Что нужно делать, чтобы не повторить судьбу Кушнарева? (руководство)

Безопасность при охоте на волков зависит как от егерей, так и от дисциплины самих охотников.

Всего две недели назад во время охоты трагически погиб народный депутат Евгений Кушнарев, а горячая тема уже практически не обсуждается. Как ни парадоксально, возможно, именно потому, что слишком много противоречий и нестыковок во всей этой охотничьей истории. До сих пор нет четкой картины происшедшего. Дорогу нардепу перебежал то ли кабан, то ли волк, то ли косуля. Выстрелил карабин «Сайгак» или «Бенелли»? В машине или нет? Сколько было охотников и кто именно? Все эти вопросы остаются без ответов. Можно еще вспомнить о районной больнице, в которой не оказалось крови нужной группы, раскинуть карты в детективном гадании, кому была выгодна смерть Кушнарева, и была это охота или обыкновенное браконьерство. Но, когда мы пообщались с сумскими охотниками, нам стало ясно: во время охоты может произойти все что угодно. Хотя больше всего неприятностей человеку следует ждать от… человека.

О трагических случаях на охоте сами охотники говорить не любят. Но, как нам удалось узнать, в прошлый зимний сезон, например, в Шосткинском районе один охотник погиб от руки товарища… А вот с энтузиазмом охотники рассказывают случаи смешные, пусть и трагикомичные. Однажды в чисто охотничьей компании мне довелось услышать такую быль.

Дело было в далеких 70-х. Поехали зимой в лес под Низы на охоту разные ответственные товарищи, в том числе два старых друга — сотрудник прокуратуры и руководящий партиец из обкома КПСС. Обоим было под восемьдесят, но деды крепкие. Расставили их в номера. А снегу намело тогда — по пояс! Обкомовец вытоптал себе в снегу «окоп», устроился там с комфортом, сидит, чаек попивает, зверя высматривает. Трижды загонщики прогнали зверя, а обкомовцу ничего под прицел не попалось. Зато остальные товарищи подстрелили кабанчика, уже разделали его, обмыли «первую кровь», шашлыки жарят, шурпу варят. Кинулись: нету обкомовца! Спрашивают его друга-прокурора: где потерял своего?

— Да, — говорит, — наверно, до сих пор на номере сидит!

— Ну так иди, забирай!

Вскинул прокурор двустволку на плечо и пошел искать друга. А снег мягкий, под сапогами даже не скрипнет. Ну, пока прокурор по снегу пробирался, обкомовец уже термос с чаем опорожнил. И приспичило деду по-большому. Что делать? Снял он с себя кожух, стащил валенки и ватные штаны, подошел к краю своего окопа и выставил заднюю часть тела над снегом. А тут и прокурор нарисовался! Видит задницу своего друга и думает: «Ах ты, старый хрыч, щас я над тобой подшучу!»

Подкрался прокурор к обкомовцу вплотную, просунул ему между ног двустволку и легонько ткнул в причинное место. И добавил: «Хро-хро!»

Результат шутки был непредсказуемым. У обкомовца с перепугу сработал кишечник, содержимое которого оплескало прокурора с ног до головы вместе с ружьем! Шутник, матерясь, оттер глаза — смотрит, а друг как стоял в позе «зю», так и рухнул в снег. Лежит — и не шевелится! Только глазами вращает…

Ну что ж, умылся прокурор снегом и бегом охотников на помощь звать. Пока прибежали, пока оттерли обкомовца снегом — тот уже и подмерз, без штанов-то. Хорошо, что в компании был врач: глянул на беднягу и успокоил. Мол, инфаркта нету, жить будет. Принесли обкомовца в лагерь. Кинули в машину, укутали двумя кожухами, влили в рот стакан водки. И — бегом на Сумы. Какая там шурпа! Уже на подъезде к городу обкомовец наконец-то обрел дар речи. После двух-трех непечатных слов прозвучало:

«У-у-убью!!!»

В принципе, все закончилось хорошо. Но друзья рассорились навсегда. Больше того, на охоту обкомовец уже никогда не ездил… А мог ли быть на месте прокурора настоящий кабан? И вообще, нападают ли звери на охотников?

— На самом деле животное, даже подранок, боится человека, убегает от него, а не нападает, — рассказывает начальник экологической инспекции Центрального региона Сумской области Александр Федоренко, охотник с 34-летним стажем. — Так что безопасность на охоте зависит, главным образом, от егерей и дисциплины самих охотников.

А правила безопасности на охоте предельно жесткие, можно сказать, писаные кровью. Все начинается с приобретения оружия: разрешение на его хранение и ношение выдается в милиции только после проведения специального инструктажа с выбранной системой — пистолет, помповое ружье, многозарядный карабин и т.д. Дома оружие должно храниться в металлическом сейфе, прикрепленном к стене, под замком. Транспортировать его следует в разобранном виде и в чехле, так что стрельба из автомобилей в стиле сафари исключена. И, конечно же, во время охоты категорически запрещено спиртное.

В загонной охоте важно, чтобы егерь правильно расставил охотников на номера, — перпендикулярно направлению гона зверя, вдоль просеки, разделяющей кварталы леса. Разумеется, речь идет об угодьях, отведенных для охоты. Расстояние между охотниками должно превышать дистанцию убойного огня их ружей, чтобы люди не перестреляли друг друга, если зверь побежит между ними. Егерь указывает охотникам сектора стрельбы — прямо вперед. Если зверь проскочил линию номеров, то оборачиваться и палить ему вслед строго запрещено. Загонщики же гонят зверя голосом или свистом, одновременно указывая охотнику свое местоположение, чтоб случайно никто со зверем не спутал.

— Я стрелял из оружия всех существующих систем, — делится опытом Александр Федоренко. — Начиная с пистолета, ружья, автомата, пулемета — и заканчивая артиллерийскими орудиями. Для охотника самое опасное оружие — нарезное. Дальность эффективного огня из винтовки достигает 2 км. Но мелкую дичь и птицу, как правило, бьют из гладкоствольных ружей, дробью. Дальность поражающего выстрела у них составляет 30-70, максимум сто метров. Зато в цель летит туча дроби диаметром в метр! Чем калибр больше — тем больше эффективность гладкостволки.

В общем, правила безопасности довольно просты. Но порой в азарте о них напрочь забывают. Например, возможна ситуация, когда охотники едут по лесу на машинах, идущих друг за другом. И тут между ними бросаются те же волки, пытаясь проскочить и уйти в лес. Если машины затормозят, а охотники выскочат и начнут палить по волкам, запросто может случиться так, что сектора обстрела пересекутся. А расстояние между машинами, как правило, небольшое — и дробовик может сказать свое веское слово…

Настоящий охотник стреляет наверняка, чтобы не было подранка, чтобы животное не мучилось, чтобы его, беспомощного, не съели хищники.

Александр Федоренко по этому поводу вспоминает случай, когда его товарищ на охоте в Кролевецком районе гнался за раненым волком:

— Побежал серый по полю, чтоб уйти через дорогу в лес. А между полем и дорогой — лесополоса. Человеку по заснеженному полю за волком, даже раненым, не угнаться. Вот товарищ по дороге, параллельно волку, и бежит. А стрелять прицельно не может, потому что лесополоса мешает. И бросить подранка нельзя! Так он гнал волка пять километров, тулуп сбросил, патронташ, — но, как только лесополоса закончилась, взял зверя!

По словам заместителя председателя областного совета украинского общества охотников и рыболовов Ореста Поповича, в Сумах и Сумском районе насчитывается ровно 2002 охотника. Среди них — 34 участника боевых действий и 35 инвалидов войны. «Афганцы» и «чернобыльцы» здесь не учтены: они в обществе состоят на правах обычных охотников. Есть на Сумщине и охотники-нардепы, но не в Сумском районе.

Сергей Моша, Ваш шанс

Читайте также: