Электроэнергетический кризис – как преддверие газового

Газовый кризис, последние несколько недель будораживший Украину и Россию, так и не утих. Несмотря на утверждения основных его зачинщиков и инициаторов («Газпром» и «Нефтегаз Украины») о том, что он благополучно и окончательно закончился с обоюдной пользой для обеих сторон. «УК» убеждена — к этой проблеме мы еще вернемся и, к сожалению, не один раз.Но природный газ — не единственный стратегический энергоноситель, предоставляющий для Украины глобальный интерес.

Особого внимания заслуживают отношения между Украиной и Россией в электроэнергетической отрасли. Причем ситуацию следует рассматривать с учетом влияния и желания вмешаться в события иных фигурантов, рассчитывающих свои позиции на геополитической игровой доске.

На расследовании некоторых пикантных моментов энергетических взаимоотношений с участием Украины остановимся более детально.

Газового скандала оказалось достаточно, чтобы каждый понял простую истину: современный рынок энергоносителей, в силу перспективного ограничения предложения, вызванного объективными причинами (исчерпанием энергоресурсов) весьма специфичен. В отличие от рынков иных товаров, где условия диктует покупатель (в силу превышения предложения над спросом), на рынке энергоносителей весьма важную роль играет продавец, который практически всегда найдет достаточно власти и силы для навязывания своих правил игры.

Весомую роль играют множество факторов, начиная от неограниченной востребованности энергоресурсов и заканчивая геополитическими соображениями сторон взаимоотношений.

Но будет несколько однобоко утверждать о том, что Украина является зависимой державой в части организации энергоснабжения.

Вспомним несколько интересных вещей.

В конце 2004 года, перед президентскими выборами, УК ГП НАЭК «Энергоатом» помпезно открывал два вновь достроенных энергоблока (Хмельницкой и Ровенской АЭС).

К слову сказать, на открытие одного только энергоблока Хмельницкой АЭС в виде фуршетов и возлияний, памятных значков, футболок и рекламы, почетных грамот и прочих «нужных» государству затрат было официально потрачено около … 17 миллионов гривен!

Так уж парадоксально получилось — в Украине до открытия описываемых энергоблоков не было недостатка в электроэнергии, то есть насущной потребности в достройке блоков на тот момент не было.

Но если уж западные инвесторы в порыве сострадания и бескорыстия раскошелились, то менеджменту «Энергоатома» нужно было эти деньги «освоить», и построить на них что-нибудь, отдаленно напоминающее проектируемые объекты.

Как происходило «освоение» денег и на каком уровне безопасности сегодня работают построенные энергоблоки – к этим пикантным моментам мы вернемся, и не раз.

На сегодня энергоблоки «худо-бедно» работают. С этих позиций мы и начнем.

Но здесь возникла проблема – что делать с излишками электроэнергии?

Электроэнергия, согласно Закону Украины «Об электроэнергетике» является товарной продукцией, предназначенной для продажи.

В Украине действует единая энергосистема, что утрировано можно описать как то, что сеть «едина и неделима», как совокупность сообщающихся сосудов.

Электроэнергия характеризуется рядом физических показателей, количественных и качественных. Одной из важнейших характеристик качества электроэнергии переменного тока является ее частота. В Украине ее стандарт является 50 герц. Синхронизируясь с этой частотой, работают все электроприборы и все технологическое оборудование в Украине. Указанная частота едина во всей энергосистеме.

Колебания частоты в ту или иную сторону являются отступлением от нормы, что влечет за собой ряд последствий, начиная от поломки электроприборов до срабатывания систем защиты на технологических линиях предприятий.

Частота определяется балансом производства и потребления электроэнергии. То есть, если потребление и производство сбалансировано, то и частота является нормальной. Однако, если потребление возрастает а производство отстает, то частота падает, что влечет за собой цепные технологические отключения объектов от энергоснабжения. И наоборот, повышенная частота (при повышении производства над потреблением) также является отклонением от нормы с теми же последствиями (несовместимостью с работой приборов и механизмов).

Так вот, после ввода «Энергатомом» энергоблоков в эксплуатацию в Украине оказался избыток электроэнергии, что могло повлечь технологические сбои и развал энергосистемы. Ситуация парадоксальная — при слабости и зависимости Украины в энергоснабжении, эта слабость вдруг проявилась в излишках. Просто никто не удосужился ничего просчитать до того, как энергоблоки собирались запускать в работу… Пока это можно отнести (и относят) на просчеты «старой преступной власти».

А так как технологию не изменить — надо было что-то делать и куда-то девать излишки.

Как мы уже указывали, уменьшить частоту переменного тока до уровня нормы (и тем самым избежать техногенной катастрофы) возможно или увеличением потребления или же уменьшением выработки.

Рассмотрим второй вариант:

В Украине выработка электроэнергии имеет неоднородную структуру:

Около 50% от общего объема производимой электроэнергии припадает на ГП НАЭК «Энергоатом», 45%-на тепловые генерирующие станции (работающие на угле, мазуте и газе), 5%-на гидроэлектростанции (работающие за счет энергии падающей воды).

Атомные станции ГП НАЕК «Энергоатом» характеризуются крайней сложностью их эксплуатации, что связано со сложностью системы. Если станция запущена в действие, то остановить ее возможно лишь в крайних случаях и при достижении комплекса технологических обстоятельств. Это достаточно рисковый шаг и на него идут в крайних случаях. Кроме того, заметим, что при строительстве энергоблоков «дармовые» деньги настолько успешно «осваивались» чиновниками «Энергоатома» (даже «забыли» установить некоторое «лишнее» оборудование), что специалисты просто побоялись останавливать блоки, опасаясь второго Чернобыля… Были правда и другие опасения и соображения, которые все вместе составили основу решения о недопущении остановки энергоблоков.

Можно было конечно ограничить выработку тепловых станций (но в этом случае сократилось бы и поступление денежных средств пропорционально производству, этого опасался и «Энергоатом»), львиную долю из которых составляла угольная составляющая. Опасаясь шахтерских бунтов, а также уменьшения источника денег в направлении восточных регионов (что особенно было актуально в разгар избирательной кампании) «прежняя власть» отклонила и это предложение.

О гидроэлектростанциях речь вообще не шла, поскольку уменьшать их долю выработки, и без того мизерную, смысла не было. Да и воду, накапливающуюся в водохранилищах, тоже надо было расходовать.

Но ситуацию надо было разрешать. И решение было найдено — продавать излишки электроэнергии на внешнем рынке. То есть был найден простой выход — увеличить потребление при неизменном производстве. Заметим, электроэнергию было решено продавать в Российскую Федерацию.

Выход интереснейший и радикальнейший. Страна с традиционно слабым энергоресурсным положением оказалась поставщиком энергоресурсов России, у которой энергоресурсов всегда было в избытке.

Сама тенденция весьма значительная. Это все равно, что Украина начала бы завоевывать рынок автомобилей в Германии, поставлять видеотехнику в Японию или наручные часы собственного производства — в Швейцарию.

Но это, на первый взгляд абсурдное событие, произошло. И это был значимый с точки зрения самоопределения и геополитики шаг для Украины. Как бы там ни было, но держава, добившаяся поставки дефицитного ресурса в государство, где такого ресурса более, чем достаточно, заслуживает как минимум уважения.

Поставлять электроэнергию «большому брату» взялся все тот же ГП НАЭК «Энергоатом» и вот что интересно.

Согласно законодательству Украины, вся электроэнергия, произведенная в Украине, должна быть продана в оптовый рынок электрической энергии Украины. А именно – Государственному предприятию «Энергорынок», единственному в Украине оптовому поставщику электрической энергии.

Если же кто-либо хочет купить электрическую энергию (независимо от целей: экспорт, потребление), то это он тоже должен делать только в оптовом рынке электроэнергии, у того же ГП «Энергорынок». Таков закон.

Так вот, ГП НАЭК «Энергоатом», произведя определенное количество электроэнергии, обязан продать ее всю ГП «Энерогорынок». Однако «Энергоатом», если желает осуществить ее поставку либо экспорт, обязан и покупать электроэнергию у «Энергорынка». То есть, сначала производишь электроэнергию – продаешь ее – а затем покупаешь ее снова.

Так было и в этот раз. Встав перед необходимостью и возможностью поставлять электроэнергию в РФ, «Энергоатом» осуществлял ее покупку в «Энергорынке».

Однако, чтобы никому (особенно «Энергоатому») не было обидно, Национальная комиссия регулирования электроэнергетики Украины установила тариф, согласно которому, стоимость электроэнергии, которую «Энергоатом» покупает у «Энергорынка» для экспорта, идентична стоимости электроэнергии, которую в том же периоде «Энергоатом» продает «Энергорынку».

Несмотря на внешнюю запутанность ситуации, все выглядит весьма просто: за сколько продал – за столько купил, а еще проще – «Энергоатом» напрямую продает произведенную самим же собою электроэнергию в РФ ничего не теряя от вынужденных операций на внутреннем рынке.

Еще заметим, что тариф, установленный НКРЭ для «Энергоатома» на продажу произведенной электроэнергии на внутреннем рынке (для ГП «Энергорынок») на протяжении первого полугодия 2005 года колебался несколько раз. И находился в пределах 7,5-8 копеек за киловатт/час. При том, что на обычных условиях продажа электроэнергии с ГП «Энергорынок» составляет уже 12-15 копеек. То есть, «овчинка» стоила выделки и скидка была серьезная.

Как мы уже установили, выход по реализации излишков электроэнергии был найден. Неужели, спросите Вы, РФ дошла до такой ситуации, что вынуждена опускаться до покупки «чужой» электроэнергии?

На самом деле и тут все просто: стороны сошлись в цене. Украина (читай «Энергоатом») была вынуждена согласиться на цену, предложенную покупателем (РФ), и продавала электроэнергию, по нашим сведениям, возможно даже ниже себестоимости (не говоря о цене, за которую формально покупала).

Грубо говоря, «Энергоатом» продавал «Энергорынку» электроэнергию по 7,8 коп. за 1 киловатт.час, выкупал по столько же, а продавал РФ, допустим (утрировано) по 5 копеек, что для РФ было выгодно и дешево.

Деваться Украине было некуда, несмотря на сомнительность данных сделок. Налоговое законодательство исходит из того, что базы налогообложения формируются, базируясь и исходя из наличия добавочной (прибавочной) стоимости. То есть, исходя из принципа – цена продажи продукции должна быть выше цены покупки и затрат на производство. Иными словами, предприятие должно получать прибыль, которая является налогооблагаемой. Ведь убытки делают невозможным получение налогов. В сталинские времена такие действия обобщались емким термином — «вредительство», со всеми вытекающими последствиями. Сейчас времена другие, и описанные нами факты считаются даже не мелкими шалостями, а действиями в пределах нормы.

Но и это не самое интересное в нашем исследовании!

НКРЭ Украины, устанавливающая тарифы, длительное время наблюдала за ситуацией, при которой «Энергоатом» сначала продавал «Энергорынку» а потом по той же цене выкупал электроэнергию для экспорта.

Трудно предположить мотивы поступков (очевидно, было тяжело наблюдать за тем, что деньги, получаемые с экспорта, идут «мимо кассы», то есть карманов чиновников из НКРЭ), но было принято весьма эпохальное решение: НКРЕ увеличила тариф на покупку (читай – выкуп) электроэнергии «Энергоатомом» для экспортных нужд.

С июля 2005 года был введен дифференцированный тариф, при котором «Энергоатом» был обязан покупать ранее проданную «Энергорынку» электроэнергию по значительно повышенным ценам. То есть, деятельность «Энергоатома» на внутреннем рынке становилась бы откровенно убыточной, что было бы чревато с точки зрения законодательства (как налогового, так и уголовного).

Представьте себе ситуацию, если Вы занимаетесь оптовой покупкой гвоздей по 10 гривен за килограмм, а продаете их в розницу по 8 гривен. Попробуйте свести концы с концами да еще объяснить собственникам предприятия, правоохранителям, налоговым органам причины такой благотворительности…

Продажа не внешнем рынке электроэнергии «Энергоатомом» по убыточным ценам еще сходила бы с рук, но только не в этот раз, и на то были свои весьма хитрые причины, глубоко сидящие в мудрых головах руководства «Энергорынка», «Энергоатома» и НКРЭ Украины.

«Энергоатом» просто прекратил поставку электроэнергии в РФ. А вместе с этим Украина лишилась возможности для развития и утверждения своего стратегического положения экспортера электроэнергии.

Рассмотрим официальные количественные показатели объемов поставок электроэнергии:

«Энергоатом» в 2005 году поставлял в марте – 453,19, в апреле — 448,132, в мае — 449,32, в июне — 441,57 миллионов киловатт/часов электроэнергии. В переломном июле – уже 61,27 миллионов киловатт/часов электроэнергии (сократив поставки в 8 раз), а начиная с августа – уже РФ начала поставку электроэнергии в Украину – 63,66 в августе, 60,84 – в сентябре, 67,30 – в октябре!

Данный импорт возник в силу наличия параллельной работы энергосистем России и Украины, при которой электроэнергия, как жидкость в сообщающихся сосудах, утекает из сильной энергосистемы (РФ) в слабую (Украина).

Заметим, что уже сейчас Украина должна платить РФ живые деньги за приобретенную электроэнергию, а не наоборот!

Утрировано: Вы продаете мясо, у Вас его много, оно портится, его надо срочно продавать. А между тем вы его покупаете и дальше, толком не зная, куда его деть, да еще сорите деньгами…

Между тем, «Энергоатом» планировал в 2005 году поставить в РФ не менее 6000 миллионов киловатт/часов электроэнергии, но не поставил и половины от запланированных объемов…

Вот так просто и без ухищрений вследствие остроумнейшей и хитрейшей тактической задумки НКРЭ Украины и ее реализации на практике был потерян момент маленького, но принципиального доминирования Украины, как поставщика электроэнергии на внешние рынки в северо-восточном направлении.

Зачем это сделано и какая действительная цель при этом преследовалась НКРЭ Украины – пока загадка (надеемся, что ненадолго). Увеличение для ГП НАЭК «Энергоатом» цены покупки своего собственного товара (который надо было просто куда-то девать) давало единственный возможный прогнозируемый результат – отказ от поставки излишков электроэнергии и потерю доминирующего и стратегического положения поставщика.

Мы считаем, что это крайне нелогичное и необъяснимое (на первый взгляд) поведение НКРЭ Украины (тайное коллегиальное принятие решений, позволяющее оправдывать любую глупость), как и цепь других событий в направлении украино-российских энергетических отношений было регулировано внешними силами. Желающими добиться кризисных результатов в энергетических сферах между двумя странами. Результат, который был частично достигнут… Фактически была совершена энергетическая геополитическая диверсия с далеко планируемыми последствиями.

Мы оставляем возможность читателям самостоятельно «вычислить» возможных теневых фигурантов данного электроэнергетического кризиса, несомненно предшествующего газовому, учитывая политические предвыборные расклады, креатуры и состав руководства НКРЭ и ГП НАЭК «Энергоатом».

Однако, на сегодня и это не все. Излишки электроэнергии в Украине остались. Поставки в РФ прекратились, более того, Украина стала получать даже дополнительную электроэнергию оттуда же …

Почему же нет кризиса и развала энергосистемы в Украине, спросите Вы? Ведь в летнее время, на которое пришелся пик кризиса, потребление электроэнергии еще более упало, то есть ее стало еще больше.

А сейчас зима — потребление возросло, более того, с учетом «газовых» размолвок многие потребители стали вместо газа потреблять электроэнергию.

И при всем том, Украина неоднократно заявляла о готовности поставлять электроэнергию в Беларусь и уже начала это осуществлять с января текущего года (планируемый объем поставок 2 500 млн. киловатт. часов). То есть, даже сейчас, при возрастании потребления, электроэнергии в Украине много, и она ищет рынок сбыта!

Куда же все таки девались излишки летом-осенью, в разгар спровоцированного НКРЭ при участии «Энергоатома» кризиса?

Весьма сложный и интересный вопрос…

Учитывая всемирный закон сохранения энергии, мы можем предположить, что куда-то она все-таки девалась… Либо уходила в неизвестных (пока) направлениях контрабандой, либо просто уходила в … землю (мы можем себе это позволить).

Под последним термином следует понимать комплекс технических и технологических мер, при которых выработка (продажа в оптовый рынок) электроэнергии при загрузке производственных мощностей не осуществлялась. Например, как в автомобиле, можно завести двигатель и никуда не поехать, просто израсходовав горючее, либо же слить топливо в землю, результат тот же…

И то и другое — весьма интересно и занимательно, по крайней мере, для правоохранительных органов.

Интересным оно должно стать и для высших должностных лиц государства, если таковые действительно стремятся навести порядок, как было обещано народу.

Вот Вам энергосбережение и реальное воплощение идей реализации энергосберегающих технологий, господа политики и экологи!

Оказывается, причины энергетических кризисов лежат на поверхности, они видны невооруженным глазом. Как и очевидны результаты каждого из принимаемых решений высшими должностными лицами государства (например, описанное эпохальное решение НКРЭ об увеличении цены на экспортируемую электроэнергию в момент, когда просто необходимо было «опустить» Украину с прогнозом использования ее интересного положения на момент начала и разрешения газового кризиса).

Все очень легко прогнозируется и просчитывается, и каждый поступок имеет свое объяснение и последствие, политическое и экономическое объяснение.

Ни и это еще не все.

Рассмотрим несколько интересных подробностей, связанных с «Энергоатомом» и дающих пищу не только для размышлений, но и для работы правоохранительным органам.

Факт — «Энергоатом» не платит зарплату рабочим. Особенно этим уголовно наказуемым грехом страдает Ровенская АЭС. Суды завалены тысячами поданных рабочими исковых заявлений, сотни из которых уже разрешились соответствующими судебными решениями. Это происходит на фоне тотального разграбления средств и экономического беспредела. Причем речь идет о копеечных (для «Энергоатома») суммах в пределах 200-700 гривен по каждому иску.

Что стоит за этим – пока сказать затрудняемся, но подозреваем, что это — очередная провокация с целью поднять волну рабочего гнева с далеко идущими перспективами.

Время покажет и реакцию на эти события правоохранительных органов и реакцию общественности (начиная с профсоюза «Энергоатома»).

Характерно, что «Энергоатом» успел настроить против себя не только кредиторов (которым он не платит по судебным решениям, в лице должностных лиц намекая на необходимость «откатов» в размере до 80-90% от суммы долга). Но и ближайших сподвижников и наиболее преданных компаньонов (достаточно вспомнить государственный «УКРЭКСИМБАНК», который, как мы уже писали, увлекшись противозаконной идеей защиты интересов дорогого клиента — «Энергоатома» путем саботажа действий государственного исполнителя несет прямые убытки в размере около 15 миллионов долларов США). Теперь пришла очередь рабочих, голодной массой которых легко манипулировать.

Допускаем, что в конце-концов видимый кризис экономического баланса «Энергоатома» будет выставлен на показ, с одной целью – потребовать увеличения тарифа, как дополнительного источника получения денег. Деньги украдены – дайте еще – лозунг, становящийся все более популярным в среде менеджмента предприятий-монстров.

А вот и еще один факт:

В конце 2005 года «Энергоатом» и корпорация «Нoltec international» (США) заключили контракт на создание централизованного хранилища отработанного ядерного топлива

Президент «Нoltec international» Крис Сингх объявил, что сумма контракта составляет 130 миллионов евро, которые корпорация обязуется вложить в строительство хранилища. Было особо отмечено, что хранилище планируется использовать исключительно для хранения отработанного топлива с отечественных энергоблоков и станций ГП НАЭК «Энергоатом», очевидно, как возражение на участившиеся заявления о попытках превратить Украину в могильник для отбросов ядерных станций Европы.

Как отмечалось на пресс-конференции после подписания контракта, «Нoltec international» намерена привлекать для строительства украинские компании. Как отметил присутсвующий на подписании контракта Министр топлива и энергетики Украины Иван Плачков, правительство будет максимально содействовать этому. Кредитовать проект будут американские банки, в частности, «Wachovia». Кроме того, планируется участие Королевского банка Шотландии, а от Украины- «Укрэксимбанка», «Альфа-Банка» и, возможно, других… Таковы официальные строки пресс-релизов по этому поводу.

Но нас терзают смутные сомнения по поводу целесообразности и достоверности совершенных действий и истинности заявлений, и вот почему.

«Энергоатом» не платит кредиторам, а посему велика вероятность, что «Нoltec international» просто кинут, как и многих других. Это устоявшееся реноме и имидж «Энергоатома», если хотите. Точнее, платит, но обходя систему исполнения судебных решений. И платит избранным на основании весьма пикантных кулуарных договоренностей. А внешне жесткая и принципиальная позиция по этому поводу лишь должна вынудить строптивых кредиторов соглашаться на предложенные условия.

«Нoltec international» по контракту будет вкладывать деньги в строительство объектов захоронения топлива. Этот бред, возможно, и покажется кому-то логичным, однако, мы отнесемся к нему критически.

Прежде всего, «Нoltec international» нет необходимости вкладывать деньги в строительство, так как эти деньги есть у «Энергоатома». Структура тарифа «Энергоатома» подразумевает составляющую именно на постройку могильников и захоронение топлива. Себестоимость электроэнергии, производимой «Энергоатомом» составляет 4-5 копеек, а продается она, как мы уже выяснили, по 7,5-8 копеек за 1 Киловатт. час. Разница и должна направляться на страхование ядерных рисков, модернизацию, создание резервных запасов, создание объектов захоронения топлива.

Размер контракта – 130 миллионов евро, и это достаточно ничтожная для «Энергоатома» сумма. Так что не «Нoltec international» должен инвестировать в строительство объекта, а «Энергоатом» свои собственные деньги, предусмотренные в тарифе.

И здесь все объясняется просто. Любые инвестиции – это по сути плата за покупаемые материальные блага. «Нoltec international» за что-то платит деньги, которых корпорация просто не должна и не может платить, не за что и не за чем, если только не хочет заниматься благотворительностью, возможность чего мы отметаем.

Средства, которые платит (по контракту — инвестирует) «Нoltec international» – это прямая плата за доступ к хранилищу для пользования им (его частью) для захоронения отходов ядерной промышленности самой корпорацией.

Задачка решается просто – Украина таки будет свалкой ядерных отходов. И эта свалка организовывается уже сегодня путем банальной продажи национальных интересов в виде оплаты за якобы вносимые, но не нужные инвестиции корпорации «Нoltec international».

Это сейчас высшие политики Украины сотрясают воздух громкими заявлениями по поводу недопущения свалки топливных отходов на Украине — со временем это легко забудется, и все пойдет, как по маслу, поверьте…

Заметьте, что согласно заявлениям сторон контракта, для строительства объекта будут привлекаться отечественные строительные компании. Но разве этого (привлечения к строительству) не мог сделать сам «Энергоатом»? Зачем Украине задействовать инвестора из США, чтобы он привлекал к строительству строительные компании Украины? Зачем привлекать к финансированию указанные выше банки при том, что у «Энергоатома» деньги есть?

Согласитесь, не все сходится в логике «Энергоатома» и лоббирующих его политиков при заключении данного контракта. Если не сказать большего – версия «Энергоатома» трещит по швам из за отсутствия здравого смысла.

Наличие когорты серьезных зарубежных партнеров «Энергоатома» при строительстве объекта захоронения –гарантия того, что в случае возражений отдельных честных политиков Украины по поводу недопущения свалки отходов при окончании строительства объекта – их слабые возражения можно будет задавить авторитетом государств, вложивших деньги в объект и требующих получить к нему доступ, как плату за инвестиции.

Вот так и происходит предательство национальных интересов Украины и хищение ее достояния: буднично, банально, целенаправленно и расчетливо, выверенными и пропиаренными экономическими и уголовными методами.

«УК» надеется, что общество, государство, правительство, оппозиция в конце концов, обратят внимание на описанные нами проблемы, каждая из которых несет самостоятельную экономико-политическую нагрузку и глубинный смысл.

Еще раз заметим, что по нашему убеждению речь идет о национальных интересах Украины, моральном и материальном благополучии нации, праве на самоопределение, достаток, достоинство, здоровье и жизнь народа, и вопросы эти первоочередные.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: