ГАИшников можно и нужно снимать!

Заявив о том, что за съемку госавтоинспектора во время работы любого гражданина могут арестовать на 15 суток, замначальника Управления ГАИ МВД Украины Владимир Резников прославился на всю страну. Чтобы разобраться, прав ли он или нет, необходимо вкратце процитировать письмо за его подписью от 20 июля на информационный запрос одного из жителей Украины.

В нем Владимир Владимирович указал на то, что «по своей правовой природе проведение гражданами аудио-, фото- и видеофиксации действий сотрудников милиции является фактически получением, сбором и созданием информации о деятельности органов государственной власти, ее отдельных должностных лиц при выполнении возложенных на них обязанностей».

Между тем «гарантированное государством право на сбор информации имеет конституционно-правовые границы, установленные, в частности, положениями ст. 34 Основного закона». Кроме того, в ст. 5 Закона «Об информации», говорится, что «реализация права на информацию не должна нарушать права, свободы и законные интересы других граждан». В соответствии ст. 11 Закона «О государственной службе», госслужащие имеют право пользоваться правами и свободами, гарантированными гражданам Конституцией и законами Украины.

Учитывая вышеизложенное, сотрудники милиции, в том числе ГАИ, имеют неограниченное законом право, предусмотренное ст. 307 ГК, запрещать снимать их на фото-, кино-, теле- или видеопленку. Кроме того, в п. 1 ч. 1 ст. 11 Закона «О милиции» говорится о том, что правоохранители имеют право «требовать от граждан и должностных лиц, нарушающих общественный порядок, прекращения правонарушений и действий, препятствующих осуществлению полномочий милиции». Таким образом, «если граждане при реализации своего права на информацию препятствуют осуществлению сотрудниками милиции своих полномочий, сотрудники милиции имеют закрепленное законодательством право требовать от граждан прекращения таких действий».

А если граждане не слушаются, то в ст. 185 Кодекса об админнарушениях предусмотрена админответственность в виде штрафа от 136 до 255 грн., или общественные работы на срок от 40 до 60 часов, или сиправительные работы на срок от одного до двух месяцев, или административный арест на срок до 15 суток.

Вот такая милицейско-правовая эквилибристика. Владимир Владимирович так увлекся собственным толкованием действующего законодательства, что запретил снимать не только гаишников, но и сотрудников милиции. Анализ текста его письма начнем со ст. 185 админкодекса. В ней речь идет о «злостном неповиновении законному распоряжению или требованию работника милиции при исполнении им служебных обязанностей». Какое отношение она имеет к гражданину, снимающего на видеокамеру гаишника на посту, непонятно. Видимо, Владимир Владимирович и сам этого не знает, в противном случае постарался бы объяснить.

Ссылка на ст. 307 ГК также не корректна. В ней говорится, что «физическое лицо может быть снято на фото-, кино-, теле- или видеопленку лишь при его согласии. Согласие лица на съемку его на фото-, кино-, теле- или видеопленку допускается, если съемки проводятся открыто на улице, на собраниях, конференциях, митингах и других мероприятиях публичного характера». Кроме того, сотрудник ГАИ на посту – это не физическое, а должностное лицо при исполнении обязанностей.

Притянута за уши и ст. 11 Закона «О милиции», ведь гражданин, снимающий гаишника, правопорядок не нарушает. Та же ситуация и со ст. 5 Закона «Об информации» — гражданин с видеокамерой права и свободы других граждан, включая сотрудника автоинспекции, ничем не ограничивает.

Следует отметить, что разъяснение г-на Резникова прямо противоречит ст. 4 Закона «О доступе к публичной информации», согласно которой этот самый доступ «осуществляется на принципах прозрачности и открытости деятельности субъектов властных полномочий, а также свободного получения и распространения информации, кроме ограничений, установленных законом». Кроме того, в том же Законе «О милиции» имеется ст. 3, в которой сказано: «Деятельность милиции строится на принципах законности, гуманизма, уважения к личности, социальной справедливости, взаимодействия с трудовыми коллективами, общественными организациями и населением. Деятельность милиции является гласной».

В заключение остается только вспомнить, что Конституционный Суд в решении от 20.01.2012 г. № 2-рп/2012 разъяснил, что такое информация о личной и семейной жизни, и относится ли такая информация к конфиденциальной о лице, а также является ли сбор, хранение, использование и распространение информации о лице вмешательством в его личную и семейную жизнь. КСУ подчеркнул, что исключением является лишь предусмотренная законами информация, касающаяся осуществления полномочий лицом, занимающим должность, связанную с выполнением функций государства или органа местного самоуправления, должностных или служебных полномочий. То есть граждане имеют полное право собирать информацию о гаишнике тем или иным способом, если он находится на работе и выполняет свои должностные обязанности.

Фото: «ФОКУС»

Автор: Владимир СЕНЧИХИН, еженедельник 2000 

Читайте также: