Халатность белых халатов

Считается, что украинский медик нищ и постоянно голоден. А как продуктивно работать в таких условиях? Поэтому врачей иногда жалеют, часто вяло поругивают, но в целом продолжают любить. Ведь это государство денег не дает, вот и приходиться нам всем покупать лекарства и бинты, да еще и постоянно вознаграждать трудящегося в поте лица за копейки эскулапа.  

Хотя как не вознаграждать, когда намекают наши лекари об этом чуть ли не каждые 15 секунд, пока длится прием. А не понравился пациенту результат лечения, всегда можно выдвинуть веский аргумент, мол, «люди добрые, вы же видите на каком старом оборудовании приходиться работать…».

Казалось бы в платных клиниках все должно быть совершенно иначе. Там и деньги врачам платят немалые, и оборудование есть и лечат суперпрофессионально. Хотя с этим утверждением теперь спорит семья из Харькова, буквально несколько дней тому потерявшая свою маму и жену. Тридцатилетняя женщина умерла во время аборта в частной клинике. Внятно объяснить родственникам причину ее смерти, либо признать врачебную ошибку, медики так и не смогли.

Пациент всегда не прав?

Полную картину произошедшего в тот день в одном из харьковских медицинских центров, родственники погибшей Татьяны Лымарь собирают из обрывков противоречивой информации. Единственное, что знают точно – зачем, когда и куда она ушла. Матери сказала, что идет на операцию. С собой взяла пакет вещей – тапочки, халат, все необходимое для послеоперационных процедур. Аборт – это сокровенное, и потому не говорила об операции никому, кроме мамы. Судя по всему, решила никого из домашних больше не тревожить и тихонько вернутся. Однако из медицинского центра она так и не пришла. Оттуда позвонили и сказали – Татьяна умерла. Версия врачей проста – женщине внезапно стало плохо, неотложная помощь реаниматологов не успела. Причем, никаких хирургических вмешательств со стороны сотрудников центра не было.

Да и вообще, заявляют врачи — никаких операций не планировали, был простой плановый осмотр. Но муж погибшей говорит, что Татьяна точно знала, что идет на операцию, поэтому и брала с собой кулек вещей. Кроме того, в свидетельстве о смерти черным по белому написано, что женщина умерла от потери крови. А еще через несколько дней судмедэксперты пояснили более детально – кровопотеря произошла из-за того, что несчастной перерезали артерию. Однако на врачей аргументы родных мало действуют, они продолжают стоять на своем. Родственники возмущаются, медики не думают ни оправдываться, ни просить прощения, а вот правоохранители по факту смерти возбуждают уголовное дело. И обещают установить, что же это было: врачебная ошибка или несчастный случай.

Женщина умерла от «безопасного аборта».

Еще один вопиющий случай произошел на Киевщине. 26-тилетняя Людмила Окуневич записалась на прием к гинекологу. Перед этим долго думала, но, в конце концов, все же решилась на искусственное прерывание беременности. Собралась, ушла из дому. Больше никто из родственников ее живой не видел…

Врач, к которому направилась женщина – ее, да и всей семьи хороший знакомый. Потому Людмила шла на операцию, не опасаясь каких-либо последствий. Хотя волновалась и группу поддержки с собой взяла – двух подружек. Они не знали, что им придется пережить буквально через полчаса. Все пошло не так, чуть ли не сразу после того, как женщина переступила порог кабинета гинеколога. Уже во время процедуры к подругам вышел врач, который рассказал – во время аборта возникли проблемы. По его словам девушке стало плохо, и он переводит ее в стационар. А уже через несколько минут им сообщили еще более ужасающую новость — женщина умерла. Эксперты констатировали: эмболия, спровоцированная искусственным прерыванием беременности. С диагнозом согласились и милиционеры, возбудив против гинеколога уголовное дело.

А вот в Боярском роддоме, где и произошла трагедия, коллегу решили защищать до последнего. У главного врача больницы Сергея Радкевича своя версия событий, согласно которой пациентка виновата во всем сама. По словам врача, женщина уже поступила в роддом в тяжелом состоянии. Якобы ей прерывали беременность полуподпольно. Когда же женщине стало плохо, привезли в больницу к знакомому гинекологу спасать. Тот попытался, но вытащить с того света пациентку не смог. И теперь за свой во всех отношениях благородный поступок может пострадать.

Однако родственники умершей Людмилы Окуневич версию врачей называют лживой попыткой отмазать своего. В свою очередь рассказывают, что у них даже распечатки телефонных звонков есть. Женщина неоднократно звонила своему гинекологу и договаривалась о встрече. Так было и в тот трагический день.

Все эти версии теперь рассматривают правоохранители. Однако заключений пока не дают, ждут комплексного анализа ситуации от судмедэкспертов. Предсказать сейчас поменяет ли гинеколог свой белый халат на тюремную робу невозможно. А вот реакция со стороны сотрудников больницы на всю историю показательна. Руководство до сих пор публично выказывает полнейшую поддержку подозреваемому коллеге. Ведь, несмотря на трагическую историю со смертью пациентки, доктора даже на время расследования не отстранили от работы.

Две шокирующие смерти на операционных столах, две одинаковые реакции медиков. Ошибки не признавать, коллег защищать, извиняться – проявлять слабость. В круговой поруке врачей есть что-то от мафии. Ведь все эскулапы понимают, сегодня ты, а завтра, возможно, я. Привлекут ли к ответственности врачей или признают трагедии несчастными случаями – этот вопрос остается открытым. Хотя теория о преступлении и наказании безразлична маленьким детям погибшей харьковчанки Татьяны Лымарь. Трехлетний Егорка и пятилетний Данил еще не знают, что мамы нет и с дня на день ждут ее возвращения из командировки. И как объяснить детворе, что мама не уже не приедет, родственники не знают…

Сергей Карюк, МАИР

Читайте также: