Профи для МВД. Обреченный эксперимент

В МВД Украины в очередной раз объявили о реформировании ведомственной системы образования. Усовершенствованием образовательной деятельности предлагается считать изменение порядка отбора кандидатов на обучение в высшие учебные заведения МВД Украины на 2011 год.

Для введения новых правил было инициировано специальное распоряжение Кабинета министров Украины «О проведении эксперимента по подготовке специалистов для Министерства внутренних дел» (от 29.12.2010 г. №2355-р).

Суть его заключается в кардинальном изменении принципов и стратегии подготовки курсантов в ведомственном вузе и фактически влияет на структуру системы высших учебных заведений МВД Украины. Как работники образования, так и практики неоднозначно восприняли эти меры, поскольку они не прошли общественных слушаний и имеют существенные недостатки.

Сегодня в Украине функционирует 13 милицейских вузов, в которых примерно две тысячи единиц научно-педагогического состава обучают свыше 15 тысяч курсантов, семь тысяч слушателей и около тысячи магистрантов. Большинство преподавателей и ученых имеют научные степени и ученые звания. И именно это является неопровержимым преимуществом ведомственных вузов.

А то, что практически весь набор курсантов составляют выпускники средних школ, которые, как утверждается, не видели милицейской службы, не способны делать осознанный выбор и очень часто оказываются не готовыми к службе в милиции, — свидетельство просчетов системы МВД Украины в проведении профориентационной работы среди абитуриентов и кадровой политики вообще.

В 2006 году МВД Украины уже проводило эксперимент, который заключался в создании учебно-практических комплексов при вузах с целью повышения эффективности связей ведомственных высших учебных заведений МВД Украины с практическими подразделениями органов внутренних дел, оптимизации обучения курсантов путем объединения теоретических знаний и практических навыков. Его результаты не получили распространения. В конце 2010 года был внедрен новый эксперимент по подготовке специалистов для МВД, цель которого до сих пор не озвучена, не разработан порядок и не согласованы сроки проведения.

Эксперимент объявлен на 2011 год, но основная его часть должна начаться только в 2012/2013, а завершающая — в 2013/2014 учебном году.

Гипотезой эксперимента можно считать предположение, что выпускник милицейского вуза, который пройдет подготовку по экспериментальной учебной программе (с обретением практического опыта по охране общественного порядка во время прохождения военной службы в специальных моторизованных частях милиции и других структурных подразделениях (соединениях, частях и т.д.) внутренних войск МВД), будет безупречно профессионально подготовленным и надлежащим образом мотивированным для прохождения службы в системе МВД Украины.

Между тем вызывает удивление недоверие руководства МВД Украины к собственной системе образования и, вопреки ее интересам и сложившимся за годы традициям, передача государственного заказа на подготовку следователей для органов внутренних дел гражданским высшим учебным заведениям. Так, например, договор между МВД и Национальным университетом «Одесская юридическая академия» по подготовке следователей для органов внутренних дел, в котором вместо 10, как было раньше, теперь числится 100 человек, считается «государственным подходом», в связи с чем министру внутренних дел и его заместителю выражается благодарность за их «гражданскую позицию»…

Но ведь это же свидетельствует только о сознательном полном нивелировании одной из основных задач системы ведомственного милицейского образования — готовить следственные кадры для ОВД Украины. Не говоря уже о подготовке дознавателей, работников патрульной службы, участковых, социально-психологических подразделений и т.д.

Заведомо не может быть профессиональной и более дешевой для государства, учитывая отсутствие в гражданских вузах надлежащей методической и специальной базы, «полугодовая подготовка в качестве работников милиции», после которой студенты «становятся настоящими следователями». Почему-то забывается и о специальной проверке, медицинской комиссии и психофизиологическом обследовании, которые априори невозможно провести в отношении абитуриентов гражданского вуза.

К сожалению, и сообщение на брифинге руководителя кадрового аппарата МВД Ю.Казанского о том, что «ведомственные учебные заведения являются частью этой системы и реформируются в рамках общей концепции реформирования органов внутренних дел», не соответствует действительности. Поскольку «общей концепции реформирования органов внутренних дел» как таковой пока нет. Хотя этот брифинг, который состоялся 22 февраля нынешнего года, назывался «Реформа системы учебных заведений МВД и подготовка кадров по экспериментальной системе».

Что касается эксперимента по организации набора лиц и их дальнейшего обучения по программе подготовки специалистов образовательно-квалификационного уровня бакалавра по схеме «курсант—военнослужащий— курсант» в системе вузов МВД, то получение курсантами на первом курсе «максимума прикладных знаний по правоохранительной деятельности» нарушит структурно-логическую схему подготовки, вызовет вмешательство в определенные государственным стандартом образования учебные планы и нормативные учебные дисциплины и уменьшение их объема, что запрещено.

А «параллельное изучение специальных теоретических дисциплин юриспруденции» на втором курсе, в ходе прохождения практики патрульной службы в составе специальных моторизованных частей милиции Внутренних войск МВД, может оказаться чрезмерной нагрузкой. Оно будет противоречить характеру прохождения в данное время уже служебно-боевой подготовки военнослужащего внутренних войск и несению службы, поскольку фактически эта «практика» превращается в обычную срочную службу во внутренних войсках. Более того, даже самого термина «практика патрульной службы» нет в учебных планах ведомственных вузов.

Вполне понятно, что такая практика призвана за счет курсантов усилить численность специальных моторизованных частей милиции ВВ, а не «оценить, насколько мотивирован его выбор милицейской работы со всеми ее трудностями». На втором курсе курсанты, пребывая в рядах Внутренних войск, утратят специальное звание курсанта милиции из-за призыва на срочную военную службу.

А маневрирование с первым курсом курсантов является только простым камуфляжным мероприятием, позволяющим привлечь внимание школьников-абитуриентов к ведомственным вузам. Фактически подготовка бакалавров по сокращенной программе в вузах III—IV уровней аккредитации(!) сведется к двум годам, что является нонсенсом, поскольку третий год будет приходиться исключительно на военную службу.

Как выяснилось, в связи с проведением эксперимента сегодня могут быть введены ограничения прав абитуриентов на обучение в ведомственных вузах не только по возрастным и гендерным признакам, но и по их антропометрическим данным.

Так, п.2.1.10 порядка отбора кандидатов на обучение в высшие учебные заведения (приказ МВД Украины от 01.12.2010 г. №590) в части прохождения военной службы в специальных моторизованных частях милиции Внутренних войск МВД противоречит норме части 3 п.6 положения о специальных моторизованных военных частях милиции войск внутренней и конвойной охраны (согласно постановлению Кабинета министров Украины от 05.05.1995 г. №319) относительно обязательных требований к образовательным, физическим, медицинским и антропометрическим показателям военнослужащих.

Речь идет о следующем: «граждане, которые должны проходить службу по призыву, отбираются из числа призывников, пригодных к строевой службе, которые имеют законченное среднее образование, первую группу здоровья, развиты физически, не имеют выраженных дефектов речи, лица, кистей рук, шеи и татуировок на открытых участках тела, ростом не менее 175 сантиметров».

Что касается сегодняшнего «лишнего» — 3,5 тысячи — количества выпускников ведомственных вузов, то новым набором в количестве 1,225 тыс. абитуриентов только для прямого воспроизведения тех
200 тыс. работников, которые останутся после сокращения ОВД, понадобится более 160 лет, что явно неприемлемо. К сожалению, пока есть все основания считать, что целью предложенных министерством и поддержанных Кабинетом министров Украины новшеств является банальное сокращение госзаказа в ведомственных вузах. И дело даже не в перегруженном государственном бюджете: исходя из недавно озвученных министром внутренних дел А.Могилевым данных, «среднегодовая стоимость подготовки одного курсанта составляет 19,5 тыс. грн.», так что ежегодная экономия составит всего 44,36 млн. грн.

Нужно не сокращать, а увеличивать госзаказ на подготовку специалистов. Это полностью корреспондирует со словами начальника департамента кадрового обеспечения МВД Украины А.Гиды: «Каждый год потребность милиции в офицерских кадрах составляет около 10 тысяч человек… Все наши учебные заведения для органов внутренних дел выпускают почти четыре тысячи специалистов. Конечно, этого мало, и говорить о сокращении объемов госзаказа рано».

Косвенно связанным с рассмотренным «экспериментом по подготовке специалистов для Министерства внутренних дел» можно считать законопроект В.Малышева «О внесении изменений в Закон Украины „О милиции“ относительно усовершенствования системы кадрового обеспечения органов внутренних дел» (от 11.01.2011 г.).

Неприемлемыми, по мнению работников образования, являются содержащиеся в нем предложения направлять научно-педагогический состав вузов МВД Украины раз в пять лет на два года в практические подразделения системы МВД Украины «со следующим возвращением на должность научно-педагогического состава вуза», а также немедленно назначать «на должность начальствующего состава в практическом подразделении органов внутренних дел сроком не менее чем на один год» работников милиции после окончания адъюнктуры или докторантуры вузов МВД Украины.

Более того, некоторые его положения выходят за рамки предмета регулирования Закона Украины «О милиции» и не способствуют его улучшению. Это касается абсолютно лишней в этом законе детализации описания, предложенной для создания Академии управления МВД Украины (которая, кстати, прежде уже существовала), а также определения ее как вуза по подготовке работников ОВД, «претендующих на назначение на руководящие должности». Почему бы тогда не предложить включить в Закон Украины «О милиции» и перечень всех остальных ведомственных вузов?

Что касается возможности создания в системе ведомственных вузов «элитного» учебного заведения по подготовке работников ОВД, «претендующих на назначение на руководящие должности», то, считаем, здесь уместно возражение того же А.Гиды: «Критерии и порядок отбора на обучение определяются заказчиком, а не абитуриентом».

Подытоживая, отмечу, что общественные организации также выступили против эксперимента, считая его не только незаконным, но и лишенным какого-либо смысла. Кстати, Счетная палата Украины (территориальное управление по Харьковской, Сумской и Полтавской областям) 03.02.2011 года уже признала набор поступающих исключительно по экспериментальной программе «связанным с нарушением положений ряда нормативно-правовых актов». В частности, постановления Кабинета министров Украины от 05.09.1996 года №1074 о запрете отчисления студентов высших учебных заведений III—ІV уровней аккредитации в связи с призывом на военную службу.

Мы уже не говорим и об отсутствии в МВД Украины малейших оснований на закрытие в ведомственных вузах адъюнктур и докторантур, — полномочия на это есть только у Министерства образования и науки, молодежи и спорта Украины. Почему-то не верится, что МВД Украины не понимает: наличие в вузе адъюнктур и докторантур свидетельствует о признанном государством высоком учебном и научном потенциале ведомственных вузов, и негоже его губить собственными руками.

Таким образом, на данном этапе внедрение эксперимента по подготовке специалистов для Министерства внутренних дел не решает ведомственных проблем образования и требует детальной корректировки и доработки. Поэтому наша общая задача — содействовать своевременной разработке этих корректив ради повышения качества подготовки работника ОВД.

Фото Андрей Товстыженко, ZN.UA

Автор: Игорь Зозуля, «Зеркало недели. Украина» №15

Читайте также: