Крым: для мародеров полуостров стал эльдорадо

Такое впечатление, что весь Крым разом вернулся в девятнадцатый век — по крайней мере, в том, что касается археологических памятников: грабят их так же открыто и нагло.

На фото: Работают археологи: для них важна каждая мелочь

Автор: НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА,

С начала осени до первых месяцев весны наступает время мародеров. После них остаются ямы разной глубины, напоминающие кротовые норы, открытые склепы, вокруг которых валяются обломки керамики и человеческие останки, мусор и следы костров там, где были разбиты лагеря грабителей.

Такое впечатление, что весь Крым разом вернулся в девятнадцатый век — по крайней мере, в том, что касается археологических памятников: грабят их так же открыто и нагло. Вот только век с лишним тому назад — при чудовищном размахе мародерства и богатеющих не по дням, а по часам скупщиках — с грабежом древних памятников хотя бы пытались бороться.

Так, в 1891 — 1894 годах только в Керчи полиция привлекла к ответственности 32 человека — те и в тюрьме посидели, и штрафы выплатили. В просвещенном ХХI веке — а конкретнее, в 2010-м и начале 2011 года — ни одного землекопа-грабителя установить не удалось, не говоря уже о том, чтобы отмерить им все, что причитается по закону.

Ограбление с размахом

В наше время грабители просто начинают свою «трудовую вахту» после того, как территорию того или иного памятника покидает археологическая экспедиция. Исключением, впрочем, можно назвать могильник Опушки в Симферопольском районе, где древние крымчане с I века до н.э. и до IV века н. э. хоронили умерших.

Первыми нашли его как раз грабители, ударно работавшие там с 2002 года, да и потом, когда могильник обрел статус памятника и его стали изучать археологи, не оставили в покое древние могилы. Благодаря мародерам навсегда утрачены не только вещи, имеющие стоимость в глазах коллекционеров. Безвозвратно ушла часть крымской истории, потому что могильник сам по себе представляет те процессы смены населения, которые шли в Крыму на рубеже первого тысячелетия. Здесь с классическими позднескифскими склепами соседствуют сарматские могилы, захоронения аланского типа и свидетельства погребений похороненных по обряду германских племен.

Лет 10 — 15 назад не было у журналистов темы более популярной, чем борьба с грабителями памятников археологии, — на то время пришелся очередной пик их активизации. Но наряду с сетованиями на то, что к каждому могильнику милиционера не поставишь, достаточно регулярно задерживали людей со щупами, лопатами, а порой и с кое-какими извлеченными из земли ценностями.

Некоторые дела тогда доводились до суда, и хотя большей частью грабители получали условные сроки, кое-кто из них все-таки сел за решетку. Одного, вспоминает зампредседателя Рескомитета по охране культурного наследия Вячеслав Зарубин, во время самодеятельных раскопок завалило землей, и выкопать любителя древних ценностей из-под грунта живым сообщнику не удалось.

Это была, если можно так сказать, классическая гибель мародера, своего рода издержки профессии. Археологам случалось находить кости грабителей при раскопках. Лет 5 назад в могильнике Нейзац в Белогорском районе в погребальной камере одного из склепов ученые обнаружили человеческие останки, которым, по приблизительной оценке, было не более 100 — 150 лет. Скорее всего, это и был несчастливый грабитель: на него обрушился свод склепа, где он искал поживу.

Куда уходят древности?

И в «веселые 90-е» было понятно, что в руки правоохранителей большей частью попадают представители низового звена грабительской цепочки: безработные крымчане, соблазнившиеся возможностью получить несколько сот гривен. Определяли им участки для работы совсем другие люди — сведущие в археологии, ценности древних предметов. Именно поэтому грабители не брезгуют никакими вещами — если позволяет время, то подбирают все, до последней бусины.

Еще несколько лет назад ходили слухи, что действующие в Крыму группы оснащены не просто металлоискателями (они не оправдывают себя, если захоронения расположены достаточно глубоко), но и геодезическими приборами, распознающими пустоты под землей. Уже от «знатоков» грабительская добыча уходила к скупщикам и вывозилась за пределы Крыма. Вряд ли система радикально изменилась, только теперь даже рядовые копатели чувствуют себя в безопасности.

Годовой объем грабительской добычи, по самым скромным оценкам, исчисляется миллионами гривен. По мнению директора крымского филиала Института востоковедения НАНУ Александра Айбабина, большая часть предметов из крымских могильников оседает на внутреннем рынке Украины: богатые коллекционеры продолжают насыщать свои собрания. Хотя и за границу кое-что попадает: известно, что за последнее десятилетие археологические ценности из Крыма приобретали музей Метрополитен в Нью-Йорке, Британский музей, Эрмитаж, Центральный римско-германский музей в Майнце.

Предлагали такие ценности и Лувру, но у этого музея принципиальная позиция: не покупать вещи, чье происхождение вызывает сомнения. Александр Айбабин отметил, что у Украины есть возможность вернуть некоторые раритеты: 6 лет назад ученого пригласили в качестве эксперта в Венгрию, где был арестован человек, пытавшийся вывезти исторические ценности. Часть предметов крымского происхождения, но находятся они до сих пор в Венгрии — наша страна почему-то не спешит заявить о своем праве на них.

Средь бела дня

Мародеры трудятся по всему Крыму, но активнее всего в Симферопольском, Бахчисарайском, Ленинском районах. Интересуют их, как рассказал Вячеслав Зарубин, античные и раннесредневековые могильники. Специалистами рескомитета, добровольными помощниками, археологами было зафиксировано множество следов грабительских раскопок.

Например, то, что произошло в Ялте, иначе как грабежом средь бела дня не назовешь. На окраине города в течение прошлого и начале нынешнего года мародеры рыли ямы на территории могильника Алония. В 2010 году, сообщил председатель Рескомитета по охране культурного наследия Сергей Тур, грабили курган у села Демьяновка Симферопольского района, Нейзацкий могильник в Белогорском районе.

В Бахчисарайском районе мародеры копали древние погребения городищ Алма-Кермен (с. Заветное) и Краснозоринского, Усть-Альминского археологического комплекса близ Песчаного, на территории Красномакского сельского совета. Не обошли они вниманием могильники у села Суворово, на склоне горы Татар-Ялга у села Высокого.

Следы их деятельности обнаружены на античном городище и могильнике в урочище Артезиан близ села Чистополье Ленинского района. Между прочим, именно там в прошлом году обнаглевшие грабители прибыли ночью на раскоп — их не остановило даже то, что рядом находился лагерь российской археологической экспедиции. В итоге виноватыми оказались… археологи, перекрывшие путь машине и вызвавшие милицию, против них даже возбудили уголовное дело. Оно, как пояснили в рескомитете, впоследствии было закрыто. На могильнике древнего поселения Бакла грабители и вовсе разметили и распределили между собой участки. Просто какой-то мародерский клондайк или эльдорадо…

С корочками… СБУ

Конечно, обо всем этом милицию информируют. Она выезжает на место, опрашивает специалистов, составляет протоколы. На этом, собственно, все и заканчивается. Не сидеть же в засаде у могильника…

Сергей Тур уверен, что изменить ситуацию могло бы создание спецотдела в крымском главке МВД, и Рескомитет по охране культурного наследия будет выступать с этой инициативой. Когда-то спецотдел, противодействовавший разграблению памятников археологии, существовал и в ГУ СБУ автономии — и помощь его была просто бесценной.

Тем более что именно у этого ведомства есть возможности отрабатывать грабительскую систему на уровне перевозок и перепродажи ценностей. Увы, отдел был расформирован несколько лет назад — во времена, когда жены украинских политиков и высших чиновников щеголяли в украшениях из древних могильников, а мода на коллекции древностей стремительно распространялась. Возможно, теперь высоких покровителей у грабителей стало меньше?

Хотя мародеры не боятся никого и даже сами… представляются правоохранителями. Совсем недавно, рассказал завкафедрой истории древнего мира и средних веков ТНУ Александр Герцен, он выходил со студентами к знаменитому пещерному городу Эски-Кермен и лично убедился в правдивости слухов о том, что у вершины Казан-Кая трудятся мародеры. «Мы расспросили местных жителей, те п

одтвердили, что здесь роются какие-то люди, — сообщил Герцен. — И к ним даже подходили с расспросами, но те показали… удостоверения сотрудников СБУ. В прошлом году нам сообщали, что по памятникам Бельбекской долины ездит «уазик» с людьми, открыто обшаривающими их металлоискателями и представляющимися сотрудниками СБУ». Козыряют в разных уголках Крыма такими корочками (наверняка липовыми) грабители не впервые.

Не первый год люди, которым небезразлична крымская история и памятники, кричат: «Караул, грабят!» Услышат ли их когда-нибудь или грабители по-прежнему будут считать Крым своей вотчиной, золотоносным участком, домом с надежной «крышей»?

Читайте также: