М.ГОРБАЧЕВ: «МЕНЯ НЕОДНОКРАТНО ХОТЕЛИ УБИТЬ…»

Горбачев рассказал как на него покушались

По отношению к власть имущим народ имеет только две возможности: выбирать их и смеяться над ними. С одной стороны, стать героем анекдотов лестно, — твоя персона переходит из разряда преходящей номенклатуры в бессмертный фольклор, с другой…

А с другой — тебя могут «протянуть» в анекдоте довольно едко, и даже ядовито, а это обидно. Пожалуй, не многие политики увлеченно собирают анекдоты о себе. Для этого необходимо хотя бы обладать чувством юмора. Что — редкость. Особенно среди политиков…

Российское издание Newsinfo опубликовало мини-интервью с первым и последним Президентом СССР Михаилом Горбачевым – личностью во многих отношениях выдающейся, в частности, касательно коллекционирования анекдотов про себя любимого.

Newsinfo: По поводу «сухого закона». Какие напитки вы предпочитаете?

М.Горбачев: Водку, красное вино хорошее, белое — под рыбу, типа «Шарганэ», с горчинкой. Пиво люблю, но все это я употребляю очень аккуратно. Это было и остается. Поэтому для меня проблемы не было и нет. Сухого закона мы не вводили. Сухой закон вводил Николай Второй. Тогда пили 2,8 литров на человека. У нас было много предложений, при Брежневе четыре года готовился закон. Потом говорили, Горбачев взял власть, и с ума сошел, сразу пошел на борьбу с алкоголизмом, на конфликт с обществом. Но я должен сказать, что я был против, Рыжков был против, большинство выступило против, а с мест поступали предложения с укором, и напоминали, что Николай Второй ввел свой закон, когда выпивали 2,8 литра на человека, а у нас 10 литров пили. Миллион людей сберегли. Продолжительность жизни самая большая за всю историю России в эти годы. Ну, а то, что наделали глупостей, это большая проблема. Речь, по сути дела, шла о культуре напитков, об их качестве. Но у меня дел хватало, — до меня разворошили весь мир и всю нашу огромную страну.

Вот и мой самый любимый анекдот, как раз связан с этим:

Стоит очередь километра 2 за водкой. Один говорит:

— Этот Горбачев!…

Клянет и, конечно, крепко выражается.

— Сейчас я пойду в Кремль, убью его.

— Ну, иди сходи, — говорят.

Проходит 2 часа, возвращается. Его спрашивают:

— Ну что, убил?!

— Нет, там очередь еще больше.

Читайте также: