Одесса и секс-бизнес: «А в этой фирме я работаю… б****ю!!!»

К проституции можно относится по-разному. Можно негодовать, осуждать падших женщин. Что в принципе никак не влияет на решение проблемы и на поведение женщины секс-бизнеса. Можно, настаивая на демократизации общества, ставить вопрос о легализации проституции. Но возникает другой вопрос: готовы ли мы сегодня, наше общество к открытию домов с «красными фонарями»? Есть, например, опыт Швеции, где проституция была в свое время легализована. Но недавно специальная комиссия, два года изучавшая проблему уличной проституции, пришла к выводу: с проституцией следует бороться силой закона. Слишком негативное влияние она оказывает на общество. С каждым годом на панель выходят все больше количество девушек и женщин. И это в благополучной Швеции…

В подготовленном комиссией законопроекте предлагается привлекать к ответственности не только тех, кто продает свое тело, но и клиентов проституток. Противники нового законопроекта, выставляют весомый контраргумент: проституция уйдет в подполье, что само по себе еще хуже…

За время своего существования, человечество так и не придумало, как избавиться от этого явления. Проституция была, есть и без сомнения будет. Только какую форму приобретет проституция в нашей стране: подпольную, где царствует беспредел, или легализованную (о чем частенько в последнее время поговаривают), где ситуацию все-таки можно контролировать.

А пока на проблему проституции предпочитают закрывать глаза, как будто ничего не происходит… Но даже, если поверхностным взглядом посмотреть на это явление, оно ужасает своими масштабами и многообразием…

СВЕТСКАЯ ЛЬВИЦА

История эта, к сожалению, невыдуманная. И все, кто стал свидетелями откровений молодой преуспевающей женщины, были потрясены прагматизмом и драматичностью ситуации. А начиналась она вполне респектабельно… На одной из многочисленных международных выставок, на которые нынче богата Одесса, устроители давали пресс-конференцию для журналистов. Пишущая братия откровенно скучала. Долгим рассказам бизнесменов, как любят выражаться журналисты, явно не хватало фактажа. Вскоре прессконференция достигла апогея — газетчики начали потихоньку засыпать. И казалось, ничто не может спасти мероприятие от удачного провала. Но появилась ОНА… Яркая брюнетка, одетая в неброский брючный костюм. Но те, кто хоть мало-мальски разбирается в моде, знают, что дорогие вещи «от кутюр» как раз и отличаются изысканной строгостью стиля и кроя. Аксессуары — дорогая бижутерия от Живанши, дополнявшая костюм, свидетельствовали, что у женщины прекрасный вкус и материальные затруднения ей не знакомы. Но это было не главное.

Молодая женщина, подключившись к разговору, с необыкновенной легкостью расставила точки над «i» в самых сложных экономических вопросах. В тех, над которыми накануне старательно потели интервьюируемые бизнесмены. Чувствовалось, что в бизнесе она не новичок и в ведении дел преуспела намного больше своих коллег. Журналисты оживились. А бизнесмены, поняв, что интерес к ним окончательно потерян, наконец-то позволили себе расстегнуть клетчатые пиджаки и ослабить тугие узлы удушающих галстуков. Все как завороженные слушали молодую бизнес-леди, позабывшую, к сожалению, представиться. «Кто она? Как ее зовут?», — шепотом переспрашивали друг друга журналисты. Восхитительную незнакомку никто не знал.

…После был фуршет. Бизнесмены ретировались. А молодая женщина на манер хорошего грузинского тамады вела застолье. Присутствующих поражали не только красота, блестящий склад ума, но и глубокий патриотизм, встречающихся, кстати, у бизнесменов крайне редко. Между тостами Елена продолжала отвечать на вопросы и рассказывала о перспективных планах своей компании. Ее гордость — последний невероятно выгодный договор с одной из западноевропейских стран. Сделка выгодна не только для фирмы, но и для Одессы, к тому же ноу-хау для Украины. Устроить контракт помог западный дипломат, работающий в Киеве. «Замечательный человек. Во всех отношениях восхитительный мужчина. Мы с ним дружны.» На лице Елены скользнула едва заметная, загадочная улыбка.

Через полчаса оказалось, что у молодой женщины есть один недостаток, безжалостно перечеркивающий ее достоинства. Елена много пила. Пила с пристрастием алкоголички. За тридцать минут женщина «накатила» 300 граммов крепкого виски.

— Извините, — обратилась к Елене журналистка, — так вы вице-президент фирмы и супруга Он…ского, президента?

— Да, я вице-президент фирмы, — ответила захмелевшая Елена. — И я жена этого ублюдка, — продолжила она и рассмеялась истерическим смехом. — Ненавижу подонка. А в этой фирме я работаю… блядью!!!

Видавшие виды журналисты оторопели. В банкетном зале повисла неловкая тишина.

— Б-л-я-д-ь-ю! — для тех, кто не поверил своим ушам, по буквам повторила леди. — Думаете, выгодные зарубежные контракты, удачливость фирмы его заслуга? Да это я «пробивала» все договора на спине. Переспала со всеми деловыми партнерами. Вот такой бизнес!

— Почему же вы не уйдете от него? — прошептала перепуганная до смерти неожиданным поворотом событий юная журналистка.

— Уйти? А дудки! Оставить ему фирму? Делить квартиру, в которую недавно вложили около 200 тысяч? Обойдется!

Елена потянулась за бутылкой, налила себе до краев виски. Через секунду она как ни в чем ни бывало произнесла новый высокопарный тост и выпила. Поставила рюмку, посмотрела на одного из наших коллег и произнесла: — Эй, чернявенький, идем со мной…

Конечно, эта история не типична для профессиональной проституции. Пока. Но все чаще приходится сталкиваться с фактами, что в крупные да и средние фирмы принимают на работу женщин, способных «пробивать» контракты на спине. Их должности звучат весьма заманчиво: финансовый директор, вице-президент, референт. Но по сути — это работа проститутки с высшим образованием, умеющей ублажать зарубежных и столичных компаньонов. Проститутки с престижным статусом деловой женщины. В нашей истории на такой должности оказалась жена. Может быть, из-за жадности…

ПО ОСТРИЮ ТРАССЫ

Пожалуй, Киевская трасса — одно из самых опасных мест работы для проститутки. Здесь нет законов. Некому жаловаться. Надеяться можно только на себя И на везение. Повезет — выживешь.

Здесь нет кружевного белья, тонкого аромата дорогих духов. Здесь нет обходительных манер и светских разговоров. Трасса — зеркало жизни. Без прикрас. Со всей ее жестокой действительностью.

— Зимой я почти каждую неделю в морг ездила. Трупы опознавала, — начала свой печальный рассказ Карина. — Жаль девчонок, конечно, молодые совсем. Но я тебе вот что скажу: просто так не убивают. Заслужила, значит: или обворовала, или наградила какой-нибудь заразой. Сифилисом, например. Сейчас сифилис чаще насморка встречается.

Карина — «мамочка» с Киевской трассы. Начальница «тружениц» секса, если хотите, своего рода менеджер. Судьба Карины похожа на судьбу десятков проституток. В четырнадцать лет сбежала и дома, из маленького села в Болградском районе. От родителей-алкоголиков. От нищеты. На трассе двадцать второй год. Теперь руководит «бригадой» из четырех девочек. «Мамочки» обычно не работают с клиентом. Они опекают молодых проституток, выступают посредницами между клиентом и проституткой. Первым гарантируют порядочность и чистоплотность своей подопечной, вторым — сохранность денег, полученных от клиента. Заработанные деньги делят пополам. Проститутки берут деньги вперед. Боятся, что клиент «забудет» рассчитаться. И с милицией разговаривать проще, если застукает, то отбирать нечего. Деньги получает «мамочка». Сутенеров на трассе нет. Слишком опасное и непрестижное место.

Клиенты трассовичек, как правило, народ залетный: иногородние автолюбители, водители-дальнобойщики, колесящие из города в город, из страны в страну. Исключение — шофера одесских автопредприятий. Они постоянные клиенты. Их знают по именам. Знают, как живут их семьи: кто родился, кто умер, кто женил сына. Такая вот семейная дружба, о которой, безусловно, не догадываются жены.

Залетных клиентов проститутки боятся. «Никогда не знаешь, чего от них ждать». В случае недовольства, разговор короткий — монтировка и кулаки. Побои для трассовичек давно перестали быть ЧП. Издержки профессии. Никто не удивится, если после очередного клиента вернешься на трассу с синяком под глазом. В лучшем случае. Поэтому подозрительным клиентам предпочитают отказывать. Обещают прокатиться в другой раз. Но клиенты приезжают сюда не за обещаниями. И если не удается договориться по-хорошему, запихивают в машину силой. И тогда… спаси, пронеси, Господи.

На трассу приезжает особый клиент, особый человеческий психотип. Они покупают. Так и говорят: «Я тебя покупаю». Как вещь. Для них важно показать, что у них есть деньги, поэтому они всемогущи. Жизнь трассовички ничего не стоит. Убьют — никто и не кинется. Родственники давно потеряли ее из виду.

На трассу, одну из самых низших ступеней в профессиональной проституции, попадают обычно девушки из сел Одесской области. Летом, правда, тусовка становится международной. На заработки поближе к синему морю съезжаются конкурентки из Молдовы, Беларуси, Крыма. Карина рассказывала, что в хороший день на трассе стоит до 100 девочек. И каждая находит работу. Летом увеличивается количество заграничных автопоездов: из Турции, Болгарии, Румынии. Самые лучшие клиенты — турки. Они ласковые, хорошо платят. Часто одаривают дешевым ширпотребом. Те, кто стоят на трассе годами, знают турецкий в совершенстве. Как, например, Карина. Она полиглот, кроме турецкого, говорит на болгарском и румынском.

Карина профессии своей не стесняется. За годы выстеснялась. Она настоящая профи. С большой буквы. «Я больше чем 50 человек через себя в сутки пропустить не могу». Это ее рекорд. Ей приходится учить мастерству профессии молодых.

— Если деньги с клиента взяли, а она не может дело до ума довести, так что, бабки назад отдавать? — задает Карина риторический вопрос. И сама на него отвечает: — В таком случае мне приходится подключаться и заканчивать. Раз-два и готов. А что делать? — Она поражает откровенностью.

Цены на трассе стабильные, инфляция на них не влияет. Оральный секс — 20 долларов США, половой акт — 25 зеленых. За сутки Карина с подопечными зарабатывает 250-300 долларов. На всех. Но иногда приходится работать бесплатно. На «бройлеров». Так проститутки называют всякого рода спецподразделения, которые подъезжают на «бобике» с вопросом: «Ну что, сучки, дружить будем? Или как…» Выход один: или платить, чтобы отцепились, или обслужить на шару.

Проститутки их ненавидят. И боятся. Потому что жаловаться некому…

РАЗНОЦВЕТНЫЕ ОГНИ «РИШЕЛЬЕ»

Устроиться на знаменитую панель под сень храма искусства — Одесской филармонии все равно, что выиграть в лотерею. Хотя, говорят, что в межсезонье пробиться намного легче. Сказывается текучесть кадров. Деревенщиной на этой панели не пахнет. Девицы с претензией и гонором. Одеты, конечно, вызывающе. Но по последнему капризу моды. Непосвященный может ненароком перепутать панель с подиумом Дома моделей. Глядишь, то на руке, то не шее проститутки блеснет золотая цепочка. Не боятся. Потому что работают под прикрытием, под «крышей». О тех, кто обеспечивает безопасность, особо распространяться не хотят. Коммерческая тайна. Называют их просто — ребята.

Под популярным в Одессе казино «Ришелье» у проституток жесткая конкуренция. Женщинам старше 30 работы не находится. Интересно, что претендентка на работу проходит своеобразный профотбор. Требования? Молода, смазлива, достаточно умна (если клиенту вдруг вздумается поговорить). Малолетних проституток, которых с каждым днем становится все больше, отсюда гоняют. К чему такая конкурентная «клубничка»? Да и неприятностей «в случае чего» не оберешься. Наркоманкам тоже нет места. Нужно поддерживать имидж тусовки. Рынок все-таки. Хотя, конечно, всякое случается. За всеми не уследишь.

Клиенты этих проституток — жители Одессы и загулявшие курортники, гастролеры. Лучший и долгожданный вариант для девицы, когда приглашают поработать и погулять. Девочек, обычно, увозит в ночные клубы, сауны, летние ночные заведения. Вот тогда есть возможность увидеть жизнь, к которой стремились через условности и преграды. Шальные деньги клиентов, шампанское, разноцветные огни казино. Порой девочкам кажется, что они хозяйки положения и все у их ног. Отсюда и гонор. Но это только кажется. Городской клиент воспитанный. Проституток, как правило, не бьет. Помнит, что девочка работает «под крышей». Зачем портить товар? Правопреемницы валютных путан советских времен чувствуют себя довольно вольготно. Но и у них есть проблемы.

«Пятьдесят процентов мужчин в возрасте от 30 до 40 лет импотенты. Намучаешься с ними, пока отработаешь». Городские клиенты хорошо знают, чем чревата связь с проституткой. Все как один спрашивают, есть ли презерватив. Девочки используют надежные латексные презервативы типа Life Styles. Качество изделия проверяют особым способом. По закону физики: на растяжение. Наливают воду до тех пор, пока не порвется. Говорят, некоторые презервативы выдерживают по полведра воды. Но в последнее время, не смотря на все предосторожности, клиенты все чаще заказывают лесбис шоу.

Для такого случая у проституток припасены защитные оболочки для женщин. Напоминают они тонкий полиэтилен, в который в супер-маркетах упаковывают продукты. Сложившейся практикой для проституток стал поход к гинекологу. Сортировка от грязных. За этим пытается следить «мамочка». Она не работает, но занимается подбором кадров, утрясает внутренние проблемы, контролирует свою территорию.

Каждый вечер на панель под «Ришелье» выходит до 50 женщин секс-бизнеса. Так они себя называют. Сказывается все-таки интеллект. На проблему проституции у девушек свой взгляд. «Почему общество спокойно относится к купле-продаже «мозгов» и «рук», что является сутью любого трудоустройства. Проституция — это бизнес. И мы продаем свое тело».

Проститутки хотят легализоваться. По разным причинам. Бояться СПИДа. Бояться побоев в милиции, которая отбирает честно отработанные деньги. Боятся бесплатных поездок в леса и на поля орошения. Проститутка бесправна. Она вне закона. Кто будет ее защищать?

Профи, с которыми мне пришлось разговаривать, видят решение проблемы в создании «домашних пансионатов». Было даже такое предложение: «Отдайте нам заброшенную бильярдную в Дюковском парке. Мы сами ее реконструируем. За свои деньги. Мы готовы платить налоги. Но нам надоели издевательства и унижения…»

Конечно, в журнальной статье невозможно рассказать о всех видах проституции и назвать все адреса. Их много. Большинство горожан знают о тусовках проституток на проспекте Шевченко, троллейбусных остановках на Пушкинской, на Разумовской, на дороге поселка Котовского. Но есть еще сауны, бары, студенческие общежития, где приторговывают девочками.

Во всем мире проституция, после торговли наркотиками, считается самым прибыльным теневым бизнесом. И если она существует, значит, это, конечно, кому-то выгодно.

Но закрывать глаза и делать вид, что ничего не происходит, нельзя…

Татьяна Чубина, журнал «Одесса»

Читайте также: