. У главного входа встречали человека, аккуратно шли за ним и ловили за руку. Премии за это нет, потому что это может привести к неприятным последствиям, что случалось в других торговых сетях: и подброс товара, и провокации, особенно в отношении молодежи. Поэтому получение материальных поощрений за количество задержаний у нас не применяется.

«Подвиги» клептоманов

Самым именитым клептоманом был французский король Генрих IV. Говорят, он не мог удержаться от того, чтобы не стащить чужую безделушку, и часто проделывал этот фокус со своими приближенными, у которых бывал в гостях. После этого французский король возвращал своим подданным эти вещи и очень забавлялся их реакцией.

Самая спортивная клептоманка — четырехкратная олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике Ольга Корбут, которая больше десяти лет живет и работает в США. Корбут была арестована за кражу продуктов из супермаркета в пригороде Атланты. Менеджер гимнастки назвал задержание недоразумением. По его словам, Ольга, делая покупки в супермаркете, вспомнила об оставленном в машине кошельке и решила оставить тележку с продуктами у дверей супермаркета. Однако сотрудник службы охраны, задержавший спортсменку, утверждает, что она перекладывала продукты в сумку и не думала расплачиваться. Продуктов у гимнастки было немного: всего на 19 долларов. Власти штата Джорджия предписали гимнастке пройти программу реабилитации. Ольга согласилась заплатить за нее 330 долларов и обещала держаться подальше от супермаркета Publix. Ее дело не стали передавать в суд, так как раньше подобных проступков за ней не числилось.

Самым пожилым клептоманом стал 82-летний британский пенсионер, прикованный к инвалидной коляске.

Клептоманией он заболел в 74 года. Как установило следствие, больше всего необычного любителя острых ощущений привлекали книги и цветочные горшки. А однажды, уезжая на коляске с места преступления, он чуть не сбил прохожего.

Самым утонченным клептоманом стал 31-летний поклонник живописи француз Стефан Брайтвизер. За шесть лет в Швейцарии он украл несколько десятков полотен старых мастеров, в том числе «Принцессу Клевскую» Кранаха, «Двоих мужчин» Ватто, «Спящего пастуха» Буше и «Марию, королеву Шотландскую» Корнеля де Лиона. Швейцарский суд приговорил его к четырем годам тюрьмы. На суде месье Брайтвизер заявил, что слишком мало людей способны по достоинству оценить красоту старых картин. Он не наживался на картинах, а любовался ими у себя дома.

Самую большую вещь — пароход грузоподъемностью более 10 тысяч тонн — украл некто Уильям Кеннеди. Теплой ночью 1966 года он перерубил тросы корабля, стоявшего у причала в заливе Святого Лаврентия в Канаде.

Течение отнесло корабль к буксиру. На суде мистера Кеннеди называли клептоманом, а его проделка заняла почетное место в Книге рекордов Гиннесса.

Самый дорогой курс лечения от клептомании прошла голливудская актриса Вайнона Райдер. Три года назад Вайнона Райдер пыталась вынести из магазина Saks Fifth Avenue в Беверли-Хиллз одежду и аксессуары почти на шесть тысяч долларов, но на выходе ее поймала охрана. Актриса путалась в показаниях, то признаваясь в патологической страсти к воровству, то вспоминая режиссера, который будто бы посоветовал ей украсть что-нибудь для обогащения личного опыта и лучшего погружения в роль. Американское правосудие признало актрису виновной в краже и постановило пройти принудительный курс лечения от клептомании. Мисс Райдер пришлось выложить уже 20 тысяч долларов за курс лечения в элитной клинике.

Самым неисправимым клептоманом стал домашний кот по кличке Вилли. Он терроризирует жителей городка Пелэм, штат Нью-Йорк, таская оставленные без присмотра садовые перчатки. Меньше чем за полгода он совершил почти двадцать краж, среди его трофеев девять пар и пять единичных перчаток и пара кожаных рукавиц. На охоту Вилли выходит по выходным, когда вся округа работает в саду. Хозяева кота, не в силах бороться с его наклонностями, вывесили у дома украденные вещи и объявление: «Наш кот ворует перчатки. Заберите, пожалуйста, свои».

Зураб Кекелидзе,заместитель директора НЦ социальной и судебной психиатрии имени Сербского:

«Клептоманы крайне редко обращаются к врачам»

Клептомания — это психическое и поведенческое расстройство, которое выражается в том, что человек совершает кражу. Воровство не является профессией клептомана. Он делает это не для того, чтобы улучшить свое материальное положение. Как правило, и вещи-то не представляют материальной ценности. На кражу клептомана толкает непреодолимое желание завладеть конкретной вещью, которая именно в эту минуту для него эмоционально очень важна. Через какое-то время он теряет к ней интерес и старается от нее избавиться, потому что сам себя осуждает. Клептоманы крайне редко обращаются к врачам, потому что не могут представить, что это психическое расстройство. Они считают это вредной привычкой и очень боятся общественного осуждения. Ведь каждый получивший известность случай вызывает удивление, сожаление и, разумеется, подозрение. Было бы правильно, чтобы клептоманы приходили к врачу еще до того, как успеют украсть. Ведь сам себе человек помочь не сможет. Кстати, на клептоманию ссылаются многие воры, чтобы уйти от наказания, но это уже не врачебная проблема.

Михаил Виноградов, доктор медицинских наук, психиатр-криминалист:

«Они как сороки: крадут что блестит»

— Патологическая страсть к бессмысленному воровству относится к расстройствам влечений вместе с игроманией, дромоманией (страсть к бессмысленным путешествиям) и пироманией (страсть к поджогам).

Клептоманы крадут как сороки, что блестит, что привлечет их внимание, даже если нет ни материальной выгоды, ни смысла. В советское время жена одного крупного военачальника сделала в норковой шубе внутренний карман и попалась в Новоарбатском гастрономе — уносила то пачку масла, то коробку спичек. Ее преступление засняли на видеокамеру — там их поставили еще в советское время. На экспертизе установили наличие психического заболевания, и ее направили на лечение. Среди людей, пойманных на воровстве, примерно 2% — клептоманы. Обычно следователь и сам видит нелепость воровства. Например, жена военачальника крадет кусок мыла — а на зарплату мужа полмагазина может купить. Клептоманов лечат нейролептиками, транквилизаторами и антидепрессантами в сочетании с психотерапией, гипнозом, внушением и психоанализом. Если больной осознает что с ним и лечится, то современная психиатрия может многое. Но если больной не хочет лечиться, никто ему не поможет.

Ольга Тимофеева, ИЗВЕСТИЯ

Читайте также: