Почему взрываются шахты: рассказ очевидца. Часть 4

В России, в Украине при добыче каждого миллиона тонн угля погибает 1,35 шахтера, а в Америке 0,00000002 шахтера (нули пересчитали?), если не пересчитали, то — в 67 миллионов раз меньше. При коммунистах на миллион тонн угля погибал один шахтер, а сегодня на 35 процентов больше. 76 тонн угля — это и есть «самоокупаемость» жизни шахтера в натуральном выражении. Примерно столько шахтер добывает за смену. То есть, за смену шахтер окупает себя, и его уже можно убивать — убытка не будет. А если он умудрится прожить неделю, то прибыли принесет!.. Что делать

Иначе бы я не начинал даже эту статью. Ныне говорят, что самолеты стали чаще падать и шахты взрываться потому, что об этом сообщается в СМИ, а дескать раньше так же было, только не сообщали. Поэтому, собственно, ничего не случилось, все о кей и можете, граждане, не волноваться. Сколько сегодня взрывается, столько же и взрывалось при коммунистах.

Я ненавижу коммунизм из-за его недостижимости и продажности коммунистов, но врать все равно нельзя, сегодня шахты взрываются в пять раз чаще, чем при коммунистах, людей гибнет минимум на 35 процентов больше. И в десять раз чаще, чем в демократических странах. А в шахтах демократических странах я был (Германия и Австралия) и знаю, что они не взрываются не из-за «новейших английских систем контроля», каковые на 70 процентов своей цены никчемны, а совсем по другим причинам. Я их уже рассмотрел частично, теперь обозначу вновь, по порядку важности.

Только порядок важности у меня будет не по предотвращению взрывов, а по легкости достижения этой цели. Поэтому начну с самой легкой, переходя к более трудным для решения вопросам.

Зарплата. Например, в Австралии забойщик может получать за месяц до 100 тысяч австралийских долларов, а доллар этот лишь чуть-чуть уступает американскому. Правда, работа не постоянная, а по спросу японцами австралийского коксующегося угля, каковой непостоянен. Поэтому австралийские шахтеры могут не работать по месяцу и двум, не получая ни копейки и разводя от нечего делать овечек. Для собственного удовольствия, ибо мясо у них раз в десять дешевле, чем в России. Но и 100 тысяч — не безделица, на них можно и год прожить припеваючи. А за год пять месяцев они все равно работают.

Поэтому перейду к прибыли, каковая в разумных этих странах в любом случае не бывает выше 50 процентов, а на «Ульяновской» — 833 процента. Но с австралийских шахт, на которых я был, идет точно такой же уголь как с «Ульяновской» (проверено) и цена этим двум углям — одинакова, наших 1500 рублей, австралийских грубо — 50. Себестоимость добычи у нас 180 рублей, у них — 33,3 долл., чтоб получить 50 процентов прибыли, продавая уголь за 50 долл.

Затраты на заработную плату в структуре себестоимости у них в среднем 40 процентов, у шахтеров — 50 процентов, у нас я даже не хочу считать, хотя и поучится где-то 10 процентов. Таким образом, у них за добытую тонну шахтер получит 16,7 долл., у нас — 18 рублей.

Так как на «Ульяновской» та же самая «новейшая» механизация, как и в Австралии, там и там каждый шахтер добудет по 3000 тонн. Австралиец заработает за месяц 50 тысяч долл., россиянин — 50 тысячи рублей. Что в 25 раз меньше. Поэтому прибыль хозяина в Австралии 50 процентов, у российского людоеда 833 процента. Но не это главное.

Австралиец получит эти деньги повременно, так как хозяин из собственной шкуры вылезет, чтоб его рабочий не сидел без дела из-за отключенной «новейшей системой» электроэнергии. А российский людоед не заплатит своему рабу ни копейки, пока раб не пойдет и не вставит диод в эту хитроумную систему. Чтоб получить ценою своей жизни в 25 раз меньше австралийца.

Заметьте, что надо сделать, чтоб россиянин не вставлял диод, а получал как австралиец? Какие затраты Россия должна понести? — ноль целых и ноль десятых рубля. Надо просто подлецам из Думы написать закон, ограничивающий жажду прибыли. Ведь австралийская «Дума» его написала, значит, не квантовая механика в натуральную величину. И даже не бином Ньютона.

Разврат сдельной оплаты труда. У австралийцев хоть и повременная оплата, но она не с потолка взята. Есть минимум по закону, остальное хозяин доплачивает шахтеру по результатам месяца, ориентируясь на максимально возможную себе прибыль, а прибыль эта согласно закону тем больше, чем он больше заплатит своим шахтерам. Эта, на первый взгляд, несовместимая проблема так тонко решена, что можете не сомневаться, что это именно так. Но не в этом дело.

Когда австралийский хозяин платит своим рабочим повременно и немало, как следует из выше изложенного, все риски простоев он берет на себя. Поэтому он умен и толков, он наизнанку выворачивается, чтоб рабочие его не просиживали рабочее время. И именно хозяин пойдет и вставит диод, а не рабочий. Но за диод, если что случится, ему дадут лет пятьдесят или сто тюрьмы, поэтому даже мысль такая у него не возникнет. Ведь прокурор априори не будет подозревать многочисленных работяг, им ведь это незачем, а уж одного подозреваемого и именно хозяина проще пареной репы раскрутить следствию.

Российский рабовладелец все риски простоя перекладывает на своих рабов сдельной оплатой труда. Но что может сделать этот раб по совершенствованию технологии, техники и организации производства, ведь от всего этого вожжи в руках хозяина. В результате раб может только быстрей махать лопатой или, плюнув на свою проклятую жизнь, пойти и вставить диод. Чтоб дети хотя бы не подохли с голоду, ну и «Москвича» охота купить.

Именно от этой сдельной системы ни техника, ни технология, ни организация труда в России не совершенствуется, рабовладельцу на это плевать при таких-то 833-процентных прибылях, а раб, если и захочет, все равно ничего не сможет сделать.

Вновь спросите себя: сколько надо людоедскому нашему государству затратить рублей на переход к повременной оплате труда? — Вновь ноль целых и ноль десятых. Надо всего лишь написать бумажку о запрете сдельной оплаты труда, как ведущую к застою средств производства, застою научно-технического прогресса, к смертельной опасности сограждан.

Конечно, людоеды тут же возгудят, что надо «провести эксперимент» лет на тридцать, а тогда уж решение принять «не ранее» 3000-го года. А вы, суки, сделайте сегодня, и недели не пройдет, как людоеды найдут решения всех проблем, ведь не дураки же они на самом-то деле, они ведь только ожиревшие, развращенные ленивые свиньи, которым из Кремля падает осанна, черт бы ее побрал.

Профессиональное образование. Бывая в шахтах Рура, я специально интересовался этим вопросом, и был ошарашен. Хотя отлично знал и ранее, что теория нужна только шахтным электрослесарям, больше никому из шахтеров, ибо все их знания и умения идут стопроцентно из практики работы и заботы старших товарищей. Типа умения «слушать кровлю», чтоб знать, когда она упадет тебе на голову.

А у нас что? Несколько лет «учат» крепить выработки на бумаге, рубить уголь на картинке, 80 процентов времени посвящая вдалбливанию дурости, что наша Родина — лучшая в мире. Приходит этот «специалист» в шахту с «дипломом» и не может попасть по натуральному гвоздю молотком, кайлом три раза в одну и ту же точку. И комбайн такой «английский Джой» они «не проходили», и «новейшую систему» в первый раз увидели, потому как учили их по «Арифметике Магницкого» конца 17 века. Но абсолютно не учили безопасности, особенно на натуре, если не считать множество никчемных кабинетных цифр, таких, например, как минимальное расстояние между ступеньками лестницы и ее минимальную ширину.

В Германии шахтеров учат только одному, притом за одну — две недели. Притом в натуральной шахте, только без кровли, так что ходят они по ней при солнышке. И через каждые 15 минут меняют ситуацию. Например, ткнут носом в закуток и скажут: за углом — пожар, что ты будешь делать, покажи. И если дурень побежит, хотя бы и в нужную сторону, но забудет распечатать противогаз и включиться в него — ставят двойку. И даже, если взял загубник противогаза в рот, но забыл ноздри зажать специальным зажимчиком, болтающимся на противогазе — тоже двойка. И так по всем стандартным ситуациям, до автоматизма, а ситуаций таких не так уж и много. Все остальное познается на рабочем месте и за зарплату, только за маленькую, пока не сдашь спецэкзамен, а то, что недоплачивают тебе — переплачивают тому прожженному старичку, который рядом с тобой вкалывает и учит специфическому шахтерскому уму-разуму.

Немецкие шахтеры стопроцентно не умнее наших, я бы сказал, даже глупее, так как работа непрестижная, не белые воротнички и даже не синие. Тогда как у нас за «длинным рублем» (кавычки после предыдущего понятны?) в шахту идут даже очень неглупые люди. Аз есмъ, например. Но даже глупые немцы настолько поднаторели в аварийных и предаварийных ситуациях на подсознательном уже уровне, что не суетятся при авариях, а действуют как роботы, правильно и неуклонно. И если, например, кто-нибудь скажет соседу, что можно поставить диод в «новейшую систему», сосед его тут же и сдаст в полицию, из чувства самосохранения.

И тут я не буду уж вас спрашивать, сколько надо нашему людоедскому государству денег на такое образование, ибо вы не знаете, а я знаю — раз в десять меньше. Так что ж не экономят? — А зачем экономить? Государству и так хорошо, а шахты пусть взрываются — форс-мажор будет, кредиты можно не отдавать и уголь не поставлять по контрактам. А шахтеров чего ж жалеть, 100 тысяч рублей дадут, и пусть семья рожает нового, доводит его до 18-летней кондиции и поставляет людоедам как дрова.

Компенсация, страховка. А вот в Америке за погибшего в авиакатастрофе родня получит 3 миллиона долларов, за шахтера — еще больше. Поэтому в России при добыче каждого миллиона тонн угля погибает 1,35 шахтера, а в Америке 0,00000002 шахтера (нули пересчитали?), если не пересчитали, то — в 67 миллионов раз меньше. Но и это еще не все. При коммунистах на миллион тонн угля погибал один шахтер, а сегодня на 35 процентов больше.

Прибыль людоеда на одной тонне угля, как я уже сказал, 1500 — 180 = 1320 рублей. Делим «компенсацию за труп» в 100 000 рублей на прибыль с одной тонны 1320 = 76 тонн. Это есть «самоокупаемость» шахтера в натуральном выражении. Но именно примерно столько шахтер добывает за смену. То есть, за смену шахтер окупает себя и его уже можно убивать, убытка не будет. А если он умудрится прожить неделю, то прибыли принесет 76 х 7 х 1320 = ровно 702 тысячи 240 рублей, почти миллион.

Я это к тому клоню, что людоедам страховать жизнь шахтера ни к чему. Уж неделю-то шахтер проживет не взорвавшись — точно. К тому же, из 700 тысяч рублей прибыли, принесенной шахтером людоеду за неделю, людоеду не жалко 100 тысяч бросить семье на «воспроизводство» шахтера.

Именно поэтому людоеду достаточно имитировать безопасность такими вот «современными английскими системами», попутно уворовывая и с их приобретения, но отнюдь не заниматься безопасностью всерьез.

Контроль. Но ведь у государства есть армия контролеров, называется «Ростехнадзор».

Вернемся к денежной страховке. Нет, я не призываю ни государство-людоед, ни людоедов-предпринимателей страховать шахтеров. Я просто спрашиваю их, почему жизнь россиянина такая дешевая? Катастрофически дешевая, дешевле американской ровно в 750 раз. И раса у нас одинаковая, и Сан-Франциско — бывший наш город, не говоря уж об Аляске. У нас же только способ правления народом разный, но от способа правления цена ведь не должна зависеть. Так не только коммунисты говорят, но и все до одного экономисты.

Да, при социализме цены на все, включая жизнь, Госплан планировал и иногда ошибался, но у нас же ныне капитализм как в Америке, свободный рынок, на каковом баланс спроса и предложения определяет цену, включая жизнь. Что? Баланс этот не работает? Но тогда у нас не капитализм, а рабство.

Надо требовать с капиталиста полную цену погибшего шахтера (не смущайтесь, при капитализме и рыночной экономике все имеет цену) — такую как в Америке, а уж он пусть ее платит из собственного кармана. И я ни капли не сомневаюсь, что капиталист бегом побежит страховать вашу жизнь в ближайшую страховую контору, так как никаких прибылей не хватит, чтоб платить нормальную цену за жизнь. И, кроме того, не лапшу будет вешать на ваши уши типа «новейшей английской системы», а серьезно примется за безопасность, так как страховые компании тоже не дураки и поднимут страховой процент. Но главное не в этом, хотя вам будет приятно и без дальнейших разъяснений.

Дело в том, что государству это не будет стоить ни копейки. Так почему же государство не скажет своим шестеркам в Думе: дескать, олухи, сделайте так и так. Но не сказало же государство. Значит, государство само — людоед. Что и требовалось доказать.

Контроль метана. Это первое и главное, что требует денег, так как взрыв пыли от метана зависит, на остальном я не буду останавливаться. Но деньги эти не такие уж большие, так как безденежные средства, рассмотренные выше, здорово сократят расходы.

Больше денег нужно — большое желание.

Только дурак или преступник думает, что контроль метана определяется дорогущей «новейшей английской системой», но я уже об этом сказал.

Во-первых, контроль определяется даже не расчетом ГИПа в проекте газовыделения, так как сама методика расчета вполне идиотская, вернее недоделанная, ибо никто не может сказать определенного о цунами или извержении вулкана до того, как события эти произойдут.

Во-вторых, ГИП должен предусмотреть резерв вентиляционной системы, чтоб производительность ее можно было регулировать примерно как это делают реостатом в электрической лампочке. И если этого нет, руководство «Ростехнадзора» должно запретить ввод шахты в эксплуатацию. А если не запретило, и шахта взорвалась, должно сесть в тюрьму.

Ибо кто же ГИПу позволит тратить капиталистические деньги на «никчемный» резерв? Ведь это — деньги, а капиталист их не хочет платить (вдруг есть Бог, и он его шахту бережет?). Тогда ГИП должен снять свою подпись с проекта, но он такой бедный и несчастный, что за пару сотен долларов он вновь ее поставит. И если не он (его просто вообще выгонят на улицу), так кто-нибудь другой, еще более несчастный, с пятком детишек на иждивении. Вот это и есть «стрелочники».

В-третьих, надо написать простенький закон на пол-странички «Запрет назначения стрелочников» с резюме — 10 лет каторги. За все должен отвечать в рамках компании ее владелец, в рамках «Ростехнадзора» – его глава, в рамках государства — президент. Причем не умозрительно самоизвиняюще, типа «вот тут мы не смогли предусмотреть, так как нам помешал террорист Басаев», а как за убийство. По тому же Уголовному кодексу, по которому судят нас.

Борис Синюков, Журнал

Читайте также: