ХОРОШО СИДИМ!

Когда закончится финансовая вакханалия в Министерстве топлива и энергетики? Совсем скоро — такими словами смогут ранним утречком поприветствовать друг-друга члены команды министра топлива и энергетики Сергея Ермилова. И фразеологизм «хорошо сидеть» будет использоваться не для характеристики их властного могущества, а в смысле, насколько хороши камеры следственного изолятора. Не исключено,что это станет логическим окончанием деятельности министра Ермилова, который сегодня отвечает за процесс разбазаривания государственной собственности в сфере топливно-энергетического комплекса. Вышеприведенное предположение, далеко от фантазии и, ближе к реальности. С каждым месяцем своей деятельности во главе Минтопэнерго министр с завидным упорством коллекционирует выводы всевозможных правоохранительных органов, в которых черным по белому прописаны нарушения законодательства в деятельности подотчетного ему ведомства. Отчеты Главного контрольно-ревизионного управления Украины, Счетной палаты, критика Президента Украины на заседании Совета по вопросам борьбы с коррупцией и организованной преступностью – это не просто дамоклов меч, гильотина или взвод солдат, готовых выполнить команду „пли”. Это предел терпению государства. Время, когда придется отвечать за многомиллионные потери госбюджета, которые никак не назовешь случайными – пожалуй, не за горами.

Бездонные карманы

Одними из наиболее впечатляющих являются данные Главного контрольно-ревизионного управления Украины о результатах ревизий и проверок на предприятиях, учреждениях, организациях общегосударственной формы собственности за 2003 год. Министерство топлива и энергетики в этом документе – безоговорочный лидер в сфере разнообразных нарушений финансовой дисциплины. В частности, вследствие работы КРУ было выявлено недополученных финансовых ресурсов на 56 предприятиях, учреждениях и организациях на сумму 8,16 млн. грн. В том числе потери бюджета измерялись суммой 2,061 млн. грн., а другие потери государства (на 41 предприятиях, учреждениях и организациях) составили 6,099 млн.

В целом же картина по Минтопэнерго намного более интересная. Всего в 2003 году было проведено 594 ревизии и проверки в 402 структурах министерства. Из них на 237 предприятиях, учреждениях и организациях были выявлены финансовые нарушения на общую сумму 48,96 млн. грн. В том числе: незаконных затрат ресурсов и нецелевых затрат бюджетных средств (на 225 предприятиях, учреждениях, организациях на сумму 29,775 млн.) и нехватки ресурсов (на 70 предприятиях, учреждениях, организациях на сумму 19,185 млн.). А помимо этого Минтопэнерго всего за год сумело «допустить» других нарушений финансовой дисциплины на целых 137 млн. грн.!

Тем не менее, КРУ не сдалось. По правонарушениям «команды» было возмещено и возобновлено финансовых и материальных ресурсов на сумму 29,865 млн. грн. (в т.ч. незаконных затрат ресурсов и нецелевых затрат бюджетных средств – 13,843 млн. грн., недостатки ресурсов – 16,021 млн. грн.). А по так называемым «другим нарушениям финансовой дисциплины» было возвращено 127,213 млн. грн.

В поте лица работники КРУ попробовали привести в порядок финансы в этом учреждении. Однако по итогам проведенных ревизий и проверок, а также примененных согласно законодательству мер в бюджет было возвращено только 406,99 тыс., а в доход предприятий, учреждений и организаций поступило 208,55 тыс. (это по сравнению с миллионами-то!). И смех, и грех! Не хорошо, конечно, с юмором относиться к работе такой серьезной структуры, как ГлавКРУ, но факт есть факт: даже правоохранители не смогли отобрать „тяжким трудом заработанные деньги”.

Таким образом, методом обычного математического подсчета мы можем увидеть результаты работы Минтопэнерго. Как значится в отчете, КРУ „нарыло” разнообразных нарушений на сумму 194,676 млн. грн. Принятыми мерами было возвращено 157,728 млн. грн. То есть, почти 39 миллионов гривен были засосаны в глубокую „черную дыру”.

Казалось бы, после таких открытий должна была грянуть буря. По итогам проверок и ревизий правоохранительным органам было передано 316 материалов. К административной ответственности был привлечен 401 человек. К дисциплинарной материальной ответственности привлечено 604 работника предприятий, учреждений и организаций Минтопэнерго. Но… только 4 человека были уволены с занимаемых должностей. История умалчивает о том, кем были эти четыре „героя”. Тем не менее, точно известно, что среди этой четверки не было главного виновника и ответственного за содеянные преступления.

Завидное постоянство

Благодаря творческой работе работников КРУ, мы имеем возможность не только анализировать цифры, но и прочитать информационно-аналитический отчет Главного контрольно-ревизионного управления. Красной нитью сквозь отчет КРУ за 2003 год проходит тема „уголь-шахты”. И не странно: ведь именно в родной донецкой стихии Сергей Ермилов чувствует себя как «рыба в воде» и вытворяет такие маневры, что волосы становятся дыбом от чувства безнаказанности у руководства Минтопэнерго в этой отрасли.

„Действительный сегодня Порядок предоставления и определение объемов государственной поддержки угледобывающих предприятий на частичное покрытие затрат из себестоимости, а также строительства и технического переоснащения предприятий по добыче каменного угля, лигнита (бурого угля) и торфа, утвержденный постановлением КМУ от 21.08.2003 №1311, предусматривает возможность предоставления государственной поддержки на все затраты как производственного, так и административного характера. Вследствие невыполнения Минтопэнерго и отраслевой комиссией, которую оно образовало, задач относительно ежеквартального рассмотрения эффективности использование бюджетных средств, анализа уровня себестоимости товарной угольной продукции и дальнейшего корректирования бюджетного финансирования, продолжается негативная практика финансирования из государственного бюджета рентабельных шахт”.

Эта цитата из отчета приведена не случайно. В ней содержится ответ на вопрос, почему Сергей Ермилов так держится за кресло министра топлива и энергетики. Ведь можно лишь вообразить, сколько средств пошло на „бедные и обездоленные” шахты. Выводы правоохранителей не голословны. В качестве примера аналитики КРУ приводят шахту «Белореченскую», которая не только получила помощь от государства в размере 2,4 млн. грн., но и заработала 2,4 млн. Шахты им. Димитрова и «Западно-Донбасская» просто «не могли жить» без бюджетной помощи в размере почти 5 млн. грн. А тем временем параллельно им удалось заработать соответственно 8,8 и 4,3 млн. грн.

А вот итог: „Общая сумма излишне использованных угледобывающими предприятиями средств государственной поддержки составила 14,2 млн. грн. Отсутствие жесткой финансовой дисциплины в самом Минтопэнерго вместе с ненадлежащим выполнением обязанностей главного распорядителя средства привели к многочисленным финансовым нарушениям, которые установлены почти на любом из проверенных предприятий, на общую сумму свыше 23 млн. грн.”

На вопрос, почему же не развиваются украинские угольные шахты ответ также имеется: „Многими угледобывающими предприятиями средства государственной поддержки использовались не по целевому назначению, а на социальные выплаты, которые должны были проводиться за собственный счет. В частности, за счет средств государственной поддержки, полученных на покрытие затрат из себестоимости товарной угольной продукции, угледобывающими предприятиями на протяжении проверенного периода проведена выплата платы работникам социальной сферы и осуществлены затраты на ее удержание в общей сумме 1,705 млн. гривен”. Таким образом, накопив огромные задолженности по зарплате шахтерам, министр впоследствии перекрыл недостаток из бюджетной помощи угольному бизнесу. Разумеется, что после этого о развитии этого самого бизнеса говорить уже не приходится.

Еще один пример: „Средства господдержки, предусмотренные на выплату текущей заработной платы, исполнительной службой списывались на погашение задолженности, которая должна выплачиваться за счет собственных средств угледобывающих предприятий. Игнорирование руководством отдельных угледобывающих предприятий требований действующих нормативно-правовых актов привело к незаконным расходам государственного бюджета на сумму свыше 7,2 млн. грн. Так, дирекцией из капитального строительства ДХК «Олександріявугілля» уплачено подрядчику 425 тыс. грн. по актам выполненных работ, проведение которых документально не подтверждено”. Вопрос на засыпку: смогли бы упомянутые руководители „игнорировать” без надежной „крыши” в руководстве Минтопэнерго предписания правоохранительных органов?

А вот еще один факт из этой истории: „Отсутствие надлежащего контроля за сохранением и рациональным использованием государственного имущества привела к возникновению нехваток и излишков на сумму свыше 11 млн. грн. Так, лишь на шахте им. Карла Маркса ДП „Орджонікідзевугілля” инвентаризацией установлена нехватка кондиционного угля на складе в количества 19,9 тыс. тон на сумму 6,7 млн. грн.”

Изюминкой, притом отнюдь не веселой, является то, что КРУ уже неоднократно обращала внимание министра на преступления, совершающиеся в вверенной ему отрасли. В частности, похожие строки и рекомендации по исправлению ситуации можно найти в отчете КРУ за 2002 год. Но то ли министр не читал этого документа, то ли не счел нужным отказываться от почти 40-миллионного барыша ради эфемерно-абстрактного понятия «законность»…

Программный «бизнес»

Параллельно с анализом КРУ в начале 2004 года появились и другие результаты «работы» Министерства топлива и энергетики. В отличие от контрольно-ревизионного управления, которое каждый год констатирует печальные факты деятельности министерства, в январе нынешнего года не выдержали нервы у традиционно скрытной Счетной палаты Украины. И тот факт, что обе государственные контролирующие структуры сделали вывод о „тихом ужасе”, который властвует в Министерстве топлива и энергетики, позволяет предположить, что дни „анархической свободы” уже завершаются.

„Отсутствие в Министерстве топлива и энергетики эффективной системы управления средствами государственного бюджета, неэффективное и с нарушениями действующего законодательства использование выделенных бюджетных средств не обеспечили достижения предусмотренных программой „Украинский уголь” цели – введение в действие запланированных мощностей. Внедренная Минтопэнерго система управления объектами незавершенного строительства, отсутствие учета и контроля за их состоянием делают невозможным принятие эффективных решений относительно управления объектами государственной собственности. Вследствие этого начинается строительство новых объектов, чем распыляются существующие финансовые ресурсы угледобывающих предприятий, в том числе, средства государственного бюджета”.

В советские времена такие действия главы Минтопэнерго иначе как вредительством не назвали бы. Но у аналитиков из Счетной палаты есть определенные „культурные” рамки для написания отчетов, и потому это не дает им возможности закричать на весь голос, какой беспредел совершается руководством министерства (хотя сам факт выхода отдельного пресс-релиза, посвященного действиям министра, уже впечатляет). Кстати, сейчас в Минтопэнерго числится 916 объектов незавершенного строительства общей сметной стоимостью 36,7 млрд. грн. Для завершения их строительства необходимо 25,5 млрд. грн.!

Контрольно-ревизионное управление и Счетная палата уже сказали свое слово. К их выводам присоединился и Президент Леонид Кучма, который пришел в негодование от безобразия, которое „организовано” совершается в Минтопэнерго с благословения его руководителя. Наверно, должен определиться и Кабинет министров Украины. Дальше катиться некуда.

Роман БАЙ, специально для «УК»

Читайте также: