Борьба с коррупцией станет, наконец-то, монополией? Чего боятся чиновники и силовики

Интриги и дебаты вокруг создания в Украине так называемой «финансовой полиции» не ослабевают. Появление нового специального подразделения по расследованию преступлений в экономической сфере против государства пугает, в первую очередь… самих чиновников. И силовиков.

 В Украине развернута масштабная кампания по шельмованию в СМИ самой идеи создания новой мощной правоохранительной структуры, чья специализация — борьба с коррупцией и экономическими преступлениями против государства.

С начала оккупации Крыма и проведения антитеррористической операции в государственную службу занятости за помощью в трудоустройстве обратились 51,5 тысячи переселенцев. Это при том, что по официальным данным Минсоцполитики в Украине зарегистрировано 305 тысяч трудоспособных переселенцев. Многие в поисках работы и вакансий в Киеве и других городах страны  проводят много времени.

Советы и рекомендации переселенцам в поиске работы 

Не смотря на то, что войну «финансовой полиции» (именно это неофициальное название закрепилось за пока еще не созданной структурой) объявила оппозиция, на самом деле за ней «торчат уши» и капиталы ряда высших украинских чиновников. И это хорошо известно журналистам «в теме», и менеджменту ведущих СМИ.

Ничего удивительного в этом нет: традиции коррупции в Украине — давние, масштабы — фантастические, суммы — грандиозные. О чем говорят аресты, «посадки» и приговоры последних лет.

Можно много за что ругать команду Януковича, но факт остается фактом: при президенте Викторе Януковиче в отношении коррупционеров возбуждено уголовных дел больше, чем при трех его предшественниках — Кравчуке, Кучме и Ющенко, вместе взятых. Причем речь идет о чиновниках уровня замминистров, судьях и т.д., и по многим из них приговоры уже вступили в силу.

Но при этом очевидно, что уровень коррумпированности самих силовиков в Украине таков, что на определенном уровне имеющийся правоохранительный инструментарий уже не дает требуемого эффекта в преодолении коррупции и «отлучении» ее от государства. Именно коррумпированность уже существующего, «традиционного» правоохранительного аппарата государства сегодня — едва ли не главный «тормоз» в декларируемой властью борьбе с коррупцией. И если «война» с коррупционерами в «гражданке» имеет очевидные успехи, то очищение от коррупционеров «силовой» составляющей госаппарата очевидно провалена.

Почему? Да потому что родственные, кумовские, земляческие связи в МВД, органах прокуратуры, СБУ, налоговой тянутся еще с «советских» времен. А постоянный «переток» кадров из одного ведомства в другое в ходе многочисленных «реорганизаций» эти связи лишь «шлифовал» и крепил. В результате штат всех нынешних силовых институтов украинской власти — едва ли не одна большая, дружная семья, «по-семейному» келейно решающая всякие «междусобойчики». Включая дележ сфер противозаконной финансовой деятельности, рынок «крышевания», контрабанды, контрафакта и даже наркоторговли. «Гражданских» они еще ловят и изобличают, а вот друг друга — никак нет. Или только тогда, когда кто-то «нарушил конвенцию» и «перешел дорогу» коллегам по промыслу.

Да и нет эффективного законодательно подкрепленного инструментария для борьбы с коррупционерами в погонах.

Как результат — борьба с «тенью» в государстве забуксовала. Это хорошо демонстрирует статистика нарастающего кризиса бюджета.

Только факты: впервые с момента обретения независимости Украиной Кабмин заложил в бюджет сокращение доходной части бюджета по сравнению с 2012 годом. Но три месяца 2013-го показали: и этот план не выполняется. В частности, сорван план по доходам – в бюджет поступило на 1,4 млрд грн (на 2,6%) меньше от плановых. В марте объем доходов общего фонда составил 30,8 млрд гривен, что на 907 млн грн (2,9%) меньше, чем запланировано в бюджете.

Поступления в госбюджет также падают по двум другим важнейшим статьям доходов: таможенным сборам (-3,6 млрд гривен (7,8% от плана) и НДС (-1,9 млрд грн) — это данные за 1-й квартал 2013 года.

Данных по дефициту госбюджета за март еще нет, но в феврале его «минус» составил 2,3 млрд грн.

И все это падение на фоне того, что на 4 квартал в стране нет денег на выплаты бюджетникам. Ситуация угрожающая на фоне падения в стране промпроизводства: по итогам января-февраля оно упало на 4,8%, и эксперты предрекают еще большее падение, к тому же — на неопределенный период. В стране растет безработица — только в феврале почти на 25 тыс. человек — таковы данные Госкомстата.

В то же время объем теневой экономики в Украине составляет около 500 миллиардов гривен (эту цифру назвала Ирина Акимова, первый заместитель главы Администрации Президента Украины, известный экономист). И еще ежегодно государство теряет до 100 миллиардов гривен на госзакупках — эти миллиарды просто-напросто разворовываются чиновниками.

Понятно, что именно на этих гигантских суммах и паразитируют силовики. «Крышуя» теневую экономику и хищения миллиардов на госзакупках и активно участвуя в этих криминальных процессах. Параллельно с эти силовики продолжают взымать с населения «налог на жизнь» разноообразными проверками и сопутствующими им поборами.

Что такое для экономики государства 100 миллиардов гривен, украденных на одних только госзакупках? Для сравнения: строительство одного километра современной автотрассы государственного значения в четыре полосы движения, с разделительной полосой, стальными отбойниками вдоль обочин, со всей необходимой дорожной инфраструктурой, по официальным данным Укравтодора стоит в среднем 40 млн грн. Таким образом, только на госзакупках ежегодно воруются 2,5 тысяч километров первоклассных дорог!

Еще раз: возможны ли такие грандиозные хищения без «покровительства» силовиков? Конечно, нет.

Очевидно, это понимают и в Администрации, и в Кабмине. В частности, в распоряжении Forbes оказалось письмо премьер-министра Н. Азарова, адресованное министру внутренних дел В. Захарченко. В документе говорится, что премьер просит главу МВД разработать концепцию создания специального подразделения по расследованию преступлений в экономической сфере против государства. «Прошу подготовить на базе концепции проект.., которым предусмотреть… в создаваемом подразделении функций по расследованию преступлений экономической направленности, которыми занимаются налоговая милиция, таможенные органы, Госслужба по борьбе с экономическими преступлениями МВД, Департамент контрразведывательной защиты экономики государства СБУ», – говорится в письме премьера министру МВД.

То есть, фактически речь идет о все той же «финансовой полиции» со сверхполномочиями, только уже не как самостоятельной структуры, а как спецподразделении в составе МВД.

Если это начинание будет доведено до конца (а создание этого сверхмощного органа предусмотрено Национальным планом действий на 2013 год, утвержденным 12 марта указом президента №128/2013), то борьба с коррупцией в Украине может перейти на качественно иной уровень.

Хотя бы потому, что с созданием единого «антикоррупционного» ведомства в государстве будет покончено с ведомственной разобщенностью в этой борьбе. Где все правоохранительные «конторы» из года в год рисуют себе, руководству страны и публике благостные показатели раскрываемости и противодействия коррупции, но все это в сумме — обычное очковтирательство. Свидетельство чему — 600 миллиардов гривен «неучтенки», вращающейся вне контроля государства.

Именно эти 600 миллиардов — мощный дестабилизирующий экономику Украины фактор. Эти 600 миллиардов — фундамент организованной преступности в стране. Эти 600 миллиардов — базис коррупции, разъедающей государственный аппарат, парализующей его деятельность и реформы в стране.

Только создание единого ведомства по борьбе с коррупцией может ограничить аппетиты всех прочих силовиков, 20 лет «кормящихся» на борьбе с этой самой коррупцией. Только приведение чиновников всех рангов в чувство «бойцами» мощной специализированной на истреблении коррупции структуры может дать ощутимый результат по возвращению львиной доли из 600 «теневых» миллиардов в легальный оборот.

Еще лучше, если эта структура с особыми полномочиями в сфере борьбы с коррупцией будет подчинена напрямую президенту страны. Который и так сегодня несет всю полноту ответственности за преобразования в стране. Потому что в сложившейся ситуации коррупция — едва ли не главный враг реформ в стране вообще и Президента Украины лично. Коррупция среди чиновников, традиционно мощная в Украине, хоронит многие реформаторские начинания главы государства, ставя под сомнение его политическое будущее.

Очевидно: без лояльного лично Президенту органа, который будет эффективно давить казнокрадов и обдирающих народ (будущих избирателей) силовиков-коррупционеров, у Виктора Януковича, соответственно, будущего нет.

В силу этого обстоятельства времени на раскачку в создании «финансовой полиции» у власти крайне мало. Создаваемая структура должна продемонстрировать налогоплательщикам (избирателям) свою эффективность и результативность самое позднее — в начале 2014 года, за год до старта президентских выборов.

А государству это нужно было «уже вчера».

Георгий Киквидзе, «УК»

Читайте также: