Туринский процесс. Часть II. ИСТОРИЯ ПАРТНЕРОВ «СИНТЕЗ»а

В Италии продолжаются открытые судебные слушания по так называемому «Делу Стрешинского + 8». Киевлянин Дмитрий Стрешинский в 92-94 гг. возглавлял фирму GTI, которая незаконно поставляла оружие в Югославию. В ходе следствия Стрешинский заключил сделку с правосудием и дал показания против своих бывших компаньонов по кооперативу «Синтез» (Москва).

Леонид Лебедев, Марк Гарбер и Александр Жуков отрицают предъявленные им обвинения и утверждают, что в свое время отклонили идею Стрешинского торговать украинским оружием. После этого Стрешинский действовал самостоятельно и лишь однажды воспользовался в своих интересах правом подписи на счетах оффшора, связанного с «Синтезом».

История кооператива «Синтез» началась с того, что группа предприимчивых москвичей решила заняться популярным бизнесом времен перестройки – продажей персональных компьютеров. В середине 1987 г. инженер Леонид Лебедев и врач Марк Гарбер учредили кооператив, основным профилем которого была реализация оргтехники. Позднее к ним присоединился и стал одним из компаньонов Александр Жуков. Основатели «Синтеза» были хорошо и давно знакомы между собой, их объединяли дружеские и доверительные взаимоотношения. В состав кооператива был также принят киевлянин Дмитрий Стрешинский, который отдельно познакомился с Лебедевым во время их совместной работы на киностудии.

Со временем компьютерный бизнес перестал приносить ожидаемые доходы и «Синтез» переключился на другие виды предпринимательства. Каждый из участников кооператива развивал собственные проекты. Так, Лебедев строил завод по консервированию овощей в Узбекистане, Жуков экспортировал за границу лес, а Гарбер занимался Пи-Ар. «Синтез» также работал в сфере медицины, кинопроизводства и звукозаписи. К примеру, «Синтез» продюсировал в Москве известную рок-группу «Наутилус Помпилиус». Производством документальных и рекламных видеофильмов заведовал Стрешинский, который имел соответствующий опыт работы на «Киевнаучфильме».

В 1989 г. в СССР вышел закон о совместных предприятиях, согласно которому этому типу предприятий предлагались значительные налоговые льготы. Компаньоны по «Синтезу» приняли решение о реструктуризации своего кооператива в СП. С этой целью в британском Джерси (острова между Британией и континентальной Европой) была учреждена оффшорная компания Trade Consept Ltd. (TCL). Осенью 1990 г. родилось совместное предприятие «Синтез корпорейшн», соучредителями которого выступили кооператив «Синтез» и TCL. Президентом СП стал Лебедев а вице-президентом (представителем зарубежного партнера) — Стрешинский. На тот момент ловкий киевлянин уже успел обзавестись паспортами нескольких зарубежных государств и поэтому рассматривался в качестве иностранца.

После создания СП Стрешинский был откомандирован за границу, где ему поручили заниматься зарубежными финансами предприятия. Он обосновался в Вене и оттуда управлял оффшором: следил за прохождением платежей на счетах TCL, открытых в нескольких европейских банках.

Тем временем, компаньоны по «Синтезу» переориентировались на новый, в этот раз уже сверхприбыльный бизнес: нефть. Постепенные изменения в командной экономике СССР привели к появлению первых аукционов и товарно-сырьевых бирж. Летом 1991 г. у государственных предприятий появилась возможность приватизировать часть продукции и самостоятельно торговать ею. В это время «Синтез Корпорейшн» заключил договор с нефтеперерабатывающим предприятием в Сибири и выступил посредником при продаже дизельного топлива за границу. Чистая прибыль от одной из первых сделок составила около 4 миллионов долларов. Так компаньоны по «Синтезу» сделали окончательный выбор в бизнесе и целиком сосредоточились на переработке, транспортировке и экспорте нефтепродуктов. Схема была предельно проста: сырье покупалось за рубли у госпредприятий, там же перерабатывалось, а реализовывалось за твердую валюту. К началу 1992 г. «Синтез» закупал уже порядка 150 тыс. тонн нефти в месяц и зарабатывал на каждой тонне около 30 долларов. Дела бизнесменов шли великолепно: поле деятельности постоянно расширялось, а доходы стабильно росли.

Стрешинский все это время находился за границей и не принимал личного участия в нефтяном бизнесе. Он продолжал следить за финансами TCL и одновременно углубился в какие-то собственные дела. Так, еще в конце 1991 г. – это установило следствие — Стрешинский зарегистрировал в Панаме фирму Global Technologies International. Её филиалы функционировали также в Вене и Киеве под названием Global Technologies Ukraine.

Известно, что Стрешинский встречался с Леонидом Кравчуком в начале 1992 г. и убеждал Президента Украины в необходимости и выгодности для государства оружейной коммерции. По утверждению представителя панамской компании, интерес к закупкам унаследованного от СССР оружия проявлял ряд африканских государств.

Весной 1992 г. Стрешинский объявился в Москве в компании двух других украинцев — Федоренко и Важника. Он сообщил партнерам по «Синтез Корпорейшн», что ему поступило выгодное предложение – заняться экспортом украинского оружия. При этом, Стрешинский ссылался на свои особые отношения с руководством Украины, которые он приобрел работая на поприще телевидения и кинопризводства. Инициатива Стрешинского не вызвала энтузиазма у остальных партнеров и была, после непродолжительного обсуждения, отклонена. Никто из соучредителей «Синтеза», за исключением самого Стрешинского, не имел деловых связей в Киеве. Поэтому, торговля украинским оружием показалась им рискованной и несвоевременной затеей в условиях, когда нефтяной бизнес «Синтез Корпорейшн» процветает. Компаньоны на общем собрании предупредили Стрешинского: если тот всерьез настроен торговать оружием, ему прийдется заниматься этим самостоятельно.

После этого Стрешинский был официально уволен из «Синтез Корпорейшн». Он согласовал причитающуюся материальную компенсацию и более не получал доходов от нефтебизнеса. Однако, Стрешинский продолжал числиться соучредителем TCL и автоматически сохранил право подписи на ее счетах. Как оказалась впоследствии — совершенно некстати для своих московских компаньонов. В ходе предпринятого в Италии расследования выяснилось, что счет TCL был однажды использован для перевода средств от компании Стрешинского GTI. Так фамилии соучредителей кооператива «Синтез» вновь зазвучали вместе. На этот раз – в обвинительных документах итальянской прокуратуры, которая инкриминировала им соучастие в оружейной контрабанде.

В период с 8 октября 1992 г. по 13 января 1993 г. компании Стрешинского GTI удалось заключить три контракта с украинской внешнеторговой фирмой «Прогресс». Эти контракты были утверждены государственной экспортной комиссией, которая в то время регулировала экспорт оружия из Украины. Общая сумма сделок составила около 17 миллионов долларов и все эти деньги были аккуратно выплачены государству. Однако, по утверждению бывшего главы СБУ Евгения Марчука, деятельность Стрешинского быстро попала в поле внимания спецслужбы. Поводом послужила информация о взятках, которые коммерсант раздавал военным с целью увеличить количество и номенклатуру оружия, отгружаемого по оформленным контрактам. Кроме того, Стрешинский входил в контакт напрямую с чиновниками Минобороны, которые затем лоббировали заключение контрактов на выгодных для GTI условиях. Расследованием этих фактов занимался зампред СБУ Г.Федяев.

Постепенно вопрос оружейного бизнеса Стрешинского поднялся на уровень дискусии между Президентом и Председателем СБУ — эта тема обсуждалась в их официальной переписке и при личных встречах. По словам Марчука, Леонид Макарович пребывал в уверенности что деятельность GTI идет на пользу государству и долго не соглашался с доводами главы СБУ, который подозревал в Стрешинском афериста.

Сопутствующая этому периоду история подробно и разносторонне освещалась в украинских СМИ. Нам же остается только обнародовать то самое знаменитое письмо на имя Президента, в котором Марчук информировал о расследовании СБУ в отношении компании GTI и просил главу государства отозвать резолюцию о поддержке Стрешинского.

В конечном итоге деятельность GTI в Украине была заблокирована. Стрешинскому больше не удалось заключить в Киеве ни одного контракта и он перенес свой бизнес в Белоруссию.

Доподлинно известно, что 2 марта 1993 года Генпрокуратура Украины возбудила уголовное дело в отношении начштаба вооружений МО Украины И.Олейника. 20 мая 1993 г. Стрешинский был допрошен по этому делу в качестве свидетеля. В своих показаниях директор GTI признал, что собственноручно подписывал контракты на поставку оружия, предъявлял украинским властям сертификаты конечного пользователя, а также обсуждал с чиновниками Минобороны спецификацию поставок (в ходе следствия в Италии Стрешинский все это категорически отрицал) .

Пристальное внимание к себе со стороны Генпрокуратуры (допрос продолжался, с перерывом, с 9:00 до 19:00) серьезно испугало Стрешинского. После этого он немедленно покинул Украину и больше сюда не возвращался. Тогда же СБУ впервые заподозрила, что закупленное GTI оружие могло отправляться не по адресу.

Тем временем, нефтяной бизнес бывших компаньонов Стрешинского по СП «Синтез Корпорейшн» развивался своим чередом. После распада СССР начали формироваться отдельные государства с собственными законами и денежными единицами. В экономике бывших советских республик воцарился хаос. Летом 1992 года независимая Украина оказалась парализована бензиновым кризисом. На автозаправках выстроились километровые очереди, остановилась работа промышленных предприятий. Несмотря на острый дефицит в топливе, российские поставщики нефти не желали связываться с украинскими НПЗ. Их отпугивала неразбериха с купоно-карбованцами и таможенным законодательством. В это время у «Синтез Корпорейшн» возникла идея задействовать для переработки нефти мощности Одесского НПЗ, а одесский морской порт — для перевалки нефтепродуктов на экспорт. За украинское направление деятельности «Синтез Корпорейшн» взялся Александр Жуков. В июле 1992 г. в Ильичевске была учреждена компания «Синтез Ойл», которая занялась коммерческими поставками в одесский регион российской нефти. Со временем деятельность компании приобрела широкий размах. Партнерами «Синтез Ойл» выступали международные корпорации Chevron и Mobil, а позже — российский гигант «ЛУКойл». Сам Жуков руководил делами своей структуры из штаб-квартиры в Лондоне, куда он перебрался летом 1993-г. В Англии была зарегистрирована фирма Sintez U.K. Ltd., которая не являлась оффшором и платила налоги британскому государству. В 1995-96 гг. произошло окончательное разделение между Жуковым и его компаньонами в Москве. Лебедев продолжал успешно развивать бинес российского «Синтеза» и даже, в одно время, претендовал на пост главы корпорации «Славнефть». Гарбер постепенно углубился в банковский бизнес и инвестиции: он основал инвестиционный коммерческий банк, который впоследствии продал британцам. В результате Гарбер стал вице-президентом международной финансовой группы Fleming Family and Partners в Лондоне.

Первые неприятности, связанные с тем, что бывший участник «Синтеза» занимался контрабандой оружия, возникли в 1997 г. у Жукова. После ареста Стрешинского во Франции у правоохранителей возникло предположение, что он мог отмывать деньги от продажи оружия, замешивая их в поток средств от нефтяного бизнеса СП «Синтез Корпорейшн». Французы тогда предъявили международный запрос на расследование в швейцарском оффисе Sintez U.K. Ltd. и реквизировали все необходимые документы. Однако, никакого продолжения за этим не последовало – бухгалтерия компании Жукова оказалась абсолютно чистой.

Продолжение следует

Алексей Степура, специально для «УК»

Читайте также: