ПИСЬМО ВДОГОНКУ или КОЕ-ЧТО ОБ АВТОРИТЕТЕ

Черт знает что творится! Невозможно работать в таком темпе. Только-только закончил это письмо, как нате вам – генпрокурора сняли… За что, спрашивается? Ведь сущая безделица: «За допущенные серьезные нарушения требований действующего законодательства и за бесчестные поступки…». Ну, не знаю. Если за такое снимать с должности, кто ж государством «рулить» останется? А вот еще пассаж из того же решения колиньковского комитета: «Допущены ряд нарушений, которые наносят вред авторитету прокуратуры и в целом государству». Это уже вообще ни в какие ворота! Каким образом можно нанести вред авторитету нашей прокуратуры? Глупость, с какой стороны ни смотри. Представьте на миг, что следующий прокурор (не приведи господь, конечно) окажется неспособным на «бесчестные поступки» и не будет «серьезно нарушать требования действующего законодательства». Представили?.. Чего? Валидолу хотите? То-то.Вот и мой соотечественник, направивший совсем недавно заявление генпрокурору Пискуну, в котором требовал привлечь к уголовной ответственности целый ряд сотрудников МВД и прокуратуры, в том числе бывших руководителей этих ведомств: Потебенько и Кравченко, выражает удовлетворение по поводу «ухода» генерального. Что так – спрашиваю. Оказалось, он успел получить ответ из генпрокуратуры на свое заявление.

Здесь я делаю значительную паузу… и выражаю признательность еще вчера генпрокурору Пискуну. Вот видите, Святослав Михайлович, — я в Вас не ошибся. Не дали пошатнуть хотя бы мой авторитет. В ответ на нижеприведенное заявление о совершении тяжких преступлений из генпрокуратуры моему оппоненту в споре прислали «писульку», из которой следует, что его «жалобу» генпрокуратура направила заместителю прокурора Донецкой области(?!). Вот кто будет решать теперь судьбу Потебенько и Кравченко. Знай наших! Право, не знаю, стоит ли теперь адресовать Вам, Святослав Михайлович, еще один вопрос моего оппонента? Он хочет знать, в какую прокуратуру ему обращаться теперь? Видите ли, он считает, что после такого ответа на свое заявление к Вам, у него имеются все основания привлечь Вас к уголовной ответственности. И Вы не поверите, но именно «за допущенные серьезные нарушения требований действующего законодательства». О вашей чести, правда, даже не заикнулся, в отличие от комитета. Я посоветовал ему спросить об этом у следующего генпрокурора. Тем более что ответ я и так знаю.

Привожу то самое письмо. Теперь у Вас, Святослав Михайлович, возможно, появится больше времени для чтения на досуге.

Открытое письмо Генеральному прокурору.

Даже два…

Святослав Михайлович! У меня к Вам огромнейшая просьба. Дело в том, что я оказался в ситуации, странным образом связанной, в том числе, и с Вами. Я неожиданно для себя оказался в малопочтенной роли недалекого человека. И это притом, что в течение нескольких последних лет подряд я имел обыкновение следить за процессами, происходящими в стране, и полагал, что у меня сложились вполне обоснованные взгляды на них. Да что там таить: мнил себя чуть ли не знатоком (каюсь). Ну, например, я был убежден, что коррупция в стране больше не грозит никому своим безудержным ростом. То есть, стабилизировавшись на отметке 100% и избавившись от болезней роста, спокойно дожирает страну. И вдруг хорошо знакомые всем участники этого застолья объявляют себе, то есть, коррупции войну!? Нет, все уже давно привыкли к многолетним заверениям покончить с этой гидрой, как, впрочем, и к заранее известным результатам этой непримиримой борьбы. Но на сей раз в этом «последнем и решительном бое» с зеркалом стали все чаще появляться новые «приемы». Не то, чтобы я сразу не догадался, кто арбитр в этой игре, но на всякий случай насторожился. А тут еще, как на грех, судьба свела меня с одним моим соотечественником, который только добавил в мою душу сомнений. По своей неразумной горячности я вступил с ним в спор, а уязвленное самолюбие не дает теперь возможности отступить. Так что прошу Вас помочь мне отстоять свою пошатнувшуюся репутацию знающего человека.

Моя неизбывная привязанность ко всяким аналогиям заставляет меня обратиться к не очень давнему прошлому, без которого трудно понять настоящее. За «безукоризненно проведенное следствие» по делу об убийстве журналиста Игоря Александрова в свое время были поощрены многие работники прокуратуры и милиции. Изловили-таки убийцу и доказали, что «донецким» многое по плечу. Среди «отличившихся» были начальник милиции донецкой области генерал В.Малышев и областной прокурор В.Пшонка. Суд над «сознавшемся во всем убийцей» пытались всяческим образом оттянуть, однако потерпевшей стороне с помощью общественности удалось все-таки настоять на более раннем рассмотрении дела в открытом суде. Уже тогда появилась обоснованная мысль о том, что «убийца» до суда может «благополучно» не дожить по простой и очень многим понятной причине – исключительной слабости организма. Как только этот организм двумя битами управлялся одновременно, неясно. Впрочем, как только «раскаявшегося убийцу» предъявили народу, многое прояснилось. Не знаю, чем этот бедолага провинился перед органами, но шансов «не раскаяться» у него было крайне мало. Впрочем, как и провести обещанные его опекунами предстоящие восемь лет жизни в сытости и покое на нарах. Когда же судья Корчистый не стал отягощать свою совесть участием в этом милицейско-прокурорском спектакле и отпустил «назначенца» на волю из зала суда, стало ясно, что мужичок этот теперь точно не жилец. Да я думаю, что тут никакое здоровье не выдержало бы…

Нужно полагать, что это далеко не первый (и боюсь, не последний) пример мастерства донецких правоохранителей. Во всяком случае, мой собеседник поведал мне еще об одном, не менее безукоризненном следствии донецких сыщиков. Орлы, на этот раз, генерала Малышева (отчего генералы так увлечены орнитологией?) под отеческим присмотром прокурора области Пшонки еще в 2000 году «раскрыли и обезвредили крайне опасную ОПГ». Поскольку Малышев в пору ее обезвреживания был только заместителем начальника, смею надеяться, что именно это дело принесло ему вожделенное место начальника УМВД области. Хотя, возможно, у него на счету подобных дел не счесть, и должность пожалована «по совокупности заслуг».

Не стану пересказывать всего того, что поведал мне мой случайный собеседник о том, как и что именно накропали на него вышеупомянутые пернатые. Отмечу только, что и здесь без назначенного обвиняемого не обошлось — куда ж без этого? Есть, правда, и некоторые отличия, кроме имени. Ну, например, в данном случае достоверно известна вина «назначенца» перед органами. Его ограбила милиция, а он взял и сдуру в ту же милицию пожаловался! После такой наглости ограбленного, «назначения» тому было просто не избежать. Что и подтвердилось спустя некоторое время. «Назначенец», кроме того, не только не соблазнился сытой «отсидкой», но и всячески отпирался от «предложенного» обвинения, рассылая мольбы-жалобы во все инстанции с яростными отказами от этого любезного предложения следствия. Но прокурор Пшонка не хуже своего зама Балева (того самого, который обвинял Вередюка в убийстве) знал, чем ответить тем, кто «руководствуясь чувством неприязни или мести (то есть низменными побуждениям), обвиняет работников правоохранительных органов в коррупции, превышении власти, служебных злоупотреблениях, совершении ряда тяжких преступлений».

Да, чуть не забыл упомянуть самое главное отличие в этих похожих историях. Впрочем, внимательный читатель и сам догадался: «назначенец» до сих пор жив! И дело тут не в гуманизме «орлов». Просто инстинкт выживания сработал. Сообразив, что вся власть в Донецкой области принадлежит бандитам (да, да — так и сказал), «назначенец» решил сохранить себе жизнь бегством. Иного выхода у него просто не было. Чуть позже, после очередных жалоб на самый верх выяснилось, что его родная область далеко не единственная, существующая «по понятиям». Да что там область… Так что по сию пору «в бегах». Собственно, это обстоятельство и стало причиной появления обращения к Вам, Святослав Михайлович.

Срази его какая-нибудь (обязательно смертельная) болячка, глядишь, и не зашел бы между нами спор. А заспорили мы вот о чем. После вынесения вступившего в законную силу приговора суда (спустя три года!!!) над вышеупомянутой ОПГ, в котором было указано на полную непричастность данного «назначенца» к инкриминируемым ему деяниям, тот воспрял духом и решил, что теперь уж его гонителям точно не поздоровится: вона как покатила по стране очистительная волна генпрокуратуры — держись, оборотни поганые! Ну, и, желая Вам помочь в столь многотрудном деле, написал заявление о ставших ему достоверно известных преступлениях этих самых оборотней. Сознался, правда, что испытывал при этом (замечательно описанные Ю.Балевым) многочисленные «низменные побуждения» вроде острой неприязни к коррупции, превышению власти, служебным злоупотреблениям и другим тяжким преступлениям, совершенным работниками правоохранительных органов. Не остановило его и мое предупреждение об уголовной ответственности за заведомо ложное сообщение о совершении преступления.

Я, как человек, мало-мальски умудренный опытом, попытался его образумить: дескать, вся это мишура не для таких как ты — головы лишиться захотел? Заяву твою обязательно отфутболят к твоим же мучителям, не сомневайся. А на что те способны, они не раз доказали. Чего ты хочешь? Живи и радуйся. И насчет оборотней не обольщайся – просто братва к Хеллоуину на следующий год готовится. В октябре, вроде, планируется. А он свое гнет. Толкует мне что-то о совести, новых веяниях, каком-то милиционере-полковнике, уже якобы даже «закрытом» в ИВС, о ПАСЕ, решимости власти покончить с коррупцией, каких-то наблюдателях… В общем, совсем «не в себе» мужик. Но в намерении своем тверд. Ладно, думаю, пойду ему на уступку – попробую обнародовать, так и быть. Да и самому интересно: неужто я ошибаюсь?

Рассудите нас, любезный: может ли такое случится, чтобы, скажем, Малышева или Пшонку по совокупности содеянного кто-нибудь и когда-нибудь взял под белы рученьки и отвел бы куда следует, а? По мне – так чушь собачья. Скорее уж они кого «прихватят». Может, мой собеседник не так Вас понял? У него, возможно, от столь длительного преследования донецкой братвы в погонах, малость повредился рассудок. Разъясните убогому, сделайте одолжение.

И уж в самом конце разговора мой собеседник добавил, что оружия, боеприпасов, наркотиков не хранит и не планирует. Преступлений, кроме «назначенных» ранее, не совершал, и на сердце пока не жалуется. К чему бы это?

А я исполняю обещанное и к своему обращению присоединяю его заявление.

Генеральному прокурору Украины

Пискуну С.М

Бабичева Сергея Витальевича,

прописанного по адресу: 86132,

ул.Панченко, д.84/12, кв.60,

г.Макеевка, Донецкая область,

Украина

З А Я В Л Е Н И Е.

23 февраля 2000 года сотрудники донецкого областного УБОП совершили ряд уголовных преступлений. После того, как я заявил об этом в правоохранительные органы, в отношении меня абсолютно незаконно возбудили уголовное дело с единственной целью – скрыть преступления сотрудников УБОП. Все мои предыдущие обращения в МВД и Генеральную прокуратуру по поводу совершенных сотрудниками УБОП преступлений и моего незаконного уголовного преследования не остановили беззакония, которое продолжается и поныне. Имея целью скрыть свою фальсификацию уголовного дела в отношении меня и пытаясь придать этому делу большую значимость, следствие идет на новую фальсификацию: без малейших на то оснований искусственно создает некую «ОПГ», тем самым утяжелив незаконное обвинение. Уголовное дело за №80-1349 слушалось в Киевском районном суде г. Донецка с ноября 2000 года по март 2003 года!!!

В суде выяснилась полная несостоятельность обвинения по поводу не только существования надуманной досудебным следствием «ОПГ», но и того, что я причастен к любым инкриминируемым мне деяниям, о чем я ранее неоднократно ставил в известность все вышестоящие инстанции. Донецкая областная прокуратура, поддерживавшая обвинение в суде, и настаивавшая все время на моей виновности, по неизвестной мне причине не стала обжаловать данный приговор. Однако после вступления приговора в законную силу никто из виновных в моем заведомо незаконном уголовном преследовании не только не был привлечен к ответственности, но даже получил повышение по службе.

Мне не известно мое сегодняшнее процессуальное положение, но все мое имущество по-прежнему арестовано, из чего можно заключить, что незаконное уголовное преследование в отношении меня продолжается. Незаконное уголовное преследование на протяжении более трех с половиной лет уже привело к тяжелейшим последствиям для меня и моих близких. В связи с продолжением преследования это положение еще более ухудшается и способно привести к необратимым последствиям.

На основании вышесказанного я прошу всех виновных в незаконном уголовном преследовании в отношении меня, которые своими действиями или преступным бездействием годами безнаказанно совершали преступления против личности и правосудия, привлечь к уголовной ответственности. В их число входят сотрудники Донецкого областного УБОП, преступные действия которых я пытался пресечь, следователь, незаконно возбудивший и полностью сфальсифицировавший в отношении меня уголовное дело, — Кулик М.Г., целый ряд сотрудников областной прокуратуры, утверждавших и поддерживавших незаконное обвинение, бывший начальник УБОП на то время, а сегодня областного УМВД — В.Малышев, под чьим руководством и с чьего ведома происходило это беззаконие, ныне действующий прокурор области – В.Пшонка, проводивший проверку по моим жалобам, бывший министр МВД — Ю.Кравченко, бывший Генеральный прокурор М. Потебенько, а также иные должностные лица, в чьи служебные обязанности входила защита моих нарушенных законных прав и интересов. Обращаю Ваше внимание на то, что преступные действия вышеуказанных должностных лиц носили длительный и согласованный характер, что содержит в себе признаки коррупции и устойчивого преступного сообщества, представляющего особую общественную опасность.

Учитывая то обстоятельство, что среди лиц, в действиях которых усматриваются очевидные признаки уголовных преступлений, присутствуют прокурор Донецкой области и некоторые сотрудники самой Генпрокуратуры, которым в свое время поручались проверки по моим жалобам, прошу Вас провести проверку лично и возбудить уголовное дело в отношении указанных мною лиц, а также принять меры по запрету этим лицам выезда за пределы Украины на время досудебного следствия. Прошу также наложить арест на имущество и денежные средства, принадлежащие указанным лицам с тем, чтобы обеспечить возможность возмещения материального и морального ущерба потерпевшим от их преступных действий или преступного бездействия. Прошу также разъяснить мне мое нынешнее процессуальное положение, а также снять незаконно наложенный арест на мое имущество. Кроме этого, меня интересует местонахождение незаконно изъятого у меня имущества сотрудниками УБОП.

Вся необходимая информация содержится в материалах вышеуказанного дела и моих неоднократных жалобах в Генеральную прокуратуру. Прошу ответить мне в письменном виде по адресу: 86132, г. Макеевка -32, а/я 778

30 сентября 2003 г.

Ждем ответа. Мой собеседник и тут встрял: говорит, что лучшим ответом для него было бы известие об аресте указанных в его заявлении лиц. Что поделаешь – «низменные побуждения» одолевают…

Александр Вакула, форум «УК».

Читайте также: