Как отмыть миллиард

Представьте себе небольшой филиал банка, чья штаб-квартира располагается на Хай-стрит, где-нибудь в далекой Шотландии. И вдруг там появляется «клиент», который регулярно — раз в две недели — вносит свой счет полмиллиона фунтов стерлингов. Которые, как выясняется позднее, он получил от продажи наркотиков. И никто даже не подумал поставить в известность полицию. Добро пожаловать в глобальную систему отмывания денег, объемы которой оцениваются в триллионы фунтов стерлингов! Каков он, британский опыт борьбы с легализацией преступных денег?Грандиозность этой «отрасли» внушает недоверие: согласно данным Международного валютного фонда, ее объем равняется 2-5% мирового Валового продукта (или примерно $2 триллиона), проникнув практически во все слои общества. И в ту же Шотландию в том числе.

Недавнее расследование английских газет представило неоспоримые свидетельства того, что преступники вовлекают в свою цепочку всех — от расположенных на задворках салонов для загара до распложенных на центральных улицах почтенных банков, даже если последние и не подозревают о том, что их используют. Мошенниками могут быть и мелкие гангстеры, и крупные торговцы наркотиками, и террористы международного класса. Все они — настоящие специалисты по отмыванию грязных денег. Даже международные компании могут заниматься переводом и перераспределением средств для террористических организаций типа Аль-Каиды.

Самое страшное — это то, что от паутины отмывания денег не застрахован никто, даже самые уважаемые финансовые институты, поскольку изощренные преступники прибегают ко все более сложным технологиям и легальным лазейкам для своей выгоды.

Недавно Королевский банк Шотландии был вынужден выплатить штраф в размере 750 000 фунтов стерлингов за то, что не смог обеспечить достаточно строгую систему проверки своих клиентов-держателей счетов — а это именно та лазейка, которая может быть использована для отмывания грязных денег в первую очередь.

Это — первый случай применения штрафа после того, как британская Комиссия по финансовым услугам (FSA) получила новые полномочия для борьбы в отмыванием денег после террористических атак 11 сентября в США. Однако он, похоже, окажется отнюдь не единственным, поскольку власти Великобритании решили окончательно разобраться с проблемой, руки до которой у них не доходили в течение нескольких десятилетий.

Вплоть до прошлого года некоторые банки достаточно прохладно относились к требованию об обязательном оповещении обо всех «подозрительных» сделках. Но после того, как выяснилось, что 1.3 млрд. фунтов стерлингов, украденных из Нигерии бывшим диктатором генералом Сани Абача (Sani Abacha), были проведены через лондонский Сити, ситуация начала меняться. Затем последовала атака на Всемирный торговый центр, что вынудило английское правительство заморозить средства на сумму около 6.5 млн. фунтов стерлингов, которые могли быть связаны с террористическими организациями.

По мнению адвоката Стивена Филиппсона (Steven Philippsohn), старшего партнера в компании «Philippsohn Crawfords and Berwald» и эксперта по мошенничествам, западные правительства вступили в очень трудную войну, поскольку сегодняшние виртуальные банковские операции особенно благоприятны для отмывания грязных денег.

Филиппсон указывает, что даже на нынешней, довольно ранней стадии развития электронной коммерции, объемы отмывания денег через виртуальные системы уже оценивается на уровне $50 млрд. в год.

«Самое главное преимущество Интернета — это полная анонимность плюс скорость совершения сделок», — говорит Филиппсон. «Сейчас любой человек может войти в систему, открыть счет и сразу же совершить 4000 сделок по 4000 фунтов, поскольку именно по превышении этой суммы в Великобритании банк обязан послать уведомление Комиссии по финансовым услугам».

Развитие виртуального банковского бизнеса поставило отмывание денег на новый уровень, однако сама эта деятельность переживает период расцвета уже не первый год. Обычно преступники «узаконивают» средства, полученные от грабежа и от продажи наркотиков, просто купив или создав какую-нибудь компанию или недвижимость.

Именно так гангстер из Глазго Тэм МакГро (Tam McGraw) — по прозвищу Лицензиат — и создал свою империю: вкладывая средства сначала в «Caravel Pub», а затем во флотилию такси под названием «Mac’s Cabs». «Бывает и так, что какой-нибудь пивоваренный завод объявляет о займе — и в этом случае первоначальный взнос делается в виде «легальной» наличности» — говорит один из бывших инспекторов-детективов. «Вся суть заключается в том, чтобы укрыть грязные деньги среди законных средств. На бумаге компанией может владеть какое-нибудь подставное лицо, не имеющее досье в полиции и которое примет на себя удар, если все вдруг выплывет наружу».

Однако все большее количество гангстеров предпочитает диверсифицировать свои интересы. «Сейчас в индустрии отмывания денег наиболее популярны салоны для загара, там существует огромное количество возможностей для подделки учета» — говорит один из бывших членов Шотландского отряда по раскрытию преступлений. «Предположим, клиент должен заплатить 10 фунтов за 15-минутный сеанс. Если при этом у Вас работает 10 установок-соляриев с 7 часов утра и до полуночи, то Вы вполне можете заявить о том, что дневная выручка составила 6000, когда на самом деле она составляет всего 2000. Здесь можно очень быстро отмыть немалое количество денег».

Хотя еще в 1993 году английские банки и другие финансовые институты в обязательном порядке должны были проверять личность открывающего новый счет клиента и сообщать обо всех «подозрительных» сделках, эти правила не всегда строго выполняются. «Перед тем, как уйти из полиции, я расследовал одно дело, когда торговец наркотиками каждые две недели вносил на свой счет в небольшом филиале одного из известных и уважаемых банков 500 000 фунтов, и никто при этом не озаботился сообщить об этом факте в полицию или в Комиссию по финансовым услугам», — говорит бывший инспектор-детектив.

Ожившие опасения терроризма привели к расширению полномочий Комиссии по финансовым услугам и к появлению Закона о доходах от преступной деятельности, который призван облегчить судам конфискацию средств торговцев наркотиками и других преступников. Начиная с этого момента, бухгалтеры, не сообщившие о своих подозрениях относительно возможного отмывания денег, могут быть приговорены к тюремному заключению сроком до пяти лет.

Согласно новым правилам британской Комиссии по финансовым услугам, банки должны завести новую должность — чиновника, отвечающего за сообщения о возможном отмывании денег. Кроме того, банки поставлены в известность об обязательном ужесточении проверок личности клиентов, открывших счета до 1994 года. При наличии 114 миллионов текущих и сберегательных счетов в Великобритании это будет довольно сложно.

В результате борьбы с отмыванием денег и терроризмом, количество сообщений о «подозрительных» сделках в прошлом году удвоилось, увеличившись с 31,000 в 2001 до 60,000 в 2002 году.

Таможня и Акцизное управление Великобритании получили право контролировать деятельность компаний, которые подозреваются в переводе примерно денег за границу в незаконных целях, а полицейские силы удвоили свои усилия по задержанию средства, принадлежащих торговцам наркотиков. За прошлый год Скотланд-Ярд арестовал более 130 человек по обвинению в отмывании денег, 59 из них было предъявлено официальное обвинение, а около 10 млн. фунтов стерлингов было конфисковано.

В Шотландии в прошлом году был создан Шотландский отряд борьбы с отмыванием денег, задачей которого является выявление средств, полученных от незаконной деятельности, и лиц, занимающихся отмыванием денег. В прошлом году им удалось найти около 1.26 млн. фунтов стерлингов, которые по решению суда могут быть конфискованы. Несмотря на достигнутые успехи Филиппсон отнюдь не уверен, что война против отмывания грязных денег может быть выиграна. Он считает, что при том, что общая сумма доходов от онлайновых сделок в 2003 году прогнозируется в размере $3 млрд., объемы виртуальных сделок по отмыванию денег также будут неизбежно расти. Филиппсон утверждает, что введение нового законодательства не очень-то поможет борьбе с международной преступностью, подобная цель может быть достигнута только в случае сотрудничества с властями другой страны. «Преступники могут просто сказать себе: а зачем нам идти в дверь, которая может в любой момент захлопнуться? Лучше пойти куда-нибудь еще».

При этом мошенники в белых воротничках — чьи незаконные средства получены от незаконных сделок или от уклонения от уплаты налогов — скорее всего будут прибегать к созданию холдинговых или подставных компаний (то есть компаний, создаваемых для управления ценными бумагами их настоящими владельцами), которые оптимально подходят для отмывания грязных денег. В этом им помогает неконтролируемое распространение агентств по созданию компаний, которые поставляют директоров и секретарей для новоиспеченных юридических лиц. Они помогут Вам открыть счета в оффшорных районах, например, в Джерси или на Каймановых островах.

Ранее в этом году Питер Бэнкс (Peter Banks), финансист с острова Мэн, во время своих свидетельских показаний против американского мошенника Роберта Бреннана (Robert Brennan), состоянием которого он управлял, несколько приподнял завесу над операциями по отмыванию денег. Бреннан был приговорен к девяти годам тюремного заключения после того, как использовал законодательство острова Мэн о защите финансовой информации, чтобы скрыть средства от своих кредиторов. Двое мошенников встретились после того, как брокерская фирма Бреннана — компания под названием «First Jersey Securities» — обанкротилась в 1995 году, оставив после себя долги на сумму в $75 млн.

Бреннан удерживал $4 млн. незадокументированных облигаций на предъявителя, которые Бэнкс вложил в фондовый рынок через счета Банка Шотландии и через холдинговые компании. Состояние его клиента быстро выросло до $20 млн. долларов, которые Бреннан использовал для того, чтобы полностью наслаждаться жизнью. Бэнкс, получивший иммунитет от преследования в обмен на свидетельские показания, рассказал суду о сложной системе паролей и тайных встреч, которые были придуманы Бреннаном для получения наличных сумм, которые доставлялись ему в отели или домой.

Однако сейчас банковские институты становятся все более подозрительными в отношении холдинговых компаний и оффшорных трастов, поэтому преступникам приходится быть все более и более изобретательными. «Сегодня обычно делается так: они отслеживают компанию, которая в течение нескольких лет находилась в состоянии стагнации, а затем фальсифицируют ее счета», — говорит Филиппсон. «Затем эти данные вносятся в регистр биржевой палаты, поэтому любая проверка выявит не фирму-однодневку, а существующую приличное время компанию с надежной финансовой репутацией».

Не меньшие опасения вызывает и практика использования ничего не подозревающего посредника, например, адвокатов. В одной из афер стороны привлеки адвоката для переговоров о покупке некоей недвижимости. Сделка якобы была совершена, и адвокату была вручена определенная сумма. Вдруг сделка внезапно отменяется, после чего деньги возвращаются клиентам в виде чека, выписанного адвокатской конторой: деньги удачно отмыты, поскольку прошли через руки уважаемой адвокатской компании.

После атаки на ВТЦ тема отмывания денег стала одной из самых актуальных моментов внутренней политики большинства западных правительств, поскольку могла быть связана с отмыванием денег для террористических организаций. В прошлом году правительство Великобритании создало специальное Подразделение по борьбе с финансированием терроризма (в составе Национальной службы криминальной разведки (NCIS)), которое отвечает за сбор информации, и увеличила штат работников Отряда по расследованию источников финансирования терроризма. Их работа приоткрыла завесу над тем, как полумилитаристские организации получают средства и переводят их из страны в страну, используя как прикрытие совершенно легальный бизнес.

«Take Barakat» — конгломерат дубайских компаний, занимающийся мобильной связью и финансовой деятельностью, была названа бывший Министром финансов США Полом О’Нилом «замаскированной штаб-квартирой терроризма». Считается, что ее дочерние подразделения, разбросанные по 40 странам, не только переводили средства для Аль-Каиды, но и использовали свои миллионные прибыли для финансирования деятельности террористических организаций. Только в какой-то момент некий бдительный банкир заметил, как много электронных переводов на ее счета было проделано суммами, чуть-чуть не дотягивающими до $10,000 долларов — т.е. до того лимита, после которых банк обязан «доложить куда следует». Все эти средства были заморожены.

NCIS также проводит расследование системы полулегальных банковских переводов под названием «хавала», которая была создана на Ближнем Востоке и используется эмигрантами для перевода денег к себе на родину — и обратно. Из-за абсолютной неподконтрольности системы и отсутствия документальных свидетельств этих переводов, система «хавала» является идеальным средством для террористов перемещать свои фонды из страны в страну без всякого подозрения.

Как они это делают?

Гангстеры

Что им приходится прятать? Деньги, полученные грабежом, воровством или, скорее всего, от торговли наркотиками.

Что они делают? Они создают какую-нибудь компанию, с обязательно большим числом клиентов, например, паб, салон для загара или фирму такси, которую возглавляет подставное лицо или которая создается на абсолютно легально полученные средства.

Как это работает? Грязные деньги прячутся среди абсолютно законных средств. Это очень просто сделать в бизнесе с большим и непостоянным количеством клиентов, которые тратят относительно небольшие суммы денег. «Креативная» бухгалтерия позволяет гангстерам прогонять через компанию больше денег, чем компания реально получает, узаконивания, таким образом, все грязные деньги.

Мошенники в белых воротничках

Что они вынуждены прятать? Деньги, полученные от уклонения уплаты НДС, или доходы от сомнительных сделок.

Что они делают? Покупают 5000 мобильных телефонов или других аналогичных продуктов и создают холдинговую компанию, предпочтительно в какой-нибудь не очень расположенной к сотрудничеству с налоговыми властями другой страны юрисдикции, проверки в которой носят чисто формальный характер. Агентства по созданию компаний и веб-сайтов значительно упрощают этот процесс. После чего в той же самой юрисдикции открывается оффшорный счет.

Как это работает? Как только у Вас есть счет, Вы начинаете переводить свои средства в другие банки через систему «корреспондентских» отношений. Как только деньги начинают путешествовать по счетам известных банков, то отличить их от совершенно законных средств становится практически невозможным.

Террористы

Что им приходится прятать? Масштабные террористические операции требуют больших денег (атака на ВТЦ обошлась примерно в $1 000 000 фунтов стерлингов). Это слишком крупные суммы, чтобы переводить их без опасности возбудить подозрения, поэтому операции должно проводиться вполне респектабельные международные компании.

Что они делают? Выбирают какую-нибудь международную компанию, которая поддерживает их стремления, или создают фальшивую благотворительную организацию.

Как это работает? Компания перекачивает средства туда и обратно от имени террористической организации, не вызывая никаких подозрений. Иногда она даже делиться с террористами полученной прибылью. Благотворительные общества представляют собой очень удобную ширму для получения средств.

налоги.нет

Читайте также: