ЗА ЧТО СНИМУТ МИНИСТРА СМИРНОВА

Юрия Смирнова, министра внутренних дел с полуторагодичным стажем есть за что отстранять от должности: за невоплощение обещанных им реформ в МВД, за разгул преступности, за политизацию службы, за нераскрытие дела Гонгадзе – «дела чести министра», по его же словам. А еще Смирнова следует снимать за продолжающуюся деградацию МВД, за беспредельную нескромность милицейских чиновников, погрязших в бизнесе, связях с криминалитетом, вызывающей роскоши их «трудовых будней» с грандиозным автопарком, супер-ремонтами, «местами отдыха», пр. Но если Смирнова и будут снимать, то совсем по иной причине.Свой первый министерский спич Юрий Смирнов начал с обещания реформ. И продолжает говорить об этом по сей день. Было обещано усиление борьбы с преступностью, прежде всего экономической. Министр пообещал скорую и окончательную победу над всеми влиятельными ОПГ. В числе приоритетов была названа охрана общественного порядка, привлечение на работу профессионалов, борьба с коррупцией в органах внутренних дел, улучшение ситуации в предельно разложившейся службе ГАИ. А раскрытие дела Гонгадзе Юрий Смирнов недальновидно назвал делом милицейской чести.

На этой фразе новоиспеченный министр и погорел в первый раз (вообще-то по количеству необдуманных, порой диких заявлений Смирнов, пожалуй лидер нынешнего кабмина). Касательно дела Гонгадзе Смирнов через какое-то время вдруг заявил, что расследование зашло в тупик. Потом обрадовал весточкой о том, что установлены имена убийц – это конченные наркоманы, к тому же недавно убитые в драке. Вскоре случился конфуз, дело чести министра замяли.

Касательно остального, картина также не столь блестяща, как рисовал ее Смирнов. Объективности ради заметим: не всегда по вине министра. Ну скажите: разве может МВД развязать непримиримую борьбу с экономической преступностью, если вся экономика страны тотально криминализирована и без высшей политической воли никакой министр не в состоянии кардинально изменить ситуацию.

Что касается ОПГ, тут совсем нехорошо получается. Всякую мелочь, конечно, разогнали-пересажали. Но ведь самые настоящие ОПГ действуют в составе самого МВД и прочих «правоохранительных» ведомств. Про эти безнаказанно действующие преступные организации «УК» рассказывала неоднократно. Думаете кто-то из криминалитета в форме отправился после этого за решетку или хотя бы лишился должности? Дудки! Касательно традиционной мафии, то даже на примере Киева все совершено прозрачно: до окончательной победы милиция не ближе чем полтора года назад. Прославленные мафиози Кисель, Рыбка, Прыщ формально находятся в розыске, в действительности же беспрепятственно расползлись по иноземным гнездам, где чувствуют себя безмятежно. А в то время как рэкет-движение легализовалось либо на смену ему пришли люди в погонах, поднимает голову воровская прослойка. Криминальные авторитеты, на какое-то время подрастерявшиеся в новой политико-экономической ситуации, вновь набирают силу. Вопрос реформирования чрезвычайно дорогой и малоэффективной (а быть может, и опасной для общества) службы по борьбе с оргпреступностью, который был актуален на момент назначения Смирнова министром, актуальности своей не потерял, однако и назревшая реформа не сдвинулась с места.

Службу ГАИ отчасти удалось приструнить, но мздоимство гаишников процветает по-прежнему, они продолжают свирепствовать на дорогах, поскольку им как и раньше доводят план по штрафам; как и при Кравченко все в этой службе покупается и продается – от талонов техосмотра до водительских удостоверений. Смирнов попробовал было отменить спецталоны – статья доходов многих и многих гаишников – однако мера эта скорее показушная. Теперь деньги, которые брали за спецталоны, успешно стригут за выдачу блатных «ведомственных» номерных знаков. А таковых развелось великое множество. Кстати, цены за ментовский номер серии КА доходят до 2000 долларов. И кто при этом будет слушать министра-реформатора?

Тем не менее, перечень персональных претензий к г-ну Смирнову будет долгим, но это займет чересчур много времени. В целом же нынешняя ситуация прогнозировалась и, дело тут даже не в Смирнове — при нынешнем положении дел в стране ни какой министр изменить ситуацию в своем ведомстве не в силах. Деятельность «благотворительных фондов» и меценатов, жертвующих грандиозные суммы людям в погонах не сократилась, а лишь получила логическое развитие. Личная нескромность руководителей разных рангов стала правилом хорошего тона. Пусть Смирнов объяснит налогоплательщикам: какая такая оперативная необходимость службе ГАИ иметь Мерседес-брабус? А четыре роскошных авто последних моделей на каждого замминистра – это как? Да на этом фоне легендарная война Михаила Бродского с министром Кравченко на предмет автопарка министра выглядит уже как-то несерьезно. Правда, эти «наезды» на Юрия Федоровича привели к потере Михаилом Юрьевичем контроля над газетой «Киевские ведомости». И теперь уже никто не хочет «вскрывать милицейские язвы и пороки» — себе дороже.

А благолепие перманентно ремонтируемых министерских кабинетов вызывает зависть некоторых олигархов, а также «государева купечества» из гражданских ведомств. Именно в этих «евростандартных» кабинет ведется основная «борьба с криминалитетом». Именно там выдаются преступные директивы и производятся главные фокусы с отчетностью.

По данным первого полугодия жить в стране становится все веселее и безопаснее. Число зарегистрированных преступлений упало на 11%. Примерно на столько же уменьшилось количество тяжких преступлений. А раскрываемость достигла заоблачных высот: вцелом – 84,3%, тяжких и особотяжких преступлений – 82,6%. Западные коллеги министра Смирнова роняют фуражки, читая такую цифирь. Порой даже в МВД приходят запросы из-за рубежа: в них не спрашивают как можно достичь почти 90-процентной раскрываемости убийств. Иностранцы просто уточняют: действительно почти все убийства раскрываете или ошибочка в отчетность вкралась? Нет, — отвечают им гордо украинские коллеги, -именно столько и раскрываем. Как это им удается – не поясняют. И правильно делают. Потому что понять это чудо невозможно. Люди с копеечными окладами, зачастую без юридического образования и опыта работы (текучка в следственном аппарате неимоверная) раскрывают почти все убийства! Наверное это навсегда останется самой большой, самой военной тайной министра Смирнова, а отнюдь не какие-то распоряжения о политической слежке за оппозицией, включая тещ и племянников оппозиционеров.

Да Бог с ним, с политическим сыском. Видно ведомство Радченко не справляется – надо подмочь коллегам с улицы Владимирской. Главное, чтобы обыватель почувствовал себя безопаснее – за это многое можно простить министру. И в этом направлении, пожалуй, наметились изменения. Грабежей поубавилось, с уличной преступностью стало получше. Но это не заслуга подчиненных Смирнова. Какой резон потрошить сумки прохожих, если с большой вероятностью можно предположить, что в кошельке кроме гривны на проезд ничего не отыщешь. А ежели попадутся злые грабители, так непременно – члены УНА-УНСО, о чем на днях сообщила пресса.

С убийствами, если верить отчетности, тоже все в ажуре: падает число убийств. Вот только сообщения в прессе смазывают благостное впечатление. За последние месяцы новостные ленты буквально пестрят сообщениями о дерзких «заказухах». Причем, «валят» все людей при должностях и деньгах.

8 сентября в запорожском кафе расстреляли из «калаша» трех бизнесменов. Не нашли ни убийц ни оружия преступления. Днем раньше в Крыму был обнаружен мертвым владелец картинной галереи. В конце августа на трассе под Киевом убили директора фабрики химчистки. В начале августа опять же в Запорожье убит директор производственного объединения «Свитанок». 29 июля подозрительно повесился судья Одесского облсуда Игорь Ткачук – аккурат в тот день, когда ему следовало выносить решение по скандальному делу. Примерно тогда же уже в Ровно расстреляли местного бизнесмена Андрея Бублика, контролировавшего местный рынок. За несколько дней до этого загадочно сгорел в автомобиле другой ровенский бизнесмен. 27 июля расстреляли свидетеля по делу «Союз-Виктан» предпринимателя Александра Кройтера. 19 июля в Одессе подорвали машину директора фирмы стройматериалов «Майдан» вместе с владельцем. В тот же день в Крыму тремя выстрелами в голову убили известного криминального авторитета Ваху Мусотова. 20 июня, снова Запорожье. В этот день обнаружили труп президента местной компании «Желен» Намика Мамедова. Предположительно, Намика убили из-за права собственности на популярный ресторан «Хортица», который достался ему от дяди, убитого в октябре прошлого года. 8 июля на трассе Кировоград-Знаменка произошло совсем нехорошее. Схлестнулись две армянских группировки: четыре трупа, четверо раненых. 6 июня в офисе Симферопольской фирмы «Пирс» раздались выстрелы. Результат: четыре трупа. 4 июля убит Виталий Чабанов, директор одного из крупнейших в стране Николаевского ликероводочного завода.1 июля расстреляна семья работников «крутой» ялтинской гостиницы «Ореанда». Это, конечно, лишь краткий обзор беспредела времен министра Смирнова. О «мелочевке» вроде похищения сына одного из владельцев «Синтез-ойла» как-то даже не удобно упоминать.

Все вышеперечисленное — это уже серьезно. Тут одними разговорами про реформы в МВД не прикроешься. Когда человек контролирует криминогенную ситуацию и при этом параллельно занимается всякими гадостями вроде политического сыска – это еще дает какие-то шансы оставаться на плаву. Но сегодня абсолютно очевидно, что Смирнов ситуацию не контролирует. Что объяснимо: трудно решить такую задачу человеку, 13 лет просидевшему в аппарате отдела кадров областного УВД. Какая там оперативная работа. А советский опыт работы с кадровым составом всем хорошо известен: «Давай-давай» называется. С пришествием Смирнова сначала начальником столичного главка, а затем министерства, подчиненные быстро ощутили этот принцип на себе. С личным временем у личного состава теперь вопрос решен: его просто нет.

Анализируя череду дерзких преступлений, захлестнувших Украину буквально в течение года, начинаешь сомневаться: можно ли так успешно завалить работу за столь короткий срок усилиями одного лишь министра? Для этого нужны выдающиеся способности, в чем Юрия Смирнова заподозрить сложно. Отсюда у автора возникла версия о том, что у Юрия Александровича объявился анонимный и весьма влиятельный «помощник». Быть может, это стараниями последнего криминалитет получил «добро» на отстрел бизнесменов, а работа ключевых служб была соответствующим негласноым образом «откорректирована». Ведь Юрий Смирнов, по большому счету в министерстве тело инородное, попавшее туда почти случайно и продолжающее править без крепкой команды единомышлеников, в окружении алчных недоброжелателей, недобитых приверженцев Кравченко. Информированные источники утверждают, что после снятия Кравченко на даче у Кучмы успели отметиться генералы Корниенко и Москаль. И оба отказались от предложения возглавить МВД в столь неудачно выбранный момент. Тогда на МВД поставили аутсайдера Смирнова. Все считали – на краткий переходный период. Однако, сложилось иначе. Что оказалось сюрпризом для многих, особенно для тех, кто спит и видит себя в кресле министра.

И вот тогда-то одного из обладателей этих радужных снов могла посетить идея подтолкнуть вождя нации к мысли о необходимости смены руководителя. Кучме ведь и без обвинений в разгуле преступности проблем хватает. Леонид Данилович, очевидно, намек на отстранение Смирнова понял. Тревожным звоночком для Юрия Александровича стало игнорирование его заслуг на посту министра в годовщину независимости: ни тебе традиционных в таких случаях наград, ни повышения в звании.

После таких «знамений» впору поговорить о приемниках. Что касается надежных, преданных президенту приемников Смирнова, то такие имеются. В числе главных претендентов — генерал Михаил Корниенко (уж этот-то в сложный для президента общественно-политический момент ни за что не подведет). В контексте нашего разговора примечательным представляется его недавний переход на должность замминистра по общим вопросам. В сравнении с его предыдущим постом начальника Главка по борьбе с оргпреступностью это выглядит как повышение. На осиротевшее место Корниенко вернули «непроходного» Николая Джигу, у которого не так давно уже была возможность «порулить» УБОПом. Наши люди в «органах» считают назначение Корниенко весьма вероятным кандидатом на должность министра. Еще более вероятна отставка Смирнова. Неприятным сюрпризом для Корниенко стало оглашение информации о политическом сыске силами МВД, которая первоначально появилась на «УК», а вскоре ее развили лидеры оппозиции (не иначе как руководство «УК» состоит с ними в преступном сговоре). В частности, было заявлено, что особо ответственная роль в этой масштабной работе возлагается на службу по борьбе с оргпреступностью. Не знаем, так ли это, к нам подобные материалы не попадали. Но как бы то ни было: слово сказано, тень на экс-руководителя ГУБОПа Корниенко пала. Назначать его именно сейчас получится как-то нехорошо. Если он – единственная кандидатура на министра, тогда Смирнову повезло: еще послужит. Если кандидатур несколько – трепетно ждем нового министра.

Когда смена руководителя может произойти? Очень и очень скоро. То, что обещанные выступления оппозиции не пройдут гладко – это очевидно. С чьей стороны будут провокации – не суть важно. Власть в обоих случаях в проигрышном положении. И хотя госпропагандисты во все свои рупоры трубят, что режиму конфронтировать не с руки, их аргументы звучат неубедительно: весьма вероятно, что власть демонстративно применит силу – так, что и американские наблюдатели не помогут: чтобы всем было ясно – президент силен, власть крепка и «беркутята» быстры на расправу. И сдаваться режим не собирается, ни сейчас ни в будущем. Очевидно, что игра мускулами и махание дубинками будут исполнены «орлами» в милицейской форме. Им-то и достанется «всенародная любовь»: последуют возмущения оппозиции в адрес беспощадного наймита Банковой Юрия Смирнова.

Но ведь все мы прекрасно знаем, что Украина – демократическая страна. Поэтому требования народных масс не останутся не услышанными. И демократический лидер нашего демократического государства поразмыслив отправит «проштрафившегося» Смирнова в отставку. Накал страстей спадет, оппозиция запишет себе в актив свержение очередного милицейского идола.

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: