Медицина Украины: клинический случай или фатальный исход?

Большинство украинцев недовольны качеством услуг государственной системы здравоохранения. В ожидании полномасштабной реформы отрасли реальную помощь в лечении людей оказывают благотворительные проекты

«Если через полчаса вы не привезете тысячу гривен, мы не начнем операцию и ваш брат умрет», — заявили Александре Матвиенко (фамилия пострадавших изменена по этическим соображениям) в больнице одного небольшого донбасского городка. Эту историю, несмотря на ее двухлетнюю давность, Александра до сих пор вспоминает с ужасом. Ее младшего брата Артема, вечером после работы возвращавшегося домой, ограбили местные наркоманы.

Они нанесли ему девять ножевых ранений. Жизнь 22-летнего парня висела на волоске. Работники «Скорой помощи», приехавшие по вызову на место происшествия, отказались оказать ему медицинскую помощь. «Вызывайте милицию, мы здесь ни при чем», — сказали они и уехали. И неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы не помогли добрые люди.

«Спасибо им. Кто-то вызвал такси, отвез брата в больницу и дал 150 гривен врачам, чтобы те хотя бы осмотр провели. А потом мне позвонили, я приехала туда и дала деньги на операцию», — рассказывает Александра Матвиенко. Брату повезло — он поправился. Но в суд на эскулапов семья Матвиенко подать не смогла: согласно документам, оказалось, что человек по фамилии Артем Матвиенколечение в больнице не проходил.

Фактический объем финансирования сферы здравоохранения в Украине вместе с «благодарностью» врачам составляет около семи процентов ВВП. А это очень хороший показатель, сопоставимый с уровнем Европейского союза. И он свидетельствует о том, что украинцы заботятся как о здоровье своих близких, так и о собственном

Подобную — пусть и не столь вопиющую — историю о нарушении клятвы Гиппократа современными докторами могут рассказать почти в каждой украинской семье. Медикам люди не доверяют, а сложившуюся после распада СССР систему здравоохранения считают неэффективной. По данным опроса международного исследовательского агентства IFAC, проведенного в Украине весной нынешнего года, более двух третей жителей страны (68%) не удовлетворены существующим уровнем государственного медицинского обслуживания. Максимальный показатель лояльности к медслужбам зафиксирован в отношении роддомов и женских консультаций (49% в каждом из случаев). Что касается «Скорой помощи» и участковых врачей, то их работой удовлетворены 47% украинцев.

Больше всего наши сограждане критикуют работу стационаров и поликлиник — о деятельности указанных служб отрицательно отозвались 37 и 38% соответственно. По информации исследования, проведенного Институтом Горшенина, лишь 40,2% респондентов в случае заболевания обращаются в государственные поликлиники, а 5,6% идут в платную поликлинику или больницу. При этом свыше 30% опрошенных указали, что предпочитают лечиться самостоятельно, еще 2,5% прибегают к помощи народных целителей, а 5,3% и вовсе пускают ситуацию на самотек.

Взгляд изнутри

Однако в украинском Министерстве здравоохранения не хотят признавать, что столь острые проблемы существуют. «Я не могу сказать, что отрасль находится в плачевном состоянии. Да, положение сложное, но не катастрофическое. Система здравоохранения сохранила жизнеспособность. Мы можем оказывать медпомощь как в экстренных случаях, так и при плановой терапии. Для того чтобы система работала лучше, ее необходимо не только лучше финансировать, но и изменить саму структуру отрасли, оптимизировать медицину, а также более эффективно использовать деньги», — заявил министр Александр Анищенко в интервью журналу ЭКСПЕРТ.

А вот сами медики не столь оптимистично отзываются о нынешней ситуации в отрасли и в качестве аргументов приводят простые цифры. «В стационаре на лечение одного больного выделяется 2,50 гривни в сутки, на питание — 1,20 гривни. В итоге только до десяти процентов стоимости лечения оплачивает государство, за остальное люди платят сами. К примеру, стоимость качественного лечения инфаркта составляет 15 тысяч гривен в день. Конечно, у больницы таких денег нет», — признается главврач одной из больниц, по понятным причинам желающий сохранить анонимность. Дорогие препараты, оборудование, его ремонт — как правило, на это денег из бюджета не выделяется.

Хотя проблема отсутствия средств в медучреждениях очевидна, чиновники из профильного министерства нередко жонглируют цифрами: подменяют объемы финансирования больниц суммами, которые ежегодно тратят украинцы на услуги врачей. А это, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), около семи процентов ВВП — очень хороший по мировым меркам показатель, сопоставимый с уровнем Европейского союза. И говорит он о том, что украинцы привыкли заботиться как о здоровье своих близких, так и о собственном!

Но в том-то и дело, что в ЕС источниками финансирования являются бюджет и медицинская страховка, а у нас каждая вторая гривня, потраченная на медицину, — нелегальная плата за якобы бесплатные врачебные услуги. Согласно данным исследования IFAC, на вопрос «Приходилось ли вам когда-либо лично платить врачу за оказанную услугу неформально?» утвердительно ответили 52% респондентов. Причем здесь речь идет о благодарности лично докторам, а не о благотворительных взносах в кассы некоторых больниц, куда пациентов просят перечислить определенную сумму. (Обычно эти средства собираются медучреждениями для закупки бинтов, шприцев, лекарственных препаратов, канцелярских принадлежностей и т. п.)

Кроме того, при многих больницах есть «свои» аптеки, где медики рекомендуют пациентам покупать лекарственные препараты. Там они обычно на 10–15% дороже, чем в других аптеках.

Наконец, очень часто наши соотечественники платят не за лечение, а за выдачу справок. Например, медсестра в Киеве может попросить полтинник за оформление справки о здоровье ребенка, чтобы тот мог посещать бассейн. К реальному состоянию здоровья дитяти это, понятное дело, никакого отношения не имеет.

Миллионы и ожидания

В Украине стартовала реформа системы здравоохранения, которая, по уверениям чиновников из профильного министерства, должна в корне изменить ситуацию. Начать реформу предполагается с реорганизации сети медучреждений. В частности, будет разработана схема госпитальных округов. В ней будет четко указано, как именно будут оказываться различные виды медицинской помощи в конкретном регионе.

По словам первого заместителя главы администрации президента Ирины Акимовой, это нужно для того, чтобы устранить дублирование функций медучреждений и сконцентрировать финансовые и человеческие ресурсы в тех центрах предоставления медпомощи, которые могут оказывать ее на высоком уровне. Предполагается, что медучреждения станут работать по трем направлениям. Первое — первичная медпомощь, а именно услуги участкового терапевта, амбулатории и семейных врачей. Второе — консультации профильных специалистов и госпитальные службы. Третье — услуги клиник на базе профильных институтов.

Первый этап реформы продлится до 2013 года. В нынешнем году пилотные регионы (Винницкая, Днепропетровская, Донецкая области и Киев) создают центры первичной медико-санитарной помощи на основе существующих медучреждений. Александр Анищенко утверждает, что в следующем году в этих регионах будет сформирована единая система экстренной медицинской помощи — аналог существующей «Скорой помощи», все пункты и бригады которой объединят в одну систему. Кроме того, в 2012-м в стране будут созданы центры первичной медико-санитарной помощи. Если полученные результаты устроят чиновников, с 2014 года вся отечественная система здравоохранения приступит к реформированию по образцу пилотных регионов. А на 2015-й намечено внедрение страховой медицины.

В 2012 году финансирование лечебных учреждений, которые подчиняются Минздраву, увеличится на 865,6 млн гривен. Деньги пойдут и на улучшение медикаментозного обеспечения, и на повышение зарплат медперсонала. В 2011-м больше средств выделено на закупку медицинского транспорта и оборудования для регионов — 797,5 млн по сравнению с 95 млн гривен в 2010-м. Проектом бюджета на следующий год также предусмотрено 327 млн гривен, которые будут направлены на приобретение оборудования в пилотных регионах, где апробируется реформа здравоохранения. В целом после реформы на первичную медицинскую помощь будет выделяться от 20 до 30% общего финансирования здравоохранения (при нынешних 12%), на экстренную помощь — до десяти процентов и на специализированную медицинскую помощь — 60–70%.

Украинцы с тревогой ожидают результатов реформы, которая не впервые помпезно провозглашается в стране. Большинство опрошенных агентством IFAC (53% респондентов) не рассчитывают на какие-либо качественные изменения. Позитивные ожидания многих наших соотечественников связаны в первую очередь с улучшением оснащения лечебных заведений (44%), увеличением ответственности врачей по отношению к пациентам (36%), повышением квалификации медицинского персонала (30%).

А пятая часть респондентов (20%) полагает, что реформирование системы здравоохранения повлечет за собой множество негативных последствий. В частности, по их мнению, возрастут затраты на консультации докторов (48%), станут закрываться медицинские учреждения, придется обращаться в больницы, расположенные дальше от дома (40%), увеличатся очереди на прием к врачам-специалистам (39% опрошенных).

Нюансы перемен

Изменить состояние отечественной медицины с помощью правительственных директив невозможно. Так, масштабное внедрение семейной медицины в краткосрочной перспективе явно не улучшит качество оказываемых медработниками услуг. Ведь уровень квалификации многих молодых украинских врачей не дотягивает до уровня европейского семейного доктора — универсального специалиста, способного оказать квалифицированную лечебно-диагностическую помощь при разных заболеваниях у детей и взрослых. А значит, по-прежнему будут существовать дешевые врачи — те же участковые — и опытные диагносты, чьи контакты будут передаваться по сарафанному радио. И их услугами, как и раньше, смогут пользоваться только те, у кого есть деньги.

Реформирование отрасли призвано уменьшить количество медучреждений и, соответственно, сократить штат сотрудников. «Напротив, надо пересматривать штатное расписание в сторону увеличения медперсонала на одного пациента. По нынешнему 33-му приказу у меня на 30 коек в хирургическом отделении только полтора врача, а надо три», — сетует упомянутый нами главврач.

А у медиков рангом пониже — свой взгляд на реформу. «Если уж проводить реформу, то надо в первую очередь убирать больничные листы. Половина времени уходит на их продление, а норматив — 12 минут на каждого больного. Врач не успевает осмотреть пациента, а тратит время на заполнение бумажек», — уверяют они. Опасаются врачи и реорганизации специализированных больниц, которые, по их мнению, хорошо себя зарекомендовали. Еще одним недостатком реформы они также считают штатное расписание, в котором на одного доктора приходится две медсестры (сейчас полторы), однако не предусмотрены манипулятивная медсестра для дневных стационаров и регистратор.

Но самая большая проблема, утверждают медработники, — это недостаток финансирования отрасли. Ведь даже с учетом прогнозов по увеличению финансирования медицинских учреждений в следующем году денег на кардинальное улучшение ситуации всё равно не хватит. Закупить новое оборудование, отремонтировать помещения больниц, пополнить парк карет «скорой помощи» — все эти задачи в обозримом будущем государство не в состоянии решить за счет собираемых налогов. По нормативам ВОЗ, при финансировании здравоохранения менее чем на пять процентов от ВВП можно говорить об отсутствии медицинской помощи в стране. У нас на нужды здравоохранения официально выделяется от 3,6 до 4,2% ВВП.

Однако уже сейчас частичную нагрузку по решению данных проблем берет на себя частный бизнес. Есть глобальные благотворительные проекты, финансируемые крупными компаниями. Такова, например, программа «Остановим туберкулез в Украине» фонда Рината Ахметова «Развитие Украины». В рамках нее фонд занимался мониторингом качества препаратов, усовершенствованием законодательной базы, обеспечил оборудованием детские отделения туберкулезных диспансеров, а также в партнерстве с местными органами власти реализует программу по преодолению эпидемии в Донецкой области.

В декабре 2010 года состоялось подписание грантового соглашения в размере около 95 млн долларов между Украиной в лице фонда «Развитие Украины» и Глобальным фондом по борьбе с ВИЧ/СПИДом, туберкулезом и малярией. Выделенные средства пойдут на борьбу с эпидемией туберкулеза. Есть у фонда Рината Ахметова также всеукраинский проект «Рак излечим», который нацелен на поддержку государственной системы оказания помощи онкологическим больным.

Одна из основных задач проекта — внедрение мирового уровня диагностики и лечения онкологических заболеваний в Украине. В рамках проекта фонд создаст ПЭТ/КТ-центр с лабораторией по производству радиофармпрепаратов и новый радиологический центр в Донецке и современный радиологический центр на базе Национального института рака в Киеве. В восьми областях Западной Украины фонд работает над усилением диагностической и лечебной базы специализированных диспансеров. Общая сумма инвестиций фонда в развитие государственной онкологической службы Украины составляет около 315 млн гривен.

Поддерживает больницы в регионе своего присутствия и ООО «ТНК-ВР Коммерс». В частности, компания оказывает поддержку внедрению в Луганской области передовых научно-доказательных практик и технологий акушерского и неонатального ухода в рамках Всеукраинского проекта «Здоровье матери и ребенка» (осуществляется в сотрудничестве с USAID). На базе луганского роддома работает образцовый тренинговый центр для обучения медперсонала по новым методикам (в 2010-м подготовлено 278 медработников). В результате в прошлом году в Луганской области показатель материнской смертности уменьшился против предыдущего года почти вдвое, а перинатальной смертности — упал без малого на 30% и является самым низким в Украине.

Есть и небольшие коммерческие примеры частно-государственного партнерства. Так, три года назад в Черкассах местные бизнесмены приобрели для больницы два современных компьютерных томографа стоимостью свыше одного миллиона долларов каждый. Городские власти выделили им помещение для установки оборудования в медучреждении, а те, в свою очередь, установили там аппаратуру и делают платную компьютерную томографию. Однако все пациенты «Скорой помощи», попадающие в больницу в очень плохом состоянии, проходят обследование на томографе бесплатно.

Тем не менее в целом по стране еще нет системы, в которой взаимодействовали бы три равноправные стороны — бизнес, государство и больные. Чтобы наладить нормальную работу в этой сфере, нужны новые законы, прозрачные тендеры на закупку лекарств и оборудование, повышенная ответственность врачей, понятные правила игры для частного бизнеса и, самое главное, изменение системы финансирования.

Один из хорошо зарекомендовавших себя в странах ЕС вариантов — введение обязательного медицинского страхования при условии права пациента самостоятельно выбирать лечащего врача и клиники, независимо от формы собственности. В этом случае лечебные учреждения будут заинтересованы привлечь как можно больше клиентов. И только тогда у врачей появится серьезная мотивация в предоставлении на самом деле качественного медицинского обслуживания своим пациентам.

КОММЕНТАРИЙ

Александр Данковский

Ещё лечат

Когда в семье трое детей, трудно избежать общения с докторами. И мне неоднократно приходилось сталкиваться с украинской государственной медициной — могу рассказать о ней отнюдь не только плохое. А о медицине коммерческой — не только хорошее.

Частники, с которыми меня сводила судьба, руками и ногами отпихивались от пациента с серьезными проблемами. «Поезжайте в больницу такую-то, при ней кафедра, там вылечат…» — говорил молодой и, судя по всему, неплохо кушающий врач. Ибо лечение такого больного — немалая ответственность, а коммерческий доктор ее на себя брать не хочет, даже за деньги.

«Больница такая-то», несмотря на наличие кафедры, выглядела так, словно она пережила войну. Впрочем, почему «словно»? Она ее действительно пережила, и не одну. То есть корпуса были построены еще до Первой мировой и с тех пор не сильно изменились. Даже оконным рамам, судя по внешнему виду, лет сто. И щели, забитые бинтами. Но доктора, работающие в этих условиях, ответственности не побоялись и пациенту помогли — быстро и квалифицированно. И денег не взяли — ни в качестве аванса, ни в качестве благодарности постфактум. Может, дух больницы влиял? До революции среди врачей вроде как считалось хорошим тоном проявлять благородство и быть бессребреником (мой прадед-хирург на свои деньги строил лечебницу и покупал лекарства для захворавших бедняков — во всяком случае, так гласят семейные предания).

В другой больнице, не такой старой (всего-то лет пятьдесят зданию) картина была сходная. Внутреннее убранство пугало — кривые цементные стены в душевой, такие же кривые, покрытые советской мелкой рыжей плиткой полы в палате, осыпающаяся штукатурка… Правда, окна с пластиковыми стеклопакетами. А доктора всё равно лечили хорошо. И от денег отказывались. Буквально воспринимали как личное оскорбление.

А недавно судьба свела меня со свежепостроенным государственным лечебным учреждением — Киевским городским центром сердца. В палатах — кондиционированный воздух, множество всяких мониторов и другой умной (зарубежной и явно очень дорогой) техники, в коридорах детского отделения — игрушки, горки, качели. Врачи — на уровне. Ребенку нужна была операция на аорте. Ее сделали и, тьфу-тьфу-тьфу, удачно. Какие-то деньги пришлось потратить (и на медпрепараты, и на «благодарности»). Но, во-первых, в таком случае любой родитель готов заплатить, сколько скажут, а во-вторых, не так уж велики были суммы. Вполне подъемные для семьи со средним достатком. Мне говорят, что эта больница — одна на всю страну. Но даже одна — это гораздо больше, чем ни одной. И лечились там дети со всей Украины и даже из ближнего зарубежья.

Печаль моя в том, что и это медучреждение, и те доктора, о которых я писал выше, — исключения. Хорошо, что они есть. Но на исключениях нельзя основывать систему. А массовая картина таки удручает. Даже в Киеве и даже в мелочах, которые изменить можно быстро, потратив на это не так уж много средств.

Карточки и прочие истории болезни по-прежнему заполняют от руки. Хотя примитивная база данных на уровне хотя бы одной больницы (а лучше — города, а еще лучше — страны) избавила бы медперсонал от примитивной писанины и уберегла бы от врачебных ошибок. Например, от назначения пациенту лекарств, вызывающих аллергию.

Дозвониться в поликлинику, чтобы вызвать доктора на дом, — проблема. Хотя чего проще — организовать прием вызовов по электронной почте. И вывесить на сайте медучреждения расписание приема специалистов — чтобы не выяснять по телефону, когда в этом месяце принимает твой участковый.

Впрочем… какой e-mail, какие сайты?! В супермаркетах, и даже в метро, пол давно моют с помощью специальной техники, а в больнице по-прежнему орудует шваброй бабушка в некогда белом халате. В нашей медицине время как бы замерло. Кстати, о проблемах этих бабушек — санитарок и иного младшего медперсонала — обычно говорят и пишут меньше, чем о бедах врачей. Я как-то разговорился с одной: «Доктору хоть иногда что-то занесут, а что делать мне с зарплатой 700 гривен в месяц. Пока есть пенсия и здоровье позволяет, буду тут работать. А как уйду — где они молодых на такие деньги найдут, что делать будут?»

И в самом деле, что?

Автор: Светлана Кондрашова, журнал ЭКСПЕРТ

Читайте также: