Украина скотская. Откровения читателя «УК»

Я понимаю, что мне не простят моих откровений и новый прокурор Донецкой области Ударцов, и генерал Купянский — сейчас же прикажут «рыть» под меня и «шить» еще чего-то. Однако я уже устал бояться. Мне 62 года, и из них, считайте, десять лет (с 1998-го) — свои, по сути, лучшие годы! — я под постоянным «прессом» тех, кто в мундирах прокуроров и милиционеров. И это я «заработал» в правовой Украине за то, что в свое время,отказался продавать колбасу в своем магазине этой гниде, тогдашнему следователю прокуратуры Айдинову!

В 1997 году я, на тот момент владелец магазина, выгнал из магазина старшего следователя Снежнянской городской прокуратуры А.Айдинова и запретил сотруднице реализовывать колбасу, которую он привозил откуда-то по 30-40 килограммов еженедельно…

С 4 января 1998-го этот Айдинов неожиданно для меня стал прокурором в моем городе, а уже в феврале 1998-го его коллеги из г.Снежное Донецкой области (по его прямому указанию) возбудили в отношении меня уголовное дело по очень тяжким статьям УК Украины. Отбили почку в момент задержания (ареста), посадили в тюрьму, в которой фактически без предъявления обвинения я просидел 92 (девяносто два) дня…

В конце концов, после многочисленных жалоб Генеральному прокурору и другим начальникам дело было прекращено следователями, по реабилитирующим основаниям.

Пока сидел — пропало (украли мусора и помощник прокурора Петухов — сейчас он «ворует» в областной прокуратуре) опечатанное на складах зерно, конфеты, мука, другое имущество… Отобрали магазин решением арбитражного суда.

Айдинов пригрозил: будешь рыпаться — убьем. Знаете, в то время — убивали…

А я в 2001 году, когда закрыли дела против меня, подал в местный суд заявление «о возмешении материального и морального вреда» — всего на сумму около миллиона гривен… Судья Гаркавенко до 2003 года с рассмотрением дела «тянул», поскольку Айдинов-прокурор пошел уже на повышение, и «оттуда» контролировал процесс; при этом (прокуроры — вообще такая мразь!) он через свои связи содействовал новой «посадке» меня в тюрьму…

Посадили в 2003-м меня опять по очень «тяжелым» статьям (191 ч 5, 366 ч 2) УК Украины, дело «шили» «важняки» из СУ ГУ МВД Украины в Донецкой области Пилипенко и Гнатив с суммой якобы «хищения» примерно в три (!) миллиона гривен, с весьма заинтересованной подачи заместителя прокурора Донецкой области Шорина (сейчас он в Генеральной прокуратуре, важный чин). А в 1998 этот Шорин и прокурор г. Снежного (фамилию уже не помню), выполняя «заказ» Айдинова, сумели меня, с отбитыми почками, засадить в тюрьму…

…Отсидел второй раз 442 (четыреста сорок два) дня в тюрьме, чуть не умер (инсульт), за «бабки» выпустили на подписку. Судьи (три, из другого, Шахтерского горрайсуда Донецкой области) при судебном рассмотрении моего уголовного дела откровенно смеялись над обвинением, отправили прокурору дело на дополнительное расследование. И только 4 июня 2008 года следователь (в седьмой или восьмой раз) прекратил уголовные дела по ст. 6 п. 2 УПК (отсутствие состава преступления)!

Вновь, пока сидел, через своих «рекетиров» прокурорцы отобрали у меня четыре «Камаза», имущество, прибыльную работу, здоровье, имя. А судья Гаркавенко уничтожил материалы моего иска от 2001 года на сумму в один миллион гривен….

В конце 2008-го подал иск в суд — к возмещению 2 (два) миллионов гривен материального ущербаа за незаконный арест, за незаконное содержание под стражей, за доведение до инвалидности (дали 3 группу), за похищенную зарплату. Однако судья Арапина (бывшая лучшей подругой прокурора Айдинова) категорически стала отказывать в удовлетворении моего ходатайства о назначении судебно-психологической экспертизы.

Новый прокурор Донецкой области Ю.Ударцов, как только узнал о сумме материального иска в два миллиона, 23.03.2009г. отменил все постановления следователей о прекращении уголовных дел в отношении меня, и вот я снова — обвиняемый, вновь — «невыездной», а так хотел навестить маму в России, на Пасху…

Снова ожидаю ареста, тюрьмы, так как на предложения «шестерок» от прокуратуры «заткнуться» — прямо сказал: не дождетесь! И назло им — не умру.

При этом местный суд, понятное дело, теперь, после личного постановления областного прокурора «об отмене постановления следователя о прекращении уголовного дела» — откажет в производстве по делу о возмещении материального и морального вреда, так как нет предмета обжалования, поскольку я вновь — обвиняемый…

…Обращался к двум Президентам (Кучме и Ющенко) — бесполезно… Прокуроры только идут на повышение! Правда, Айдинов где-то кому- то не угодил — отправили в г.Снежное с понижением, сейчас — заместитель прокурора. Живет недалеко от меня, видит часто и мстит (гадит) — такая у него азиатская натура… Последняя его месть, так я думаю — побежал он к новому прокурору Донецкой области по своим делам и заодно ему «какнул» и на меня…

Наша Украина — самая лучшая в этом мире, и народ в ней (кроме тех уродов, кого я упомянул, и тех подонков от милиции о прокуратур, которые упомянуты (к сожалению — далеко не все) в вашем издании и других СМИ) — самый лучший: жить и радоваться бы такой жизни в такой стране! Однако, что делают эти изверги с нами, многие ещё не знают, при этом законами запрещено взять дубину в руки и…

…Забыл сказать: пару недель назад (26.03.2009г) Апелляционный суд Донецкой области отменил, наконец-то (через шесть лет!), определения судьи Гаркавенко от 2003 года «об оставлении иска о возмещении материального вреда без движения и без рассмотрения», как незаконные. Теперь и судья Гаркавенко будет мстить мне, так как «на кону» его судейская репутация. Которая уже «подмочена» Указом Президента от 2008-го «о принятии мер к судьям за нарушении присяги…», и в этом списке из 48 судей судья Гаркавенко на не последнем, 19 месте, как кандидат «на вылет».

Еще расскажу реальную, зафиксированную нашим окружным административным судом историю.

…Украли мой а/м «Урал-4320»; нашел его в мае 2005-го (расцвет «оранжевой революции»), сообщил местной милиции о подозреваемых. Следователь осмотрел место происшествия, отобрал у меня все копии документов на этот «Урал», убедился, что «Урал» принадлежит моему предприятию, и выдал мне его под расписку, на временное хранение «до рассмотрения дела по существу».

Пока я готовил «Урал» к буксировке к месту стоянки, воры побежали (а воры знатные — «держат» шахтенку и платят местному прокурору за это) к прокурору Шестаку (сейчас на пенсии) за помощью. А у прокурора Шестака сын — старший следователь, работал с папой «в паре» по «крышеванию» шахт-«копанок». Этот сын прокурора прилетает к месту происшествия и… отбирает у меня «Урал-4320», заставляя его отбуксировать во двор местной милиции «для проведения экспертизы». Через пару дней экспертиза установила подлинность как принадлежности, так и осутствие «срубывания номеров» шасси, двигателя на этом новеньком грузовом автомобиле, и я пришел в милицию забрать свой, тогда еще комплектный, грузовик.

Естественно, надо было местным «мусорам» возбуждать хорошее уголовное дело в отношении преступной группы, (незаконное завладение транспортным средством со взломом (проникновением в гараж; минимум «червонец» срока). Но… Хотите верьте, хотите нет — ровно три года этот несчастный «Урал-4320» простоял во дворе городской милиции, и с него сами милиционеры сняли все, что можно снять и открутить. Сто заявлений разным прокурорам, начальникам по этому поводу направил — как с гуся вода…

Попал на прием к министру МВД Луценко в марте 2008-го, просил его, в числе прочего, «поменяться» — милиции разграбленный «Урал-4320», а мне взамен его — рабочий, из его «войска», на ходу. Но он отказал мне и начертал на моем заявлении: «решить вопрос возврата моего «Урала» в течении пятнадцати дней в той комплектности, что и в 2005 году». Местный начальник милиции Лихолит вызвал меня к себе в кабинет ровно через пятнадцать дней (!), достал из ящика стола $1500 и сказал мне: «забирай деньги и свой «Урал», иначе ничего не получишь…»

Я ему ответил: «Подавись этой суммой, поскольку от «Урала» ничего не осталось, даже ВСЕ колеса сняли…» Тогда он вызвал к себе в кабинет начальника ОГСБЭП (отдел по отбиранию денег у предпринимателей) Балагурова и велел ему «через полчаса» доставить еще $1500. Через двадцать минут Балагуров пинком открыл дверь в кабинет начальника милиции и кинул на стол передо мной конверт, в котором (я посчитал) было ровно «сотенными» $1500.

«Это тебе моральное возмещение за твой «Урал», забирай деньги и катись со своим «Уралом» немедленно, сегодня же (дело было в субботу днем), а то мне надо доложить генералу Купянскому (областному начальнику милиции), что вопрос решен…». В качестве угрозы мне (я так думаю) в кабинете у начальника милиции все это время сидел и наблюдал другой следователь — Жижко, при форме и оружии. Я-то знаю их «методы» — могут запросто или наркоту, или патрон какой всунуть — годы будешь «отмазываться»… Конечно, дают — бери и быстрее из этого «гадючника»-милиции сматывайся, что я и сделал…

Что-то там «наверху» у милиционеров произошло — приехал милицейский эксперт, сунул мне постановление следователя Сабетова «о назначении экспертной оценки разграбленных частей с «Урала», и через время пришло мне заключение эксперта: разграблено с «Урала» на 60 000 (шестьдесят тысяч) гривен! А в это время областные милицейские начальники дали мне официальный ответ о том, что начальник местной милиции Лихолит мне никаких денег не давал, и вообще этот Лихолит «не при делах».

Так как у меня были доказательства обратному (лжи областного начальника), я обратился в административный суд для отмены неправдивого ответа мне. Был суд, в который (три судьи) был вызван свидетелем и начальник местной нашей милиции подполковник Лихолит. Приехал он в суд вместе со следователем Жижко, и в судебном заседании, под запись техническими средствами судебного процесса, заявил суду и представителю областной милиции (начальнику отдела кадров), что в апреле 2008-го он, Лихолит, в присутствии следователя Торезского ГО ГУ МВД Украины в Донецкой области капитана Жижко, в своем рабочем кабинете, достал из ящика рабочего стола $10 000 (десять тысяч!) и вручил эти деньги мне, как потерпевшему, в качестве компенсации за разграбленный «Урал». На вопрос в суде о происхождении этих денег, подполковник милиции Лихолит, смело смотря в глаза судьям, заявил: это мои личные деньги, и я, как хочу, так ими и распоряжаюсь (почти дословно — А.И).

Допрошенный в этом же судебном заседании старший следователь милиции Жижко, еще более смело смотря в глаза судьям, заявил: «Да, подтверждаю, что в моем присутствии начальник милиции, днем, в своем рабочем кабинете, достал из ящика стола сумму в $10 000 и всучил потерпевшему от разграблении «Урала» с тем, что бы он отвязался от милиции…

На вопрос в суде: «А почему следователь, в форме сотрудника милиции, с оружием, при исполнении служебных обязанностей, процессуально независимое лицо, в непосредственном присутствии которого совершено классическое преступление должностным лицом (передачу лицу нигде не учтенных денег, без ведомости и подписи в получении такой суммы, не имеющей права находиться в ящике стола в кабинете начальника милиции) — начальником милиции, не зафиксировал это преступление соответствующим протоколом и не направил этот протокол о совершении преступления (ст. 364 ч. 3, 4 УК Украины) соответствующему прокурору — ответил: я не считаю это преступлением!

Это, мол, обычная практика у нашего начальника милиции Лихолита — рассчитываться наличными долларами с разного рода потерпевшими от незаконных действий милиции». На второй адресованный ему, Жижко, вопрос суда о том, почему ранее ст.следователь Жижко при проведении служебной проверки работниками областной милицейской кадровой инспекции по поводу его присутствия при передаче денег к кабинете Лихолита собственноручно написал в своей объяснительной «Не был, не видел, при мне никто никаких долларов не вручал и никто не получал», ответил суду, что сейчас (в суде) он «вспомнил», как было дело, и что действительно Лихолит отдал потерпевшему доллары, 10 000, в его, Жижко, присутствии.

То есть напрямую «сдал» своего начальника милиции Лихолита. И что же? Так и служат в нашей «родной», проклятой милиции и Жижко (получил повышение), и подполковник Лихолит в должности начальника милиции (ожидает звания «полковник милиции»; люди говорят, что Лихолит на особом счету у генерала Купянского, поскольку когда-то оба начинали с ОГСБЭП).

Местная и областная прокуратуры также осведомлены об «этих» 10 000 (десяти тысячах) долларов, и имеется постановление прокуратуры «об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении подполковника милиции Лихолита по эпизоду вручения такой, нигде не учтенной, суммы денег потерпевшему от преступления». Доказательством всему этому (имею в виду историю с «Уралом») — материалы административного дела от 30.11.2008г. в Донецком окружном административном суде № 2-а- 5888/08 (судьи Стыран, Кириенко, Козаченко).

К этим, конечно кратко изложенным, историям о «заботах» прокуроров и милиционеров в отношении меня имеются документальные доказательства. И я очень хочу, чтобы «Украина криминальная» разместила изложенное мной нашему «спящему» обществу — с тем, что бы все-таки этой «капелькой» добавить нам сил побороть эту нечисть.

Я понимаю, что мне не простят моих откровений и новый прокурор Донецкой области Ударцов, и генерал Купянский — сейчас же прикажут «рыть» под меня и «шить» еще чего-то. Однако я уже устал бояться. Мне 62 года, и из них, считайте, десять лет (с 1998-го) — свои, по сути, лучшие годы! — я под постоянным «прессом» тех, кто в мундирах прокуроров и милиционеров. И это я «заработал» в правовой Украине за то, что в свое время,отказался продавать колбасу в своем магазине этой гниде, тогдашнему следователю прокуратуры Айдинову!

За то, что знаю их «проделки». За то что посмел обратиться в суды за возмещением вреда и убытков за незаконные аресты и незаконные «отсидки» в тюрьмах. За то, что не уделял, по их прямой вине, должного внимания своим детям и моим родным. За то, что добиваюсь принятия НАСТОЯЩИХ мер воздействия к подполковнику милиции Лихолиту, обдирающего предпринимателей в нашем городе и рассчитывающимся наличными долларами с потерпевшими от милицейских же преступлений.

За то, что я сейчас излагаю вашему изданию правду о насилии, пытках и унижений, которые довелось мне выдержать от этих уродов в нашей прекрасной Украине. За то, что я указывал Президенту, Генеральному прокурору на прокуроров, милиционеров, чиновников, «крышующих» незаконную добычу углей с помощью отобранного у меня оборудования, машин и механизмов…

А сколько беды, горя и пакостей они принесли другим? А ведь эти граждане Украины еще и детей плодят, и воспитывают их явно на своем опыте отбивать почки людям, отрезать головы и незаконно сажать в тюрьмы…

Этим письмом хочу донести читателям «Украины криминальной» всю мерзостную сущность названных «правохоронителей» из нашего региона.

P.S. Готов предоставить все документальные доказательства правдивости всего изложенного, и отстоять каждое слово в этих историях в любом справедливом суде.

Анатолий Сердюк, г. Торез Донецкой области, директор частного предприятия «Тихий Дон»; читатель «УК»

Читайте также: