Международная преступность наступает через Белоруссию

Забытый на просторах СНГ лозунг «моя милиция меня бережет», брошенный некогда с легкой руки поэта Владимира Маяковского, возведен в Белоруссии в некий апогей отношения к служебной деятельности для людей в серой форме. Качество работы в этой стране милиции оценивают именно граждане. В республике нет террористов и воров в законе, но растет наркотрафик и торговля людьми.

— …Почвы для терроризма в Белоруссии нет. А есть ли в Белоруссии воры в законе?

— Воров в законе как таковых у нас не осталось, все они выехали на территорию Российской Федерации.

Это заявление заместителя начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью Министерства внутренних дел Республики Беларусь (РБ) подполковника милиции Геннадия Гриневича вызвало смех у российских журналистов, приехавших в Белоруссию узнать, как здесь борются с угрозами, актуальными для всех государств мира, а для стран СНГ — в особенности. Смех этот был не ироничный или ернический, а добрый — этакий всплеск белой зависти. И все же заместитель министра внутренних дел РБ — начальник Главного управления предварительного расследования полковник милиции Сергей Гуреев тактично поправил коллегу:

— Точнее будет сказать: они все уехали от нас в другие страны, в том числе и в Российскую Федерацию.

Но сути дела это не меняло. Изучая проблему борьбы с трансграничной преступностью и криминогенной ситуацией в республике, обозреватель «НВО» сделал вывод о том, что в рамках Союзного государства Белоруссия в плане обуздания терроризма или, скажем, поползновений теневой экономики продвинулась куда дальше, чем Россия. Можно, конечно, говорить о том, что все это происходит в рамках «засилья административно-командной системы», насаждаемой Александром Лукашенко, «удушением» экономических свобод в стране и своеобразным пониманием президентом РБ демократических основ, но это уже иная тема. В конце концов, если две страны живут в Союзе (причем не только декларируемом), небезынтересно узнать, почему Белоруссия стала в этом «едином двустороннем периметре без границ» (да и вообще на постсоветском пространстве) тем регионом, где большинство глобальных угроз удается сводить к минимуму?

ЗА КУРЕНИЕ — В… МОРГ

Отчасти на этот вопрос ответил заместитель государственного секретаря белорусского Совета безопасности Юрий Кривошеев, сказав, что за годы после распада Союза ССР в республике была создана правовая база для работы спецслужб, которая с каждым годом совершенствуется и укрепляется.

На целом ряде моментов приходилось убеждаться, что это не просто слова. Так, забытый в России лозунг «моя милиция меня бережет» (брошенный некогда с легкой руки поэта Владимира Маяковского) здесь возведен в некий апогей отношения к служебной деятельности для людей в серой форме. Качество работы милиции оценивают в Белоруссии именно граждане. Не так давно киногруппа МВД объездила все белорусские области и «приставала» к произвольно выбранным прохожим с вопросом об отношении тех к национальной милиции. Опросили тьму народа, материал проанализировали и положили на стол своего министра генерал-лейтенанта Владимира Наумова. Разумеется, больше было положительных откликов (главным образом по причине того, что большинству граждан в любой стране не приходится непосредственно общаться с милицией или полицией, они ее как бы «не замечают»). Министр, однако, повелел проверить каждый конкретный случай, вплоть до того, когда какой-то участковый отказывал в принятии заявления под предлогом того, что то или иное преступление якобы «заведомо раскрыть нельзя». И по каждому такому случаю были приняты весьма жесткие меры.

В Белоруссии нет терроризма в том виде, каков он есть в России. Но, несмотря на это, здесь созданы мощные антитеррористические подразделения. На базе одного из них обозреватель «НВО» побывал. Подробно об этом будет рассказано в одном из следующих номеров еженедельника, здесь же замечу лишь, что для этого спецподразделения МВД в центре Минска был выстроен соответствующий городок (вплоть до жилого дома), а сами сотрудники обеспечены всей необходимой современнейшей техникой и оружием. Их профессионализм не вызывает сомнений.

Дисциплина и культура в органах МВД прививаются с младых ногтей. Довелось побывать в академии министерства. До въезда на ее территорию нас предупредили, что там категорически возбраняется курить. «Это я запретил своим приказом, — сказал обозревателю «НВО» начальник академии полковник Юрий Мелеховец. И пояснил: — Согласитесь, что в учебном вузе, где физическая подготовка будущих стражей порядка является одной из ведущих дисциплин, курение является нонсенсом». «А если все же кто-то закурит?» «К таким применяются санкции».

Какие это «санкции», начальник академии умолчал, но один из курсантов признался, что «это похуже, чем наряд вне очереди»: захваченных врасплох любителей подымить везут в… морг — на дополнительные занятия, скажем так, по работе с трупами.

Все это не значит, что в органах МВД республики царит идиллия. Есть, например, и «оборотни в погонах». По данным заместителя министра — начальника Главного управления кадров (статс-секретаря) полковника милиции Виктора Жибуртовича, в прошлом году 209 сотрудников были привлечены к уголовной ответственности, раскрыто 37 фактов взяточничества. Каждый год к уголовной ответственности привлекаются до 10 сотрудников ГАИ. Это, конечно, «семечки» по сравнению с тем, что происходит в России, и ясно, что часть преступлений остается в тени. Но дисциплинарная система в МВД работает так, что каждый, кто совершает даже дисциплинарное правонарушение, подвергается «заклеймлению позором» со стороны коллектива, а подобное психологическое давление не для слабонервных…

ФЕЛИКС ДЗЕРЖИНСКИЙ ПРОТИВ ТЕРРОРА?

А ради укрепления, скажем, национального Комитета государственной безопасности (КГБ) и поднятия его авторитета тот же президент Лукашенко делает порой самые непопулярные политические шаги, которые только усиливают его имидж «последнего диктатора в Европе» (так его называют на Западе).

Пример. В то время как в России периодически возникают дебаты о том, возвращать известный памятник основателю Всероссийской чрезвычайной комиссии («кровавой ВЧК») Феликсу Дзержинскому на его законное место в Москве на Лубянскую площадь перед зданием КГБ-ФСБ или «не дай Бог!», Лукашенко — это случилось ровно год назад — восстанавливает и лично открывает у себя в стране мемориальный комплекс «Усадьба Дзержиново». (Кстати, бюст Дзержинскому, как и раньше, находится на своем месте в центре Минска, а один из проспектов белорусской столицы и районный центр Минской области продолжают носить его имя.) На церемонии открытия он говорит о том, что фигура Дзержинского в современных условиях может объединить спецслужбы стран СНГ с таким жестоким врагом, каковым является терроризм, — тем более, что в тот день там присутствовали главы всех органов безопасности государств Содружества.

Минские кагэбэшники свозили автора этих строк на экскурсию в это родовое гнездо семьи Дзержинских под город Ивенец (час с небольшим езды от белорусской столицы). Вдоль дорожки прикопано 49 валунов, каждый символизирует один год жизни того, кому посвящен мемориал. В двухэтажном особняке по всем комнатам — фотографии Феликса от детских лет до его посмертной гипсовой маски. Что касается его «кровавых деяний», то экскурсовод ответил, что и контрреволюция и белогвардейщина, против которых он боролся, были не с ангельскими крылышками, и еще вопрос, кто из них пролил больше крови. И напомнил о том, что Феликс Эдмундович был «другом всех беспризорников» и восстановителем железных дорог после Гражданской войны. И процитировал годовой давности слова Лукашенко о том, что Дзержинский был «создателем одной из самых мощных спецслужб XX века».

И вообще столь неоднозначную личность, какой был председтаель «чрезвычайки», в Белоруссии снова сделали «умом, честью и совестью» спецслужб. В «Дзержиново» уже традиционно проходят торжественные церемонии вручения служебных удостоверений и личного оружия молодым чекистам. Последнее такое мероприятие при личном присутствии главы КГБ Степана Сухоренко состоялось 17 сентября. «Все мы, чекисты, вышли из одной шинели — шинели Феликса Эдмундовича,» — прозвучало напутствие.

Кстати, слова Лукашенко ко всем руководителям спецслужб стран СНГ об «объединении вокруг Дзержинского» не так уж и ушли в песок. Бюсты «первому чекисту», на которые никто не покушался, обозревателю «НВО» доводилось видеть, например, в Армении, Киргизии и Таджикистане. Портреты же основателя ВЧК, по свидетельству спецслужбистов из разных стран Содружества, висят почти во всех чекистских ведомствах.

Эту «информацию к размышлению» можно завершить выводом: объединенные вокруг «Железного Феликса» спецслужбы Белоруссии в годы всеобщего безвременья на просторах СНГ не позволили международному терроризму даже прощупать республику на предмет создания в ней очага напряженности. Чеченские террористы не свили здесь себе «гнезда реабилитации» после боев за «независимость Ичкерии» (лечились же они в Азербайджане и Грузии, и до сих пор их привечают в ряде стран Евросоюза). Западные разведки, как ни старались, не дестабилизировали обстановку в 1990-е годы. Трансграничная преступность опускает руки перед действиями против нее местных чекистов, пограничников, таможенников и милиционеров. И так далее, и тому подобное.

Но, по большому счету, подход белорусов, как представляется, был более рациональным: на «Железного Феликса» надейся, а сам не плошай.

НА РОДИНУ — С МИРОМ

Обсуждалась с сотрудниками белорусского МВД и тема незаконной миграции — крайне болезненной для России. Вопрос, понятно, не в том, что «лица кавказской национальности» и граждане среднеазиатских стран торгуют на рынках, ими в основном комплектуется армия гастарбайтеров. Незаконная миграция осложняет и без того напряженную криминогенную обстановку в РФ, способствует формированию новых и пополнению уже существующих этнических преступных группировок, распространению наркотиков, торговле оружием, организации терактов — примеров тому несть числа.

Белорусских силовиков от МВД удивляет, что в России до сих пор проблема нелегальных мигрантов из стран СНГ не решена так, как это сделано в РБ. Тем более что никто никаких «дубиночных» мер к бывшим гражданам некогда одной великой страны не применял. Все решилось законодательно, причем, по словам первого заместителя начальника департамента по гражданству и миграции майора милиции Алексея Бегуна, не в одночасье, а началось еще с 1993 года. Был принят целый комплекс законов, отнюдь не репрессивных. Они регламентируют разные сферы жизнедеятельности гражданина чужой страны, например, те же его желания потрудиться во процветание белорусской торговли. Подробно рассказывать было бы скучно, да и незачем. Из репрессивных же форм осталась одна — «проводы на родину» за государственный счет. В этих целях действует национальный фонд депортации. И все это происходит при том, что в Белоруссии действуют ряд довольно сильных диаспор представителей республик бывшего СССР, скажем, армянская и азербайджанская.

Упомянутые законы не были направлены и на дискредитацию «нетитульных» наций (не таков менталитет белорусов). Они прежде всего предназначались для противодействия неконтролируемой миграции. За минувшие годы удалось перекрыть десятки (если не сотни) каналов, по которым граждане иностранных государств пытались выехать на Запад или осесть в самой Белоруссии. И к настоящему времени, как отметил «НВО» зам. госсекретаря белорусского Совбеза Юрий Кривошеев, «территория Республики Беларусь становится неудобной для действий орггруппировок по нелегальной миграции».

НО НАРКО- И СЕКСТОРГОВЛЯ ПРОЦВЕТАЮТ

Однако мировые тенденции таковы, что по отдельным направлениям требуются радикальные усилия не только внутри отдельно взятой страны, но и мира в целом. Это касается прежде всего распространения наркотиков и торговли людьми. И того же Кривошеева, и сотрудников спецслужб явно беспокоит то, что число наркоманов в Белоруссии с каждым годом увеличивается. По словам исполняющего обязанности начальника управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и преступности в сфере нравов Главного управления криминальной милиции полковника милиции Николая Луканова, «в последнее время число наркопотребителей в нашей стране возросло, и сегодня, по данным национального Министерства здравоохранения, составляет около 11 тысяч человек, в основном это молодые люди. Но мировая практика говорит о том, что официальную цифру надо умножать на 8-10. Исходя из этого, можно предположить, что в республике сегодня порядка 100 тысяч наркоманов».

Несмотря на то что из всех стран СНГ в Белоруссии самое низкое число наркоманов на 100 тыс. населения, как сказал «НВО» член Постоянной комиссии белорусского парламента по национальной безопасности Владимир Борщев, «для нашей 10-миллионной республики это весьма тревожный показатель». В Минске констатируют, что Белоруссия из страны транзита наркотиков в последние годы превратилась и в страну их потребления.

Обозреватель «НВО» спросил Луканова, в чем причина распространения наркотиков среди молодежи. Ведь в Белоруссии — без всякого преувеличения — весьма много делается для того, чтобы у парней и девушек не было соблазна глотнуть или нюхнуть «дури» или «уколоться»: дворцы спорта в городах да и спорткомплексы в поселках растут как на дрожжах. Ответ был короток: «Причина, характерная не только для нас, но и для стран, нас окружающих, — это мода на наркотики, особенно синтетического свойства. А дальше понятно — зависимость от этой «моды»…»

С 2003 года в стране были ужесточены меры за распространение наркотиков: минимум 5 — максимум 15 лет можно получить за сбыт партий «чумы XXI века». Но ситуация с их распространением не улучшается. По словам полковника милиции Луканова, наркотики через Белоруссию (и в нее) движутся по двум параллельным направлениям. Зелье растительного происхождения поступает из Афганистана и прочих стран «золотого полумесяца», через Казахстан попадает в Россию и далее транзитом через Белоруссию уходит в государства Западной Европы. А в обратном направлении идут синтетические наркотики, в основном голландского и польского производства (в прошлом году в одной только Польше было выявлено 17 подпольных лабораторий по производству синтетических веществ).

Только один пример. В прошлом году на белорусско-литовской границе была задержана партия психотропного вещества «флунитразепам» в количестве 310 тыс. таблеток (общий вес 54 кг). Эти «колеса» транзитом через Белоруссию идут в Россию и дальше в глубь континента — вплоть до Китая и Японии. Таким образом, Белоруссия находится на пересечении этих двух встречных потоков, часть содержимого которых находит все больше и больше потребителей в республике. При этом, по данным белорусского Совбеза, масштабы поступления и потребления героина увеличились в 3 раза, а наркотиков амфетаминного ряда — в 22 раза.

Луканов отмечает, что с тех пор, как российские пограничники ушли с таджикско-афганской границы, объемы перебросок афганского героина в Белоруссию и через нее на Запад значительно возросли. МВД республики констатирует, что изъятия героина за первое полугодие 2005 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года увеличились в 14 раз! Причем если раньше возили по килограмму-два, то сейчас везут в разы больше. Так, в июне в Бресте были задержаны двое граждан Узбекистана, которые пытались провезти на Запад 10,6 кг героина. Наркотик поступил из Душанбе в Ташкент, оттуда «ехал» фруктовыми фурами до Москвы, а в Брест попал поездом в сумке с личными вещами вагонных проводников.

В Белоруссии испытывают трудности в лабораторном оборудовании, которое могло бы определять наркотики в вагонах поездов и более закрытых помещениях. «Может быть, самая большая недоработка в рамках Союзного государства состоит в том, — говорил полковник милиции Луканов, — что мы не имеем такого сканирующего прибора, который бы досматривал автотранспорт, поезда на предмет сокрытия в полостях грузовых автотранспортных средств каких-то запрещенных предметов». Он привел такой случай: «Мы точно знали, что перевозится наркотик в фуре, управляемой гражданином Турции. Наши пограничники досматривали фуру 14 часов и не могли найти зелье. В итоге информацию вынуждены были передать польским коллегам, которые в кабине водителя с двойным дном с помощью сканера смогли обнаружить этот наркотик». В прошлом году поляки изымали партии и в 43, и в 145 кг героина, скрытые в тайниках грузовиков, которые вели граждане Турции и Румынии.

Что касается торговли людьми, то российский преступный мир давно облюбовал Белоруссию как кладезь «трудовых ресурсов». По данным национального МВД, Россия является как страной назначения, так и страной транзита для вывоза белорусских граждан за рубеж — в основном в страны Ближнего Востока. За три последних года в Москве и Московской области правоохранительными органами России за занятие проституцией было задержано более 1200 гражданок Белоруссии. С 2001 года сотрудниками спецподразделений по борьбе с торговлей людьми перекрыто около 100 каналов вывоза белорусских девушек для эксплуатации в России, установлено 350 потерпевших. В конце сентября в Москве была задержана жительница города Могилева, которая находилась в розыске за торговлю и вербовку людей с целью сексуальной эксплуатации.

В последнее время для Белоруссии становится также актуальной проблема трудового рабства. По словам полковника милиции Луканова, в настоящее время в республике действуют группы вербовщиков, которые, суля мужчинам и женщинам высокооплачиваемую работу, предлагают выехать в Россию для трудоустройства — в основном по строительным специальностям. По прибытию к месту назначения у завербованных изымаются паспорта, устанавливается жесткий контроль за их передвижением, для них устанавливается 12-часовой рабочий день. При этом за отказ от тех или иных работ применяются штрафные санкции. Нередки случаи, когда после пребывания на строительном объекте рабочий денег не получает и для возвращения на родину ищет иные способы.

НЕ ВСЕ ТАК «РОЗОВО»…

Многие успехи белорусских правоохранителей по борьбе с трансграничной преступностью были бы невозможны без взаимодействия с их коллегами-россиянами — на основе тех договоренностей, которые были достигнуты особенно за последние годы в рамках Союзного государства. Как отметил зам. госсекретаря национального Совбеза Юрий Кривошеев, «созданы механизмы реализации положений этих договоров». Вот что важно.

Например, благодаря России Белоруссия обустроила свои западные границы. Действует единый банк данных о лицах, совершивших преступления. Куда чаще стали проводиться совместные оперативно-разыскные мероприятия и спецоперации. Перечислять можно много. Но, как указал замминистра МВД — начальник Главного управления предварительного расследования полковник милиции Сергей Гуреев, не все так «розово» в делах укрепления двусторонней базы по борьбе с терроризмом и трансграничной преступностью. МВД Белоруссии обозначает по меньшей мере три позиции, которые мешают правоохранительным органам двух стран взаимодействовать в борьбе с терроризмом и преступностью еще более эффективно.

Первая. Не в полной мере используются возможности взаимообмена оперативной информацией, проведение совместных оперативных разработок и создание единой системы учета утраченного, похищенного и выявленного огнестрельного оружия.

Вторая. Следственно-оперативные группы, которые работают по горячим следам, не имеют возможности преследовать подозреваемых на территории сопредельных государств.

Третья. Все эти препоны имеют место потому, заявил замминистра белорусского МВД, что российская Госдума в течение вот уже трех лет не ратифицирует Кишиневскую конвенцию о правовой помощи по гражданским, уголовным и семейным делам, подписанную президентами ряда стран СНГ, в том числе Россией и Белоруссией 7 октября 2002 года. «Между тем в этом документе, — пояснил полковник милиции Гуреев, — весьма много прогрессивных положений, которые, заработай они, способствовали бы более тесному взаимодействию наших правоохранительных органов, ибо они существенно расширяют объем правовой взаимопомощи. Пока же мы работаем в рамках конвенции 1993 года, многие положения которой уже давно устарели».

На вопрос журналистов, почему российские парламентарии так затягивают ратификацию Кишиневской конвенции, замминистра МВД эмоционально развел руками: «Вопрос, что называется, не по должности. Но мы в Белоруссии этого не понимаем…»

Дзержиново-Минск-Москва

Игорь Плугатарев

Читайте также: