Вы звери, господа. За что узбекские пограничники безжалостно «мочат» сограждан

За две недели июня на границе Узбекистана с Киргизией расстреляны 13 челноков, сообщает Радио «Свобода». Земляки-пограничники убивают их без суда и следствия лишь за то, что те пытаются пронести домой без пошлины китайское барахло. Так новые узбекские ханы пытаются монополизировать импорт ширпотреба.

http://www.rosbalt.ru/main/2011/06/24/862442.html

Стрельба на узбекско-киргизской границе идет уже лет двадцать – ровно столько, сколько существуют эти независимые государства. Поводом бывает пересечение границы людьми и скотом, споры об использовании воды в приграничных селах. Иногда пограничники двух стран берут друг друга в заложники. Насколько применимо слово «граница» к весьма условной линии, разделяющей страны, не всегда непонятно: большая ее часть не маркирована. Но плотно заминирована узбеками.

Автор и сам имеет опыт ее нелегального пересечения. Три года назад мне надо было срочно поехать в Ташкент, а времени на получение узбекской визы не было: процесс занимает около недели, и еще не факт что получишь. Друзья посоветовали ехать так – мол, на границе таксист поможет.

В такси я сразу предупредил водителя, что визы у меня нет, на что тот ответил, что таких у него каждый день по трое ездит и все проходят без проблем. За километр до КПП он просит меня расплатиться, высаживает и свистом подманивает подростка лет 14-15. Пара слов по-узбекски и пацан говорит: «50 долларов». Сходимся на тридцатке. Сейчас думаю, что если б я уперся, цена была бы еще ниже.

Следуя за мальчиком, погружаюсь в путаницу сельских улиц, глиняных дувалов и помойных ям. Через полчаса выходим на оперативный простор. Я приготовился с опасностью для жизни пересекать вспаханные полосы и ползти сквозь колючку. Но — мы уже в Узбекистане! Мальчонка тыкает в стоящую машину – такси. До Ташкента на машине отсюда каких-то 15 минут. В общем, пересечь узбекскую границу можно без особого труда. Но это дело прошлое: учитывая июньские расстрелы, автор не советует повторять свой опыт в 2011 году.

Убитые, о которых сообщила «Свобода», не затевали споров из-за воды или пересекшей границу домашней живности. Они были гражданами Узбекистана, убитыми узбекскими же пограничниками за пронос контрабанды. Причем не наркотиков или оружия, а обычного китайского ширпотреба, купленного на оптовом рынке Карасуу в соседней Киргизии. Откуда такая жестокость?

Для многих жителей приграничных районов Узбекистана это — единственный способ выжить. Но начиная с 2002 года новые узбекские баи решили, что доходов от экспорта сырья им мало, и решили монополизировать импорт ширпотреба. Правила ввоза товаров в Узбекистан частными лицами и мелкими предпринимателями были резко ужесточены, а таможенные пошлины повышены до нереальных 70%. При этом для крупных партий товара, включай наркотики, узбекская граница прозрачна – все куплено большими людьми из Ташкента.

Мелкий бизнес начал разоряться, а его владельцы – пополнять ряды батраков. По данным правозащитного общества «Эзгулик», только в одном Коканде число предпринимателей, торговавших на законных основаниях, с 2001 по 2003 гг. сократилось почти впятеро – с 5000 до 1200.

Для тех, кого разорить не удалось, в 2004 году ввели новое правило: под видом борьбы с посредниками, разрешили продавать только тот товар, который ты привез самолично, мелких торговцев обязали установить кассовые аппараты, а всю выручку ежедневно сдавать в банк.

Поток контрабанды сразу вырос в десятки раз, а торговцы начали бунтовать. В 2004 году 300 кокандских торговцев потребовали возвращения товаров, конфискованных налоговиками. К ним примкнуло от 5 до 10 тысяч сочувствующих. Мытари и милиционер были жестоко избиты, торговцы взломали двери склада, вернули конфискованные товары и сожгли две милицейских машины.

Неудивительно, что, как и на российском Кавказе, часть возмущенных беспределом узбеков ищет справедливости в радикальном исламе, пополняя ряды ИДУ, Хизб-ут-Тахрир и прочих террористических сект. Баи тоже отвечают террором. После расстрела в 2005 году бунта в Андижане, объявленного «цветной революцией», порог насилия власти по отношению к населению резко снизился.

По утверждению отца одного из убитых в июне челноков Шарофджона Шодмонова, пограничники стреляют без предупреждения — и сразу на поражение — в любого, кто покажется им подозрительным. При этом такие случаи происходят не только на границе. «Мой сын был убит в 15-ти километрах от границы», — говорит Шодмонов.

Дикие средневековые замашки вообще возродились тут с невероятной быстротой, тонкий налет цивилизованности слетел с новых азиатских ханов за считанные годы. Даже между высокопоставленными чиновниками в Узбекистане рукоприкладство и побои — обычное дело. Буквально на этой неделе премьер-министр Шавкат Мирзияев во время рабочей поездки в Хорезмскую область прилюдно ударил кулаком по лицу мэра города Ургенч Ильхома Якубова. И ничего.

Чего уж говорить о том, как достается простым работягам и торговцам? «Подобные отношения между баем и дехканами были обычным делом до прихода в Среднюю Азию советской власти. И теперь все это возвращается», — говорит генеральный директор исследовательского центра «Евразийский Центр» Дмитрий Репнин.

Да и при Советах унижения подчинённых тоже были тут обычным делом, вспоминает житель Ферганского района, назвавшийся Фазилем Исамеддиновым. Руководя предприятием, он много времени провёл на различных собраниях: «Вот вызывает начальник подчиненного из зала в президиум и начинает говорить, какое тот ничтожество и дрянь. А потом — бах кулаком по морде: иди, следующий! Я не слышал, чтобы кого-то из начальства у нас за такое наказывали».

А вы-то сами подчиненных били, спрашиваю. «Бил, конечно, – удивляется вопросу Фазиль. – И по морде бил, и пинком под зад. А как не бить, если народ у нас другого не понимает? Не покажешь им силу, они делать ничего не будут». Ну почему же, пытаюсь спорить я: вон, в Москве гастарбайтеры-узбеки просто за деньги вкалывают. Может, людям просто платить за работу надо? «Думаешь, там их бригадир на стройке не бьет? – Усмехается Исамеддинов. – Бьет, иначе уважения не будет. А без него какая работа? «Наша Раша», это же не просто так появилось».

Но со зверствами новых узбекских визирей все это, конечно, не сравнить. Заместитель хокима Ферганского района Хуршидбек Турсунов на вопрос, зачем отстреливать челноков в радиусе 15 км от границы, если у них в котомке – всего лишь китайское барахло, отрезал: «Этим людям неоднократно разъясняли закон».

«После развала Союза в Средней Азии под личиной демократических режимов установился халифат, — говорит эксперт из Киргизии Токтогул Какчекеев. – Люди доведены до крайней нищеты, власть купается в роскоши, весь демократический антураж – показуха для западных спонсоров. Это настоящие ханства. Власть опирается на унижения, цена человеческой жизни — копейка. Кроме того, все местные ханы параноидально боятся заговоров и переворотов, а Каримов — в особенности. Так что стрельба меня не удивляет».

Автор: Аскар Бейболов, Росбалт

Читайте также: