КАК РАЗВОДЯТ НА ДЕНЬГИ В МАРИУПОЛЕ

«Буратино выкопал ямку. Сказал три раза шепотом «крекс, фекс, пекс», положил в ямку четыре золотые монеты, засыпал… полил. И сел ждать, когда вырастет дерево…»

А.Н. Толстой


Нехитрая формула обретения достатка. Главное слова не перепутать. В двух строчках, написанных для детей, отражено поведение многих взрослых граждан, с вожделением повторяющих заветные «крекс, фекс, пекс» при поклевке на «заманчивое» предложение разбогатеть.

Людей жалко. Особенно всех

Бледное, покрытое от ужаса испариной лицо Геннадия Петрика застыло предсмертной маской. Надо отметить, было от чего бледнеть. В его кабинете стояла колоритная мариупольская тетка с бутылем бензина, а в руке ее бренчал коробок со спичками. Тетка не задавалась философскими вопросами и не спрашивала Геннадия : «В чем правда, брат?» Она конкретно предлагала тему более не обсуждать и вернуть ее денежный вклад немедля, причем весь и сразу. И вопрос сей, стало быть, решить миром — без шумовых, дымовых и прочих эффектов. Коробок со спичками многозначительно брякнул, подтверждая серьезность аргументов хозяйки…

В райотделе милиции Жовтневого района г. Мариуполя этот случай помнят хорошо. Остался незабываемым он и для Геннадия Петрика, который вскоре сложил с себя полномочия председателя Правления одной общественной организации по щекотливым финансовым вопросам и ушел в тень. Зато из нее выступило другое, еще более колоритное лицо, в очередной раз подтверждая старую как мир истину: история повторяется дважды — один раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса. Выступившее из тени лицо очень скоро стало ликом возводимой финансовой пирамиды под названием Народный Кредитный Союз. И, поскольку Союз создан народный — стало быть нерушимый и братский… А как же… Я и говорю: «Людей жалко. Особенно всех».

Сегодня в этом «народном союзе» более полутора тысяч членов. И вложились они на более чем полтора миллиона полновесных гривен. В ожидании столь же полновесных процентов, обещанных «сурьезной» бумагой — договором. У нас ведь homo очень sapiens. Поэтому в бумагу не вчитывается и написанному верит безоговорочно. Юристы откровенно хохочут над этими, составленными в НКС, договорами и говорят, что написаны они в состоянии алкогольного… нет, не опьянения, а отупения.

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно

В момент подписания договора всем членам и сопровождающим их лицам уверенно обещают: запомните, отныне у вас не будет никаких проблем. И это почти чистая правда. У членов этого союза не будет никаких проблем, кроме одной — как вернуть свои деньги? Поскольку отдав их в «хорошие руки» и подписав ряд документов, среди которых и «Договор о передаче споров», они добровольно отказываются от своих прав, в частности, права защищать свои интересы в высшем руководящем органе «народного союза». Отныне они просто денежные доноры, все права которых состоят в одном — четко соблюдать график платежей и взносов. Умно!.

Кто же этот главный умник, разработавший столь односторонне выгодный формат отношений? Не станем томить читателя. Дамы и господа, разрешите представить: Сергей Викторович Халатов. Собственной, так сказать, персоной. Ныне — председатель Наблюдательного Совета Народного Кредитного Союза «Добробуд».

«Этот парень не просит награды… Он приходит, и все ему рады, словно солнце спустилось с небес»

Самое ценное, что передают члены НКС, так это свои права на распределение финансовых потоков внутри кредитного союза. Все это вроде бы мелочи по сравнению с посулами богатства и невероятного счастья в кампании с «Добробудом». Но: «Мелочи не играют решающей роли. Они решают все», — высказался специалист по управлению Харви Маккей. И оказался прав. Ибо передав свои полномочия, члены добровольного союза добровольно же разрешили НКС «Добробуд» из кровных полутора миллионов гривен, вложенных в его кассу, потратить 1 226 000. То есть, потратить практически все! Затратная часть идет самотеком, по принципу — закончатся деньги, вот тогда и будем думать. А прием денег у населения, жаждущего разбогатеть, прошептав волшебные слова над ямкой, набирает обороты. Пока еще не толкаются в дверях, но несут постоянно. В планах господина Халатова покрыть филиалами НКС всю Донецкую область, как бык овцу.

«Ты помнишь как все начиналось, все было впервые и вновь…»

Начиналось все в средине 90-х. Все тогда было впервые. В том числе и финансовые аферы крупного масштаба. В группе лидеров тогда выделялась харьковская компания «Кредит Сервис Инвест», открывшая в Мариуполе свое представительство. Среди сподвижников «Кредит Сервис Инвест» в Мариуполе находим и С.В. Халатова.

Закончилось все как всегда. Подсобирав в Мариуполе немного «денежков» с доверчивых граждан и гражданок, повторявших каждую ночь «крекс, фекс, пекс», вспорхнули харьковские «голуби» и подались в края неизведанные, дали туманные… «В кандалы» их брали в Киеве, судили в Харькове. Дали по семь лет на раздумье. В глухой изоляции от общества. Было это в 1997 году.

Однако С. Халатов отсидел что-то около трех лет … Вернулся на малую родину, огляделся. А здесь как раз филиал киевского кредитного союза «ДобробуТ» не шатко не валко вел свою кредитную деятельность (последнюю букву выделяем намеренно — это важно для дальнейшего повествования). Но филиал этот в Мариуполе через время прикрыли, как неперспективный. И тогда, поменяв одну букву в названии, создали на его месте иной союз. Так в начале 2001 года в Мариуполе появился Народный Кредитный Союз «ДобробуД» (Решение городского исполкома от 21.02.2001 г. № 46/5).

А кто же на манеже? Все те же. Правда тогда НКС возглавил Генадий Петрик. Он стал главным разводящим, т.е. председателем Правления замысловатой структуры — кредитного союза «Добробуд». Разводил и председательствовал до появления той самой тетки с бутылем бензина в руках…

Возрождаться фениксу из пепла «Добробута» было нелегко. Идея облагодетельствовать рабочий город молодежным кредитованием не нашла отклика в сердцах руководителей, в чьи кабинеты наведывались «ходоки» от народного союза. Не сложилось и с кредитованием жилья. Например, в газете «ИнформСервис» №9 (63) май 2001 года было размещено следующее объявление « Народный Кредитный Союз «Добробуд» предоставляет БЕСПРОЦЕНТНУЮ ССУДУ на срок до 30 лет для приобретения реконструированного жилья.» Однако, город никак не хотел осознать своей выгоды и отдаться на милость победителя.

Но и С.Халатов надежды не терял. В г. Алчевске, где осел его подельник по харьковскому делу Эдуард Яцковец был открыт ломбард. А вскоре там возникло и ПО «Алчевск Кредит Сервис», а вслед за ним — ФДСО (Фонд Добровольного Социального Обеспечения). Деньги, собранные в Мариуполе (почти полмиллиона гривен), поступили в «Алчевск Кредит Сервис», как кредит по договору 1/03 от 16.01.2003 года (заметим, что кредитный союз не имеет права кредитовать юридические лица.). Мариупольские деньги из ПО «Алчевск Кредит Сервис» идут на кредитование уже физических лиц в Алчевске, которые, в свою очередь, по этим кредитам рассчитываются почему-то с ФДСО. Никаких договорных обязательств между этими структурами нет. Следовательно, никаких условий и гарантий по возврату кредитов так же нет. А как они сводят балансы, очевидно, знают только в банках. Поскольку под «око» налоговой инспекции эти организации не подпадают — неприбыльные. Кстати сказать, сам алчевский «Кредит Сервис» располагается в комнате 9 кв. м. Что называется: нам собраться — только подпоясаться. А главным руководителем ФДСО является перепуганный студент-третьекурсник.

Огласим весь список

При внимательном знакомстве с персоналиями, руководящий состав НКС «Добробуд» в лучшем случае вызывает недоумение. Самым главным человеком в любом кредитном союзе является Председатель Правления. На эту должность, как правило, выбирают человека грамотного, компетентного, хорошо знающего специфику финансовых операций. Как правило… В нашем случаем имеем исключение из правила. Ибо Председателем Правления НКС «Добробуд» является человек солидный, проработавший более 20 лет. Вот только не в банке, не в сберкассе или ином финансовом учреждении. А на заводе. Слесарем…

Старшим менеджером этого народного кредитного союза, который обучает персонал и отвечает за его работу, трудится Валентина Кайсина — не менее уважаемый человек с 25-ти летним стажем. Но… на заводе. Но… крановщицей. Некто Максим Кайсин занимает должность «юрист-секретарь Третейского суда». Что это такое никто кроме самого Кайсина не знает. Но, видимо, он хорошо справляется с работой, так как на его учебу НКС выделил солидный кредит. Загадкой пока остается то, каков залог и какого имущества, как того требует Устав НКС, положен под эту отнюдь не маленькую сумму. О размерах кредита, выданного кассиру НКС на покупку жилья мы пока умолчим.

Председателем Наблюдательного Совета, главным распорядителем всех финансовых потоков кредитного союза, работает Сергей Халатов — бывший осужденный.

Такие вот менеджеры-управленцы работают в НКС «Добробуд». Слесарь, крановщица, осужденный комбинатор да юрист-секретарь. Ни один не имеет высшего образования, не говоря уже о специальном юридическом или экономическом.

Но такая нагрузка оказалась мала для господина Халатова и к должности председателя Наблюдательного Совета он добавил себе еще одну работенку. На общественных началах. И разлетаются по судам и прокуратурам Мариуполя грозные бумаги за подписью третейского судьи С. Халатова. Видимо познав тонкости судопроизводства в качестве обвиняемого и осужденного, он теперь решил, что вполне может поработать и судьей

Экономическая проблема: как у всех отнять, чтобы каждому прибавить?

Эпоха активной деятельности НКС «Добробуд» началась с сентября 2002 года. Каковы достижения на сегодняшний день? В НКС «Добробуд» принимают деньги у людей под 26 % годовых. К слову сказать, в банках города ставки пониже будут. Поэтому деньги в НКС несут. Не спешно, не с размахом, но 1,5 тысячи членов у союза уже имеется. А кредиты в «Добробуде» выдают под 24 %. Берем дороже, выдаем дешевле. Кто то скажет — чепуха какая-то. А мы ответим — забота «о человеке.»

Но не спешите радоваться за этого самого человека, читатель. Потому, что финансы как и Восток — дело тонкое. А вся тонкость этой комбинации состоит только в том, что нашему человеку случается и калькулятор трудно освоить. Проценты по кредиту погашаются, как это назвали в НКС, «равными долями». То есть, человек часть кредитной суммы погасил, а проценты ему начисляют так, как будто и не было этого частичного погашения. Проценты продолжают начислять на всю сумму и по полной программе. А возвращенные деньги снова пускают в оборот, уже иным заемщикам. Стало быть, реально сумма кредита ежемесячно уменьшается, человек деньги возвращает и ими уже не пользуется, но проценты, будьте любезны, оплачивйте по полной программе. В результате кредит обходится заемщику не в 24 % годовых, а во все 38. Но это прикидка «на глазок», потому как на самом деле ставка еще выше, ведь при получении кредита заемщик получает на руки не всю сумму, а за вычетом 10 % из нее. К тому же в кредитном договоре предусмотрены комиссионные (п. 2.10 договора). Помилуй Бог, какие комиссионные в кредитном союзе — безналоговой и неприбыльной общественной организации, к тому же без оформления договора комиссии! Но, черным по белому — «Все комиссии по данному договору списываются с сумм кредита.»

«Как обманчива природа», — говорил ежик слезая с кактуса

Вот чего не найти в документах НКС так это пункта об индексации вкладов населения в случае роста инфляции. На примере процентов по вкладам, которые при отсутствии индексации самих вкладов в условиях инфляции превращаются из прибыли в частичную и притом незначительную компенсацию инфляционных убытков, хорошо видна вся «народность» самой организации. Точнее ее удаленность от народа.

Ставка на темноту и финансовую необразованность наших людей, да простит нас читатели за прямоту, сделана верно. Работяги с металлургического комбината «Азовсталь», коксохимзавода, Мариупольского порта, ММК им. Ильича — люди в бумагах не искушенные и листку с печатью продолжают верить. И когда солидный человек предъявляет им такую бумагу, уверенно рассказывая «сколько тонн клевера от каждой курицы несушки будет засыпано в инкубаторы после обмолота зяби», да еще посулит не меряно… Вобщем – грех не поверить в такой ситуации доброму самаритянину. Когда-нибудь, конечно у наших людей появится опыт общения с подобными финансовыми деятелями. Так ведь не зря говорится, что «жизненный опыт — это выигрышный лотерейный билет, купленный после розыгрыша тиража.» На что нужен этот опыт без денег? Вопрос… Ответ прозвучит, когда вкладчики массово разорятся и выйдут на улицы. С претензиями: вы, мол, не доглядели. Наши папы Карло.

Подводя черту под нашим повествованием, смеем констатировать, что мы имеем дело с очередной проблемой, пока только в отдельно взятом городе Мариуполе. Но когда проблемы не решаются, они имеют свойство разрастаться в масштабах. И вот когда это происходит, тогда-то у нас и бросаются на героическое преодоление проблемы, разросшейся до гигантских размеров. Будем ждать?

Юрий Стрелков, специально для «УК», Мариуполь

Читайте также: